ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

O'Лири подошел к окну и отодвинул штору. Наступили глубокие сумерки, и башенки Стеклянного Дерева сверкали и переливались в призрачном свете. Он попытался вспомнить многочисленные переходы, коридоры и воздушные мосты, среди которых ему надо было выбрать маршрут до той башенки, где томилась леди Андрагорра.

Только бы не заблудиться. Неслышно ступая, он вышел из комнаты. Один-единственный солдат, стороживший в самом конце освещенного коридора, даже не оглянулся.

* * *

Три раза за последние полчаса коридоры заводили Лафайета в тупик, вынуждая возвращаться. Но в конце концов он нашел лестницу, по которой стражники тащили его несколько часов назад в тюрьму. На верхней площадке скучал солдат, вооруженный до зубов. Затянув потуже тесемки плаща-невидимки, O'Лири бесшумно подошел к часовому и аккуратно ударил ребром ладони по шее. Бережно подхватив падающее тело, он положил его на пол и попытался открыть дверь. Она оказалась запертой. Лафайет постучал.

—Леди Андрагорра! Откройте! Я — ваш друг! Я помогу вам бежать! — Он прислушался, но за дверью царила мертвая тишина. Быстро обыскав солдата, Лафайет нашел кольцо с ключами и через минуту вошел в темную пустую комнату. — Дафна? — негромко позвал он.

Ни звука в ответ. O'Лири заглянул в ванную, открыл дверцы шкафа, осмотрел прихожую.

—Все сходится, — пробормотал он. — Круппхим — Горубль сказал, что она исчезла. Но куда? — Он пересек комнату, вошел в эркер и уставился в угол. Ковер— самолет Марк IV бесследно исчез. — Почему я, старый дурак, его не спрятал? Понадеялся на устройства Микропчика, болван самоуверенный, и решил, что справлюсь за пять минут и убегу вместе с Дафной. А теперь я здесь застрял, и даже если найду ее, на чем мы улетим?

Лафайет вышел из комнаты, закрыл за собой дверь. Часовой

пришел в сознание и что-то бормотал себе под нос. O'Лири невольно прислушался.

—…не виноват я, начальник, как же это можно улететь из башни, коли ты не птичка? А во дворе ни одного кусочка нет, так что я считаю, этой дамы тут вовсе не было…

—Гм-мм… — пробормотал Лафайет. — Верно подмечено. Действительно, как ей удалось бежать? Разве что на Марке IV. Но ведь это невозможно. Кроме меня, никто не может им воспользоваться.

—А? — Стражник, держась за шею, принял сидячее положение.

— Брошу пить. Обязательно. То в обморок падаю, то голоса какие-то слышатся…

—Ерунда, — раздраженно заявил Лафайет. — Ничего тебе не слышится.

—Фу, слава богу! А то ведь и рехнуться недолго. — Цепляясь за стенку, солдат поднялся на ноги. — Надо бы выпить по этому поводу.

«Теперь я ничем не могу помочь леди Андрагорре, — подумал Лафайет. — Но. — боже всемогущий, я совсем забыл о Свайнхильде! Бедная девочка, одна, в темноте…»

Он кинулся вниз по лестнице.

Коридор, высеченный в скале, был узок и извилист. Лафайет шел мимо запертых на тяжелые засовы дверей, за которыми томились потерявшие надежду пленники в грязных лохмотьях, с отросшими бородами, лежащие на гнилых соломенных матрасах. Вдоль стен горели тусклые лампочки по пятнадцать ватт. В самом конце коридора путь преграждала массивная дверь, запертая на несколько ржавых замков.

Значит, так… правое крыло дворца— где-то близко. — примерно здесь…

Лафайет нашел место, на котором появился, первый раз выйдя из камеры, и принялся внимательно изучать стену. Ему вовсе не хотелось повиснуть в воздухе или вновь оказаться во дворе. Неожиданно он услышал сзади чьи-то крадущиеся шаги. В ту же секунду O'Лири включил плоскоход, сделал несколько шагов в темноту и вернулся в нормальное состояние.

—Свайнхильда? — негромко позвал он. — Свайнхильда?

За его спиной послышался негромкий звон и шуршание одежды, потом появилась полоска света, постепенно расширяющаяся. В дверном проеме возник силуэт мужчины в помятой шляпе и со связкой ключей в руках.

—Лафайет! — прошипел раздраженный голос. — Ты здесь?

—Лоренцо! — воскликнул O'Лири. — Откуда? Я думал…

—Значит, ты все-таки вернулся, — сказал Лоренцо, облегченно вздыхая. — Как раз вовремя! Я уже третий раз спускаюсь в эту вонючую дыру! Пойдем скорее. Когда— нибудь мое везение кончится.

—Как тебе удалось бежать?

—Когда ты ушел и даже не попрощался, я понял, что в камере есть потайной ход, и в конце концов обнаружил на потолке небольшую дверцу. С тех пор меня могли сцапать тысячу раз. Наверное, ты был прав, когда говорил, что этот мир реален. И играть в кошки-мышки с солдатами понравилось мне куда больше, чем спать с мышами в камере. Пойдем!

—Не могу. Леди Андрагорра исчезла…

—Она со мной. Сидит за окном на Марке IV. Полезная вещь, должен тебе сказать. Нет, хорошо все— таки, что я сплю, иначе никогда не поверил бы, что ковры-самолеты существуют на самом деле. Послушай, долго тебя ждать?

—Прекрасно! — проворчал O'Лири. — Подразумевалось, что он настроен на мою личную длину волны…

—Не шуми. Солдаты играют в карты на верхней площадке лестницы.

—Подожди минутку, — попросил Лафайет. — Мне необходимо задержаться, чтобы…

—Ты в своем уме? Я всем рискнул, даже не зная, вернешься ты за мной или нет, повинуясь никчемному чувству ответственности, которое помешало мне удрать на Марке IV и бросить тебя в беде, а ты собираешься задерживаться! Делай что хочешь, я пошел! — Он швырнул ключи на пол.

—Жди меня на ковре, — прошипел Лафайет вдогонку, подхватывая ключи на лету и выходя в коридор.

Отперев первую дверь, он распахнул ее и тут же захлопнул, услышав из темноты разъяренное рычание, напоминающее рев гризли. Мгновением позже дверь сотряслась от тяжелого удара. Во второй раз O'Лири повел себя осмотрительней и сначала заглянул в щелку.

—Свайнхильда!. — шепотом позвал он и был вознагражден удивленным и радостным восклицанием. Зашуршала солома, запахло чесноком, и теплое-тело прижалось к его груди.

—Лэйф, а я думала, ты меня бросил. Мускулистые руки с удивительно мягкой кожей обвили его шею. Нежные губки прижались к его губам.

—Ммммххххннннмммм, — сказал O'Лири, но внезапно понял, что испытываемое им ощущение никак нельзя назвать неприятным. Кроме того, он просто не имел права оскорбить бедную девушку, отказавшись принять ее дружескую благодарность… В течение тридцати секунд Лафайет добросовестно исполнял свой долг.

—Ну же, Лэйф, хватит, не время сейчас, — сказала Свайнхильда, с трудом, переводя дыхание. — Давай сначала удерем из тюрьмы, слишком она похожа на мой дом. Держи завтрак. Он мне всю грудь натер.

O'Лири машинально сунул промасленный пакет в карман, взял девушку за руку и повел за собой по темному коридору, стараясь двигаться бесшумно. Внезапно они услышали грубые голоса, крики, взволнованное восклицание, похоже, произнесенное Лоренцо, и женский визг.

—Скорей! — Лафайет побежал вперед.

Звуки борьбы, тяжелого дыхания и увесистых Ударов слышались все отчетливее. O'Лири завернул за угол и увидел своего бывшего товарища по камере, которого пытались скрутить двое высоких стражников. Третий крепко держал леди Андрагорру за талию.

Один из стражников швырнул Лоренцо на пол и поставил ему ногу на спину, не давая подняться. Солдат, державший девушку, увидел O'Лири, поперхнулся, открыл рот…

Лафайет запахнулся в плащ, сделал шаг вперед, утопил кулак в солнечном сплетении ближайшего стражника и ударил носком сапога по бедру второго. Увернувшись от обоих солдат, нелепо размахивающих руками в воздухе, он подскочил к третьему и резко стукнул костяшками согнутых пальцев по почке. С удовлетворением услышав дикий вопль, Лафайет взял леди Андрагорру за руку.

—Не бойтесь, я — ваш друг, — прошептал он и потащил девушку за собой, лавируя между ругающимися солдатами. Один из них попытался схватить ее за плечо, — получил сильнейший удар в челюсть и отлетел к стенке, медленно оседая на пол. В это время из-за угла появилась Свайнхильда и широко открытыми от изумления глазами посмотрела прямо сквозь O'Лири.

—Лэйф, — выдохнула она. — Откуда ты взял эту шляпу?

29
{"b":"17772","o":1}