ЛитМир - Электронная Библиотека

Свернувшись клубком, демон мысленно вернулся к вопросу брони. Он уже успел отрастить ядовитые зубы, слегка укрепил когти и боялся что излишне грозный вид натолкнет глупого человека на мысль использовать его главный талант. То есть убивать людей и есть их души. Хорошее дело, но зачем облегчать хозяину жизнь и уменьшать число его врагов? К тому же в бою легко погибнуть самому. Так стоит ли наращивать её сейчас? Сегодня хозяин позволил ему сбежать лишь из— за его слабости, а дальнейшие изменения неизбежно будут замечены. Можно попытаться прикрыть чешую шерстью, но опыт подсказывает что шерсть скорее всего отвалится...

Демон вернулся к реальности. Времени прошло немало, а невидимая нить, соединявшая его с хозяином оставалась невредимой. Надежды на освобождение стремительно таяли. Вспомнилось что люди иногда берут других людей в плен. А потом — невиданная глупость — ОТПУСКАЮТ. Даже не съев ни кусочка.

Когда на холм взбежал маленький враг— которого— нельзя— есть, демон вжался в дерево, пытаясь слиться с листвой. Черный цвет не очень этому способствовал, наводя на мысль о необходимости сделать будущую броню зеленой. А может вообще меняющей цвет или прозрачной?

Впрочем детенышу сейчас было не до поисков демона. Вэйн упал и испуганно вскрикнул, напоминая о тех, чьи души демон когда— то съел. На секунду их взгляды встретились и в глазах глупой еды вспыхнула надежда. Демон не собирался рисковать своей драгоценной жизнью и лишь с интересом следил за развернувшейся внизу охотой. Преследователь воспользовался заминкой чтобы сократить расстояние и вскинул топор, готовясь завершить месть. И тогда произошло неожиданное. Из рук детеныша вырвался поток пламени, обжигая лицо и навсегда лишив мстителя возможности видеть. Нестерпимая боль заставила мужчину выронить топор, после чего его участь была предрешена. Больше выжидать было нельзя. Дар— Кыгых спрыгнул охотнику на загривок и куснул в шею, одновременно впрыскивая яд и высасывая жизненную энергию. Еда покачнулась, захрипела и рухнула безвольным трупом. Демон ловко спрыгнул, приземлившись на все четыре лапы. Приземление вышло не очень удачно, что логично навело на мысль отрастить ещё пару конечностей. Так, на всякий случай.

— Это ты? Спасибо.

"Спасенный" подполз ближе и, размазывая слезы, принялся гладить демона. Кот внутри довольно заурчал. И демон с ним согласился —  даже от живой еды иногда бывает польза. Причем не только тем, что её можно съесть позже. Мысль показалась новой. Интересно, а с чешуёй это будет так же приятно?

— Мяу... — демон потерся пока ещё мягкой шкуркой о ногу.

***

Утолить жажду крови не удалось. Ар и двое бывших разбойников, которым повезло не погибнуть сразу, сумели оказать достойное сопротивление. Последний из бандитов засел на дереве и выдал себя сам, по глупости пустив стрелу. На свою беду удачно, сократив число выживших.

— Спускайся, ублюдок. — лениво убеждал Клещ, не торопясь впрочем высовываться из укрытия. — все равно тебе не жить. А знаешь что? Лучше бросься головой вниз. Сломаешь шею и никаких мучений.

— Ни за что. — огрызался лучник, но не стал тратить стрелу, выжидая момент. — Сейчас остальные подойдут и конец вам.

— А то мы знаешь, как тебя поймаем — на кол посадим. Если кол сделать потолще и не остругивать ты сможешь прожить дня три. Если очень не повезет то и четыре. Птицы выклюют тебе глаза, горло осипнет от крика, наконечник пройдет через кишки и проткнет тебе язык, а ты ещё будешь жить. Неприятное зрелище, скажу я тебе...

— Твари! — в голосе явственно слышалась истерика. Стрела воткнулась в ствол, рядом с тройкой своих сестер. Клещ зло рассмеялся.

Лучник спрыгнул с ветки и, бросив кочан и лук, побежал в противоположную от врага сторону. На свое несчастье прямо на Ара. Метнувшись в сторону, он попытался проскочить, но получил копьем плашмя по ноге. Ар навалился сверху, загнув упавшему руки и завязал его собственным поясом. Подоспевший Клещ только усмехнулся и опустил копье.

— Вставай, скотина. — слова сопровождались пинком под ребра. Пленник, парень лет двадцати, вскрикнул и заплакал. — Где мой племянник? Пацан лет двенадцати, ты видел где он?

— Нет, господин. Ради всех богов, отпустите меня.

— Значит ты нам не нужен. — констатировал Ар. — Клещ, найди какую— нибудь осину. Если мой племянник не найдется его посадим на кол, как ты и обещал. А пока пусть поработает.

Пленник, подгоняемый пинками, принялся стаскивать трупы к найденной неподалеку яме. Вот только дело портила одна деталь... Мертвых разбойников было только пятеро.

— Двоих не хватает. Кого?

Пленник оторвал застывший взгляд от тел совсем ещё молодого парня и помотал головой.

— Не знаю. Вы же все равно меня убьете? — соврал пленник. На этот раз в его взгляде помимо страха мелькнуло что— то ещё. Надежда? Ненависть? А может и то и другое? Игорь пожалел что не умеет читать мысли. Куда же делся этот...

— Я здесссь. — возвестил о своем появлении демон.

***

Игорь лежал на трясущейся повозке и думал. Мысли бродили большей частью пессимистичные. Азарт, долгое время толкавший на поиски нового, последнее время куда— то испарился. Неизведанный мир больше не манил загадками, обернувшись риском смерти. Цинизма безразлично плевать на трупы врагов уже не хватало, это занятие вообще быстро надоедает.

— А что будем делать с пленным?

— Как закончит закапывать яму, отпусти его. —  громко произнес Игорь. И недвусмысленно провел рукой по горлу. Оставлять свидетеля было опасно. — Он нам больше не нужен.

— Понимаю. —  довольно осклабился Клещ. — Это правильное решение.

Правильное ли? Теперь, спустя время, Игорь в этом сомневался. Нужно было сделать все самому, а не вселять в пленника лишние надежды. Его беспокоило даже не столько "оборванная жизнь", сколько проявленное лицемерие. Поглощенные души изменили его далеко не в лучшую сторону. Впрочем стоит ли беспокоиться о таких мелочах? Все равно о райских вратах можно давно забыть, христианство изначально колдунов не жалует. Рука нащупала под одеждой крестик. В богов он давно не верил, так что подыскивать более удобную религию смысла нет.

Желая отвлечься, Игорь принялся перебирать трофеи. Увлекательное действо. В любом человеке есть что— то от хомяка и, глядя на собранную добычу, становилось ясно что у местных этот грызун куда больше. Ворох одежды парень не стал даже рассматривать. Чужие сапоги, вылинявшие штаны и рубахи, к тому же кое— где покрытые засохшей кровью как— то не вдохновляли. Даже понимание того что вся одежда тут делается вручную не заставила бы его раздевать трупы.

Чуть больший интерес вызвали доспехи. Куртки из плотной кожи с медной чешуей, прикрывающей наиболее уязвимые места, три медных же шлема, и бронзовая кираса командира с небольшим геральдическим пауком на груди. Паук тут был явно лишним и, после небольшой обработки огнем, превратился в бесформенное пятно. Знаки стражи на доспехах так же постигла схожая участь. Лишь серебряный браслет, снятый с рыцаря, избежал превращения в слиток.

После этого настала очередь оружия. Из дорогого в этих краях железа были лишь наконечники копий, арбалет, болты, пара кинжалов и меч командира. Остальное оружие было традиционно бронзовым. Убить таким безоружного человека легко, но вот пробить мало— мальски достойный доспех уже затруднительно. Хотя и тут владельцы старались придать оружию индивидуальность: рукоять нередко была украшена резьбой, мелкими камешками, или лентой. Красиво, но слишком приметно. Пара захваченных луков был из разряда самых простых и без тетивы напоминали простые палки. Даже единственный плод высоких технологий — арбалет был слабоват, бригантину пробил с трудом. К счастью, иначе вырвать его он бы не сумел.

Большая часть захваченных амулетов ничего не стоили. Обереги от духов тут носили все, и пограничники выделялись только тем что их амулеты действительно кое— как работали. Грубые и дешевые поделки, но именно это в них и представляло интерес. Такой магический мусор, разобравшись, можно без особых проблем делать самому. Только другой вопрос надо ли? Максимум что могли эти амулеты — отогнать от хозяина слабеньких духов и, может быть, предупредить о направленной на него магии. Хотя и это лучше чем ничего.

48
{"b":"177724","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Русская канарейка. Желтухин
Асоциальные сети
Держава и топор
Напряжение на высоте
Порочный
Формула моей любви
Троица. Будь больше самого себя
Дыхательная гимнастика китайских долгожителей
Геометрия моих чувств