ЛитМир - Электронная Библиотека

— Полагаете, все дело в программах биомодификации пилотов?

— Другого ответа нет. — Мерье открыл свою папку и положил на стол перед адмиралом еще один документ. — Совершенно точно установлено, что машина управлялась пилотом, который находился внутри. Это следует из данных службы радиомониторинга, перехватившей переговоры с землей и не зафиксировавшей канал управления. Таким образом, секрет этой машины следует искать совсем в другом месте, а это уже не по нашей части.

— Сол, вы представляете, что произойдет, если русские поставят эту систему на поток? — Гонзалес, никогда не повышавший голоса, стал говорить совсем тихо. — Четыре наших машины этот проклятый комми сбил, словно мишени! Да еще и поигрался перед этим, с легкостью уходя от ракет!

— Мы считаем, что задержка была связана с тем, что пилот не получил разрешения на поражение наших машин.

— Генерал Макартур меня чуть с потрохами не съел. — Адмирал чуть прикрыл глаза. — Оказывается, они ждали вылета этой птички почти две недели. Подтянули системы радиоподавления и перевели на круглосуточное дежурство одну из лучших эскадрилий. И тут такой конфуз. Этот парень еще и поглумился над пилотами напоследок. Теперь Макартур ищет, на ком бы отыграться. ВВС объявил о внеочередном заседании объединенного штаба, а командование назначило служебную проверку.

— Но, сэр, последнее, на что можно рассчитывать, это на то, что русские окажутся легкой мишенью. — Капитан развел руками. — Наша экономика трещит по швам, люди работают уже круглосуточно, а русские просто перевели всю страну на военное положение, а особенно недовольных или пересажали, или просто лишили гражданства и выслали из страны. У них даже запасы редкоземелов и сырья оказались втрое больше от наших прогнозов. Плюс их кооперация с китайцами и индусами. Это же больше двух миллиардов населения! Причем китайцы еще не израсходовали тот промышленный потенциал, который мы сами им сделали в конце прошлого века.

— Я в курсе, Сол. — Гонзалес кивнул. — Но, боюсь, разговорами и простым перекладыванием ответственности мы не отделаемся. Нужны хотя бы наметки операции по получению нужной информации. Давайте трясите свои старые кадры, перелопачивайте доступные источники, в общем, делайте что хотите, но информация должна быть. Иначе — пенсия с понижением статуса. А вы, надеюсь, не хотите перейти в категорию «С»?

— Нет, сэр. — Мерье даже передернуло от этой мысли.

— Вот и отлично. — Адмирал смел бумаги со стола и не глядя бросил их в шреддер. — Надеюсь, вы успеете раньше, чем приказ о вашем увольнении.

Мерье покинул кабинет начальника в совершенно скверном настроении. Гонзалес, как всегда, нашел виноватого, и это был совсем не он. Мерье, чтобы успокоиться, спустился вниз пешком и, пройдя через крошечный сад, разбитый во внутреннем дворе управления, поднялся к себе в отдел. Он еще не знал, что вечером в маленьком затрапезном стрип-баре, куда он забегал после работы, ему сделают предложение, от которого невозможно будет отказаться.

Земля, Россия, база ВВС «Минск»

Все летчики эскадрильи были уже семейными людьми, и лишь Барков оставался холостяком. Жены летчиков приняли близко к сердцу положение молодого пилота, и не было недели, когда бы его не знакомили с очередной племянницей или случайно заехавшей погостить подругой.

Гигант двухметрового роста с литой мускулатурой, словно вышедший из мастерской скульптора, да еще и орденоносец, был завидным женихом, но Анатолию как-то удавалось пока избегать брачных ловушек, что служило вечной темой для женских пересудов и неисчерпаемым кладезем для шуток сослуживцев.

Вот и на этот раз ему чуть было не сосватали в качестве спутницы миниатюрную и стройную, словно статуэтка, красавицу, приходившуюся какой-то дальней родственницей капитану Ахунову. Но Анатолий мужественно сбежал, как только понял, для чего был приглашен на чай в апартаменты, занимаемые семьей немногословного капитана.

И дело было вовсе не в том, что Анатолий придерживался каких-то ограничений в личной жизни. Мимолетные отношения без обязательств его вполне устраивали. Но как только в голове очередной подруги начинал звучать марш Мендельсона, молодой старлей смело и решительно давал деру.

Единственным местом, куда еще не добрались члены стихийного женсовета, был спортзал и зал пилотских тренажеров, в котором Барков частенько прятался от назойливого внимания. Вынужденный проводить время в тренажерных залах, он нагружал себя максимально, пытаясь не только понять пределы полученного им тела, но и максимально расширить их. Теперь он, безусловно, мог выиграть любой чемпионат по боевым единоборствам, но это было уже неинтересно и не совсем честно по отношению к другим участникам.

Еще много внимания он уделял собственно тренажерам, отрабатывая сложные ситуации и групповую работу. Однако уже через некоторое время понял, что этот источник вычерпан до дна. А поскольку энтузиазм девушек все не иссякал, пришлось искать другие методы убийства свободного времени.

В библиотеке были программы не только для летчиков, но и для квартировавшей на базе крылатой пехоты — воздушных десантников. Включив ради интереса блок начального уровня под названием «Поиск в составе разведгруппы», он был удивлен и раздосадован, так как всего его опыта и реакции хватало лишь для первых минут боя.

Тактика засад, минирование и штурм здания — все это явилось настоящим откровением для пилота, полагавшего, что наземные бои — нечто примитивное и доступное каждому. И даже опыт многочисленных схваток на Эронде тут мало чем мог помочь, потому что вооружение и тактика были абсолютно другими.

Сколько раз его убивали в ходе учебных боев, он уже давно потерял счет. Но привычка доводить каждое начатое дело до конца постепенно взяла верх, и пусть не сразу, но что-то у него уже начинало получаться. А совсем дело пошло, когда он столкнулся в тренажерном зале с капитаном-десантником. Увидев в руках Анатолия блок с надписью «Засада в горно-лесистой местности», капитан неожиданно рассмеялся и показал то, что было у него в руках.

— Многоцелевой десантно-штурмовой транспорт «Тигр». — Барков улыбнулся. — Занятный выбор, товарищ капитан.

— А уж у тебя какой смешной. — Капитан перехватил блок левой рукой и протянул руку: — Сева.

— Толя. — Старший лейтенант пожал крепкую руку десантника.

— Слушай, — капитан чуть прищурился, — ты, я знаю, пилот не из последних… Помоги разобраться с этой штуковиной. А то она меня все время катапультирует и чего-то пишет, а я даже слов таких не знаю.

— Да не вопрос. — Анатолий улыбнулся. — Можем войти в режим спарки. Так будет проще объяснять.

— Договорились. — Офицер радостно кивнул. — А я, если захочешь, помогу тебе с нашей наукой. Там, конечно, все попроще, но свои сложности тоже есть.

— Здорово! А то я тоже половины ваших слов не понимаю. Вроде русский язык, а вообще ни фига не ясно.

Прошли два месяца, заполненные войной и учебой. Анатолий познакомился и подружился не только с помогавшим ему капитаном, но и с другими десантниками, оказавшимися общительными и компанейскими ребятами. У этих парней была своя война. Часто они рассказывали, как приходилось вступать в бой с не добитыми пилотами инопланетных кораблей или с такими же, как они, земными десантниками, претендующими на ценные трофеи. С удивлением Анатолий узнал, что на земле война шла не менее, а часто и более интенсивная, чем в небе. Каждая сбитая машина, упавшая вблизи границ или, что еще хуже, на территории относительно слабых государств, становилась объектом настоящей охоты, и бои вокруг «тарелок» вспыхивали нешуточные. Дело порой доходило до штурмовок фронтовой авиацией и ракетно-артиллерийских ударов, но все, что удавалось захватить, ценилось дороже золота.

За бой, в котором Анатолий сбил «тарелку» и шесть «калош», и за вылет по спасению он получил Георгиевский крест, орден Красной Звезды и премию в размере годового оклада. А вся эскадрилья в дополнение к наградам и новеньким, только с завода машинам — благодарность от командующего и приглашение на бал, посвященный Дню ВВС.

20
{"b":"177725","o":1}