ЛитМир - Электронная Библиотека

— Там у нас летун на месте. Координаты и код маячка я тебе скинул. Отлови этого Рэмбо недоделанного и в тыл курьерской скоростью. А то всю плешь прогрызут.

— Понял.

Вторая колонна сразу ушла чуть в сторону, чтобы по широкой дуге выйти к холму, за которым прятался Барков, а машины основной группы начали останавливаться и высаживать десантников.

То, что прибыло подкрепление, Анатолий понял, когда мимо него по направлению к кораблю деловито прошуршали несколько десятков самоходных мин, напоминающих крупных крабов. К этому моменту перед позицией летчика уже дымились останки еще двух «самоваров» и одного агрегата побольше, стоившего капитану трех гранат и чуть подпаленного левого плеча.

Обогнув лежащую в траве гранату с активированным дистанционным взрывателем, пэмэушки двинулись дальше, а рядом с Анатолием присел на корточки незнакомый офицер в тяжелой броне и поднял бронестекло.

— Старший лейтенант Игнатов. — Он сдернул перчатку и крепко пожал руку Баркова. — Сейчас отправим вас. Транспорт, извините, нелетучий, но у нас площадка в километре отсюда. Спасатели уже, наверное, там.

— Да я бы тоже с удовольствием прогулялся внутри. — Барков высунулся наружу, услышав грохот взрыва. — Есть у меня небольшой счет к этим тварям. У меня почти всю эскадрилью положили, и мне очень хочется подержать парочку серых за горло.

— Вы свой счет будете закрывать в небе, — непреклонно ответил офицер. — А здесь наша работа.

Договорить он не успел. Проламывая подлесок, в их сторону двигалась широкая невысокая машина, уже полыхающая вспышками из многочисленных орудий. На низких, словно приплюснутых, бортах были видны подпалины и вмятины, оставленные близкими разрывами подвижных мин.

Из кустов с легким шелестом вылетело несколько гранат, но, не долетев до корпуса, взорвались, сбитые лучевыми пушками, и танк сразу же ударил в ответ так, что растительность, из которой стреляли, вспыхнула жарким огнем.

— А как тебе такая штуковина? — Барков насмешливо посмотрел на старшего лейтенанта.

— А чего штуковина? — Десантник, не отрывая взгляда от танка, пожал широкими плечами. — Валили и не такие. — Он прижал ларингофон. — Сема, Радор. Обойдите сбоку и попробуйте шарахнуть бронебойкой.

— Не парь людей. — Барков поднял руку с зажатым в ней радиовзрывателем. — Сейчас посмотрим, как у него брюшко сделано.

Взрыв гранаты прозвучал негромко, словно через стену, но эффект был гораздо заметнее. Мощная вспышка озарила лес, и из центра боевой машины вырвался столб пламени и дыма.

— А чего это там так бумкнуло? — Десантник с подозрением посмотрел на горящую машину, а затем перевел взгляд на Баркова.

— Да ваша же родная эргэошка.

— И с каких это пор они входят в НАЗ истребителей? — Взгляд Игнатова прошелся по экипировке пилота, отмечая ее продуманность и полное несоответствие штатным.

— Подарили. — Барков улыбнулся. — Да не бойся. Стреляю я неплохо, двигаюсь быстро, так что багажом не буду.

— Нет. — Шнур покачал головой. — Меня комбат без соли съест, а потом все, что не переварится, смоет на гражданку.

— Это видел? — Барков, тянувший со своим главным аргументом до последнего, вытащил из кармашка удостоверение.

— Военная разведка? — Старший лейтенант задумчиво нажал вызов командирского канала. — Тащ полковник, здесь Шнур. Обнаружен и уничтожен неизвестный объект. Длина двадцать метров, ширина — пять, высота — полтора.

— Как подбили? А то Кол никак справиться не может.

— Так это летун. Забросил в траву эргэошку и ждал, пока эта хрень на него накатит. Он, кстати, трясет крутым аусвайсом. Хочет танцев и песен.

— Что за бумага?

— Удостоверение номер триста сорок два пятьсот шестнадцать. Серия А-Вэ. Три болта, между прочим.

— Бл… — Полковник Тихонов прижал микрофон. — Саттаров, проверь быстро, что это за птиц такой. — Потом переключился на командира первого взвода: — Кол. Давай затаскивай своего зверя на минную закладку. Похоже, у него брюхо слабое.

— Товарищ полковник. — Оператор связи ткнул пальцем в экран, где высветился ответ информационной системы. — Категория «А-6». Капитан Барков.

— Шнур, ты меня еще слышишь?

— На проводе.

— Пусть надиктует тебе отказ от эвакуации и лезет хоть слону в задницу.

— Есть. — Командир взвода уже повернулся в сторону пилота, когда в ухе прозвучало:

— Ты все же присмотри за ним. А то ведь знаешь, все равно в случае чего весь мозг высушат.

— Понял. — Шнур снял шлем и протянул Баркову. — Говорить вот в эту дырочку. Я, такой-сякой, отказываюсь от эвакуации, потому как не желаю помереть быстро и легко, а желаю непременно помучаться.

После того как Барков произнес в микрофон записывающего устройства отказ от помощи, взводный радист быстро перестроил радиостанцию пилота на частоту десантников, а сам Анатолий торопливо пополнял боезапас.

— Так, пернатый. Вперед не лезть, радио слушать, как свою маму. Я, конечно, догадываюсь, что какую-то подготовку ты прошел, но здесь все по-другому. Тебя как звать-то?

— Анатолий. Можно просто Барк.

— А меня Сергей. Можно Шнур. — Старший лейтенант кивнул. — Ну что, пойдем посмотрим, как умирают серые человечки?

ГЛАВА 18

Из информационного формуляра Главного технического управления ВКО

…В ходе исследований объектов типов К-8 и К-9 установлено, что наиболее уязвимой зоной для пушечного огня является передняя часть, так как там установлена аппаратура самонаведения, прикрытая обтекателем из легкого сплава. При поражении головной части происходит разрушение сенсорных устройств и объект перестает маневрировать.

В приложении на Су-72 «Сапсан».

Новая версия прошивки БИУС истребителей — 131.55.08 изменяет точку наведения автоматической системы ведения огня и исправляет ошибку, проявлявшуюся в срыве слежения.

На основании нового алгоритма улучшено прогнозирование маневра и исключено наведение двух турелей на одну цель.

Изменен алгоритм управления ЭДСУ с целью обеспечить возможность маневрирования с помощью гравитронов.

Уральский оперативный район. 30 километров к северо-востоку от города Верхотурье

Прикрываясь горящим танком, взвод, рассыпавшись по лесу, неторопливо подбирался к борту корабля. Анатолий двигался в группе, заходящей со стороны кормы. Уже были слышны цокающие звуки ремонтных роботов и ощущался жар от нагретой брони корабля. Кусок обшивки рухнул вниз, ломая деревья, а по пандусу, вминая створку еще глубже в мягкий грунт, загудел еще один танк.

По броне машины сразу защелкали тяжелые бронебойные пули, а взвод Игнатова открыл ураганный огонь из подствольных гранатометов. В момент, когда уже казалось, что оружие землян бессильно, танк вздрогнул и зачадил густым едким дымом.

— Вперед!

Проскочив между броней и краем люка, группа вошла внутрь корабля. Помещение, куда они попали, явно предназначалось для технических целей. Прижавшийся к стене Барков почувствовал вибрацию корпуса и движение стены как раз в тот момент, когда он закладывал новую кассету в гранатомет. Не отдавая себе отчет, а действуя на рефлексах, которые вбили в него при обучении десантники, Анатолий выдернул из кармашка гранату и метнул ее в открывающийся створ.

— Бойся!

Еще один танк, собиравшийся покинуть бокс, так и остался внутри обгоревшей и развороченной массы железа.

Шнур, показав пилоту большой палец, повел людей по длинному, тускло освещенному коридору.

Первого инопланетянина Анатолий убил, даже не поняв, что произошло. Из бокового ответвления выкатилась невысокая тележка с восседающим на ней существом в бесформенном балахоне. Девятимиллиметровая пуля просто оторвала серому голову, а лишенная управления машина ткнулась в стену и замерла.

— Быстро стреляешь, Барк. — Командир взвода одобрительно кивнул и развернул тактический планшет.

— Самое главное — точно. — Сержант, заляпанный мозгами серого с головы до ног, смахнул с наплечника небольшой комочек грязи. — Если бы задел его пушку, мне точно кирдык.

38
{"b":"177725","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Смутное время
Еретик
Легенда о Подкине Одноухом
Зеркальный гамбит
Темная империя. Книга вторая
Багровый лепесток и белый
Призраки Орсини
Как Советский Союз победил в войне
Моя прекрасная ошибка