ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Недвижимое имущество? — спросил цунер с изменившимся тембром голоса.

— Я имею в виду сейчас поверхность вашей планеты, — объяснил Ретиф.

— Ах, это! Да. Я слышал, они решили поселиться под нами. Идиоты. Чтобы принять такое решение, надо в детстве с коляски свалиться. Но, впрочем, всяк по-своему накладывает на себя руки, как очень тонко подметил Церд, прежде чем покончил с собой, надышавшись азотной кислоты, — сказал цунер и вдруг как-то оценивающе посмотрел на Ретифа. — А ты, как я погляжу, к своей смерти подходишь изобретательно.

— В каком смысле?

— Я имею в виду твою тарзанку из виноградной лозы, — пояснил цунер. — Это опасно, знаешь ли. Клешня могла перерезать эти твои качели, как травинку. И полет мог закончиться в самой середине, а это… Ты понимаешь, чем это тебе грозило.

— Да, но у меня создалось впечатление, что хищник был занят в основном вами, — возразил Ретиф.

— О, да, он был занят мной. Почти поймал. Но его труд все равно не окупился бы: у меня невкусное мясо. — Цунер проверил работу транслятора, внимательно взглянул на землянина и спросил: — Должен ли я понимать твои действия так, что ты намеренно спасал меня?

Ретиф кивнул в знак подтверждения этой мысли цунера.

— Чего ради?

— По идее разумный всегда должен приходить на помощь разумному, особенно когда его хотят съесть живьем. Такова традиция.

— Ммм… Интересная концепция… Ага, а теперь ты, стало быть, рассчитываешь на то, что я верну тебе этот свой долг, да?

— Если это вас не затруднит, — невозмутимо ответил Ретиф.

— Но ты выглядишь таким съедобным, таким аппетитным… — вдруг заговорил цунер. Без всякого предупреждения одна из черных — будто ствол эбенового дерева — конечностей цунера взметнулась в сторону землянина, а когти на ней вытянулись на полную длину. Это был быстрый удар, но Ретиф оказался быстрее. Молниеносным выпадом он ударил носком своего ботинка в голень другой ноги цунера изо всех сил. Цунер завопил от боли и повалился вниз. Он успел подставить руки, чтобы не удариться лицом, но Ретиф не проявил милости: он врезал сначала по одной руке, потом по другой. В следующую секунду дуло маленького пистолета уперлось в щетинистый живот цунера.

— Эта штучка называется пистолетом. Мы, земляне, также умеем делать хорошие вещи, — сказал он спокойно. — Вы поймете это, когда я выстрелю.

— …но внешний вид может быть таким обманчивым, — закончил прерванную фразу цунер, потирая отбитые конечности.

— Ничего, это традиционная ошибка, — сказал Ретиф мирно. — Надеюсь, вы больше не будете рассматривать меня как кусок съедобного мяса? Кстати, именно так рассматривал вас тот хищник. Я тоже невкусен, поверьте: так, нестройный набор химических элементов.

— Да. Ну, хорошо, в таком случае, я, пожалуй, пойду, — сказал цунер и тут же повернулся от Ретифа в сторону.

— Прежде чем вы уйдете, — остановил его голос землянина, — необходимо, на мой взгляд, обсудить кое-какие вопросы. К нашей общей выгоде.

— О? Какие, например?

— Вторжение на Цун, это во-первых. И способы возвращения вашего племени на цунианскую твердыню, это во-вторых.

— Ты способен заставить. Знаешь, что я тебе скажу? Это своего рода невроз. Ни у того хищника, ни у моей скромной персоны нет дела до других, мы можем жить себе спокойно. Вмешиваться в чужие дела — тяжкий путь.

— Боюсь, в вашем трансляторе надо подрегулировать настройку, — сказал Ретиф. — Вы стали неясно излагать свои мысли.

— А мне вот тоже сдается, что ты что-то крутишь-вертишь, но прямо не говоришь, — признался цунер. — Я вижу, что ты пытаешься мне что-то объяснить, но, клянусь своей жизнью, не могу понять: что именно? Давай-ка прогуляемся ко мне домой. Примем аперитив и попробуем просветить друг друга. Кстати, меня зовут Кой Готовый Укусить.

— А меня Ретиф Иногда Уходящий в Запои, — ответил с улыбкой землянин. — Показывайте дорогу, Кой, а я сделаю все, чтобы от вас не отстать.

8

Это было захватывающее дух путешествие почти по верхушкам деревьев, длившееся около получаса. Цунер передвигался красивыми и удивительно длинными прыжками, после каждого из которых он несколько секунд отдыхал там, где приземлялся. Ретиф отчаянно пытался не потерять цунера из своего поля зрения. Он использовал для своего движения толстые ветви деревьев, виноградные лозы и старался не думать о той дикой пропасти, которая ожидает его, если он сделает хоть одно неверное движение.

Эта гонка закончилась у стофутового сферического пространства, которое было очищено от растительности и представляло собой что-то вроде тенистой, освещенной мягким зеленым светом пещеры. По ее окружности тянулись заросшие зеленью беседки и балкончики; маленькие, хрупкие на вид террасы были подвешены в тени ветвей и листьев гигантских местных папоротников. В поле зрения находилось несколько десятков цунеров, одни из которых отдыхали на удобно устроенных площадках, а другие развалились в креслах, сплетенных из крепких стеблей и мягко раскачивающихся под легким ветерком. Некоторые, казалось, бесцельно слонялись из одного насеста в другой. Наконец две-три особи висели, зацепившись конечностями за ветви винограда, и, видимо, спали.

— Придется тебя представить, — сказал Ретифу цунер. — Иначе ребята попробуют взять тебя на зуб, как я, и пострадают также, как пострадал я. Я против этого, потому что раненый цунер — не такая уж приятная компания. — Он выключил на минуту транслятор и издал резкий тонкий крик. Головы цунеров повернулись в сторону своего собрата и землянина. Кой произнес короткую речь, все время показывая рукой на Ретифа, который вежливо, но с достоинством кланялся. Цунеры очень быстро потеряли всякий интерес к землянину и вернулись к своим прерванным делам.

Кой указал Ретифу на маленький стол, поставленный на высоком брусе, вокруг которого симметрично располагались три сиденья. Ретиф занял свое место, Кой сел напротив него. Было немного непривычно, так как креслица качались и сильно прогибались под тяжестью Ретифа. Кой коротко и пронзительно свистнул, и тут же к столу прыжками приблизилось серое в черных крапинах существо. Кой отдал какое-то распоряжение, существо ускакало и через минуту вернулось с двумя флягами, из горлышек которых исходил приятный аромат.

— Ахх! — с наслаждением выдохнул Кой и откинулся на спинку своего кресла, скрестив под столом ноги. — Удобное кресло, фляга с аперитивом — это ли не Нирвана?! — Он поднял свою фляжку и, сунув горлышко в раскрытый рот меж рядами зубов, которые по своей остроте могли поспорить с зубами того хищника, и сделал большой глоток.

— Интересное местечко у вас тут, — сказал Ретиф, осторожно принюхиваясь к напитку. Затем он попробовал немного. Жидкость мгновенно растаяла у него на языке, оставив во рту мягкий и удивительно приятный аромат.

— Да, здесь неплохо, — согласился Кой. — Но было бы еще лучше, если бы не обстоятельства.

— Какие обстоятельства?

— Недостаточно пищи. Слишком много хищников. Таких, как тот, которого ты отправил на землю. Ограниченность жилого пространства — некуда пойти прогуляться. И, конечно, необходимо учитывать еще тот факт, что мы отрезаны от минерального сырья, полезных ископаемых. Это лишает нас перспектив технологического развития. Давай смотреть правде в глаза, Ретиф: мы сидим на дереве и этим все сказано.

Ретиф скосил глаза на одного грузного цунера, который на его глазах совершил один из тех удивительно длинных и легких прыжков, которые были характерны для этого племени.

— Кстати, о технологии, — сказал землянин. — Как вам удается этот номер?

— Какой?

— Вы весите, должно быть, не меньше трех сотен фунтов, но когда захотите, можете плыть в воздухе не хуже пылинок одуванчика.

— Ах, это. Вы называете это, видимо, чем-нибудь вроде врожденного умения. Это свойство присуще даже нашим стручкам со спорами, иначе они погибали бы при соприкосновении с землей. — Органическая антигравитация, — восхищенно проговорил Ретиф. — А, впрочем… Лучше бы это назвать телепортацией.

6
{"b":"17773","o":1}