ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ладно, з-замнем, — пробурчал Берест, успокаиваясь. — Чего звонишь-то?

— Да вот думаю, как бы у тебя разжиться фотороботами нашей визави?

— Это еще зачем?

— Просто, чтобы было…

— Не юли! Я же сказал, никакой самодеятельности! — голос Николая отвердел.

— Матвеич, исключительно для полноты картины! — я был сама невинность. — Я же тоже посещаю… энные заведения, по долгу службы, разумеется. Вдруг да увижу что интересное?..

— Для полноты, говоришь?.. Добро. Загляни в управление, к Афиногенову и сошлись на меня, — смилостивился он и отключился.

Я тут же созвонился с начальником криминалистической фотолаборатории капитаном Афиногеновым, и буквально через час он выдал мне под расписку целых пять (!) компьютерных фантомов подозреваемой. Теряясь в догадках, откуда же появился еще один, я внимательно просмотрел их и пришел к заключению, что на четырех из них почти наверняка изображена одна и та же женщина, хотя ее способность к перевоплощению потрясала! А вот пятая… С пятого фантома на меня в упор (я никак не мог отделаться от ощущения ее присутствия!) смотрела женщина, безусловно, похожая на первую, но отнюдь не чертами лица, а лишь выражением глаз. А вот черты-то как раз были совершенно другие! На пятом фантоме была зафиксирована женщина явно азиатского типа, этакая амазонка из древней Фемискиры с берегов Понта Эвксинского! Значит, их все-таки двое?!..

Так ничего и не решив для себя, я поспешил к Николаю в управление и застал его в прекрасном расположении духа, сидящим на подоконнике и посасывающим незажженную трубку.

— Ну-с, мистер Холмс, я жду от вас объяснений по поводу вот этого, — и я развернул веером перед его носом все пять изображений.

— Это же элементарно, Ватсон! — ехидно прищурился бравый комиссар. — Где же ваша дедукция?

— Все мое ношу с собой! — отпарировал я. — Где вы нашли нового «жмурика»?

— Сегодня утром в автокемпинге, за рекой, — охотно ответил Берест.

Но что-то в его голосе насторожило меня, хотя я все же поинтересовался:

— Тоже молодой и неженатый?

— Ну, не совсем молодой, и даже, может быть, не очень женатый, — продолжал подозрительно тянуть Берест.

— Коля, я ведь Лев по гороскопу, загрызу! — зловеще пообещал я. — И не посмотрю, что комиссар. Кто он?

— Догадайся с трех раз!

— Насмерть загрызу!..

— Ладно. Держитесь крепче, Ватсон, это — Нос! — наконец торжественно сообщил этот садист.

Вот тут я действительно едва не грохнулся на пол! Сам господин Дуладзе?!.. Мне понадобилось секунд пятнадцать, чтобы хоть вчерне переварить такую потрясающую новость.

— Причину смерти установили? — с трудом обретя голос, смог наконец выдавить я весьма важный вопрос.

— Предварительно. Разрыв аорты. Иваныч говорит, мол, следствие очень сильного испуга. И, ты знаешь, на этот раз я с ним полностью согласен. Видел бы ты выражение лица этой сволочи! Такое впечатление, что ему показали зараз все круги преисподней вместе с Апокалипсисом и Судным днем одновременно, — в голосе Николая сквозило неприкрытое удовлетворение.

— Свидетели есть? — сердцем я разделял его чувства, но чисто по-человечески мне было немного жаль: зачем-то ведь жил человек?

— Угу. Хозяин и горничная.

— Как она выглядела? — я вновь почувствовал нарастающий охотничий зуд. — Рыжая?

— Нет, брюнетка. А-ля смуглянка-молдаванка, — он принялся набивать трубку табаком и по комнате поплыл терпко-сладкий аромат вишневых листьев.

— Значит, уже пять вариантов?

— Вот именно! — в голосе Береста появилась озабоченность, он раскурил трубку и задымил как паровоз. — Слушай, Димыч, ведь не может же она менять свой экстерьер до бесконечности?

— Не может. Но меняет… — я тоже задумался, вспомнив весьма странный разговор с Ириной накануне и не менее удивительный ее уход, и ледяной ветерок сомнения на миг опахнул мое сердце. — Коля, и все-таки их двое! Я почти уверен.

— Почему «почти»? — сразу насторожился он. — Ты имеешь в виду кого-то конкретно?

— Нет… Пока нет. Просто у меня опять фантазия разыгралась.

— Котов, не тяни себя за хвост! Выкладывай!

Ну, если наш бравый комиссар начинает каламбурить, это верный признак надвигающейся грозы, и я почел за лучшее не навлекать на себя «громы и молнии Зевсовы».

— Видишь ли, Матвеич, у нас в редакции в среду интересный случай был, — я старался говорить вдумчиво, чтобы ничего не напутать и, главное, никого не подвести, но в то же время не затягивать объяснение, потому что Берест терпеть не мог пространных речей. — При обработке на компьютере одного снимка наш знаменитый сеньор Маслов, ты его знаешь, обнаружил очень странный эффект: будто бы в одном и том же месте одновременно оказались два разных человека.

— А точнее?

— То есть сначала на фото был виден только один, а когда снимок откорректировали «по светофильтрам» и еще чему-то, на месте первого вдруг проявился другой, — мне очень не хотелось уточнять, о ком идет речь, потому что верил в непричастность, по крайней мере, одного из них.

— Ты имеешь в виду наложение изображений? — высказал Берест очевидную догадку.

— В том-то и дело! Я тоже так подумал поначалу, но Дон Теодор заявил, что ничего подобного. Он предположил, что изображен все-таки один человек, просто из-за сложного освещения оказались слегка изменены пропорции лица, фигуры, цвет одежды…

— Но ты по-прежнему сомневаешься?

— Если честно, то да, — признался я и, дабы избежать нежелательных уточнений по поводу личности на снимке, добавил: — Так вот у меня появилась идея, а не проверить ли таким же образом фото Корсаковой, которое Олег выпросил у графини? Помнится, мне Федя Маслов говорил, что есть у него уникальная программа, позволяющая как бы снимать элементы грима на изображении и в результате видеть истинное лицо человека.

— А что, — на удивление загорелся Николай, — как говаривал «отец атомной теории» товарищ Бор, «идея достаточно безумна для того, чтобы быть истиной»! Снимок у тебя?

— У Ракитина.

— Ясно, — комиссар уже весь был там, за компьютером, выводя на чистую воду таинственную и неуловимую убийцу, и включил рацию на экстренную волну. — «Букет» вызывает «Гвоздику»… Ракитин, ответь!

— «Гвоздика» на связи! — послышался знакомый хрипловатый голос Олега. — Что случилось?

— Слушай, Ракитин, есть срочное дело… — и Берест коротко, доходчиво объяснил своему верному помощнику суть нашей «безумной» идеи. — Понятно?

— Так точно, Николай Матвеевич, выполняю! — отрапортовал тот и отключился.

— А если их все-таки двое? — повторил я свои сомнения. — Представляешь, комиссар? Два самых настоящих оборотня!

— Тем более надо ловить! — жестко заявил Берест и ткнул в меня погасшей трубкой.

— Что ж, надо — так надо, — вздохнул я, потому что на душе по-прежнему скребли кошки: что-то мы не так делаем?..

— Ты же обещал не ввязываться? — насупился Николай.

— Я и не буду. Специально. Ну, а вдруг?

— Тогда ты должен сразу звонить мне!

— Заметано, Матвеич! Я пошел.

— Привет! — и он тут же забыл о моем существовании, отвернувшись к пульту внешней связи.

Выйдя из кабинета комиссара, я медленно побрел к выходу, снова и снова пытаясь проанализировать ситуацию с фантомами.

Неужели все то, о чем говорила Ирина, правда, и такой человек — мадхъя? — все же существует реально?! Да не один, а сразу два, да еще и в одном городе?! Мыслимое ли дело? Или здесь все же что-то другое, что-то более реальное и прозаичное? Просто мы не видим этого! А если они, эти маги, существуют, да еще действуют сообща?.. Ух, ты! — меня аж передернуло от такого жуткого предположения, и в затылок дохнуло знакомым холодком опасности, «ветром смерти», как говорили древние мастера ниндзюцу. Но ведь тогда они нам действительно «не по зубам»! Что же делать?..

Все еще находясь под впечатлением собственного открытия, я вышел из управления, но только взявшись за ручку дверцы машины, понял причину своего внутреннего беспокойства: я же видел очередное перевоплощение той, «амазонки»! Вчера, в «Лайзе»! Спутница Вадима Руденко?!.. Не она ли убила Долгового, Вайнштейна и Дьячкова. Ведь именно их трупы, по заключению гистогенетической экспертизы, отличались от первой жертвы характером внутриклеточных повреждений! А вот с Дуладзе-то как раз, учитывая показания горничной и сторожа автокемпинга, была та же, что и с Володиным из гостиницы «Северной». Тогда действительно получается, что вторая просто прикрывается делами первой, чтобы все выглядело одинаково? Одинаково, да не совсем! Микроизменения тканей, не здесь ли разгадка?!.. От этой мысли меня бросило в жар, ладони моментально взмокли, и я даже выронил брелок с ключами, который, конечно же, улетел прямо под машину!

26
{"b":"177730","o":1}