ЛитМир - Электронная Библиотека

—Мистер, сдается мне, что тебе надо хорошенько объяснить, что такое гостеприимство переселенцев, — предупредил Джоб и, нахмурившись, снял с косяка обрез, направив в лицо Роджера дуло, калибр которого был с широко раскрытый рот. — Сдается мне, никто не выйдет отсюда, пока не попробует кашу.

—Я согласен, — сказал Люк. —С чем вы будете есть, просто так или со сметаной и сахаром?

—Господи, неужели весь этот разговор из— за какой-то каши? — спросила миссис Видерс, поднявшись со своего места. — Давайте я быстренько сделаю блинчики по-французски.

—Я никогда еще не пробовал французских блюд, — задумчиво произнес Джоб, — но мне бы хотелось…

—Хорошенькое дело, — взорвалась Чэрити. — Им, видите ли, не по вкусу старая добрая овсянка!

—Не будем спорить, — сказала миссис Видерс. — Если в доме больше ничего нет…

—Ах ты, дохлятина городская! — взвилась Чэрити и бросилась на соперницу.

Роджер вскрикнул и попытался разнять женщин, но в это время Джоб вскинул обрез и оглушительно пальнул. Пуля попала под ребро Чэрити, так что она волчком закрутилась на полу.

—Вот-те и на…— только и смог выговорить Аркрайт. — Я ведь не хотел…

В руках Флая неожиданно оказалась двустволка, и прогремел второй выстрел. Бородатый переселенец повалился назад, открыл головой дверь и плашмя упал в снег. Когда Роджер поднялся на ноги, в дверном проеме показалось знакомое уродливо-амфорное туловище с подпрыгивающими металлическими лапками. В домик заползало огромное, кирпично-красное, трубовидное, одноглазое и многорукое тело.

—На помощь! — закричал Роджер.

—Да хранят нас святые отцы! —завопил Люк.

—Вельзевул! — заблеял Флай и вторично разрядил двустволку под прямым углом, на этот раз в монстра.

Пуля, смачно врезавшаяся в упругий материал, вызвала целый сноп красных искр, но, видимо, нисколько не повредила Брюкве.

Чудовище повернулось и, сфокусировав свой глаз на пасторе, бросилось на беднягу, возбужденно суча протянутыми лапками. Роджер обеими руками схватил тяжелый рубленый стул, поднял его и со всей силы опустил на тупую голову монстра. Удар свалил чудовище, гигантское тулово закружилось по полу, подобно молочной бутылке, потом отчаянно дрогнуло конечностями, остановилось и затихло в полной неподвижности.

—Ну что, может, подождем еще? — бросил Роджер в тишину.

—О, я пойду с вами. — заскулил Флай. — Сатана взял этот дом, несмотря на мои молитвы!

—Это нельзя оставлять здесь, — сказал Роджер, показывая на Брюкву. — Надо это безобразие оттащить куда-нибудь, иначе мы приготовим супругам Аркрайт хороший утренний подарок. — Он сдернул с кровати простыню и завернул в нее чудовище.

—Тебе, девочка, лучше оставаться здесь, — посоветовал Люк миссис Видерс. — Никто не знает, что нас ждет в следующем круге.

—Останься здесь! С ними! Не бойся, к утру они оживут.

—Как раз этого я и боюсь больше всего на свете.

—Тогда возьми накидку Чэрити.

—Мы оставим теплую одежду около Входа, — рассудил Роджер, — а утром их вещи окажутся на месте.

—Я бы оставила им горшок супа, — сказала миссис Видерс, перед тем как они вышли в морозную, ниже нуля, ночь. — Наверное, мистер Аркрайт уже устал есть одну и ту же овсянку!

Студеный ветер скреб обмороженное лицо Роджера не хуже наждака. Тайсон замотал одолженный шарф вокруг шеи и головы, взял себе самый тяжелый край поверженного монстра и повел своих друзей в темноту леса по утренним следам Люка.

Снег валил стеной. Путь до Цели занял пятнадцать минут. Все, кроме Флая, скинули теплые вещи. Роджер, взвалив узел на плечо, дал руку миссис Видерс. Люк и Флай дрожали сзади, как дети, изображающие скелеты.

—Жаль, что мы не можем оставить им даже записки, — посетовал Роджер.

Они приблизились к мерцающей полоске, которая тут же расширилась, поглотив их, и вскоре компания оказалась на пляже среди красных песков, под палящим солнцем.

ГЛАВА 5

Флай бросился на колени и, сцепив пальцы, высоким пронзительным голосом вознес Всевышнему молитвы. Люк с интересом глазел по сторонам, а миссис Видерс стояла, обхватив себя руками, и пыталась справиться с дрожью. Роджер сбросил ношу с плеча и с ужасом открывал все новые и новые признаки наступающей страшной жары. Солнце, пройдя половину пути до заката, ослепительно падало на неспокойные голубоватые воды, песок и камни.

—Никаких признаков жизни, — констатировал Люк. — Как ты думаешь, Роджер, где мы?

—Трудно сказать. Может быть, в тропиках, только непонятно, где именно.

Он опустился на колени и впился глазами в почву. Никаких водорослей, никаких насекомых. По сухому рассыпчатому песку он подошел к воде, наклонился и, зачерпнув в пригоршню, попробовал на вкус. Вода оказалась на удивление пресной и безвкусной. Ни одной рыбешки не было видно в прозрачных волнах, ни единой мшинки не налипло на камне, колебались зловеще пустые воды.

—Даже ракушек не видно, — известил Роджер.-Только волны, Роджер собрался было вернуться к друзьям, когда вдруг совершенно явственно ощутил всю силу палящего солнца, его почти осязаемый давящий вес. Он сделал глубокий вдох и едва не задохнулся. Казалось, его окружала раскаленная пустота.

Рядом корчился Флай в зимнем одеянии. С его уст уже не слетали слова молитвы, лицо сделалось красным, рот открывался и закрывался, как у рыбы. Люк с трудом выдерживал тяжесть вдовы, бессильно упавшей на него.

—Назад, — закричал вдруг Роджер, срываясь с места, — все назад! Гиблое место! —Он подбежал к группе, взял женщину за руку. — Хватай Флая! — приказал он с трудом Харвуду.

Он взвалил узел на плечи. В глазах уже стало темнеть, и в клубящемся тумане забегали маленькие огоньки. Рванувшись вперед, он нашел Вход и безвольно провалился в него.

* * *

Роджер лежал в теплой зловонной воде, по локоть в мягкой тине, и большими глотками пил влажный подвижный воздух. Огромная стрекоза с марлевыми крыльями длиной в человеческий локоть стрекотала, как электрический вентилятор, зависнув в двух шагах от него над удивительными цветами с толстенными, в палец, стеблями. Стоило ему сесть, и жутковато— зловещее насекомое улетело, отчаянно переливаясь на солнце крупным зеленовато-полированным туловищем, оставив уверенность у Роджера, что скоро будет гроза.

Рядом, весь выпачканный в вонючей грязи, пытался встать на ноги Люк, чтобы помочь даме. Флай барахтался в сероводородной жидкости, старательно отплевываясь.

Среди превосходящих его ростом камышей Роджер не видел ничего, что нарушало бы эту монотонную тростниковую протяженность во все концы.

—Вероятно, это промежуточная эра между эпохами формирования гор, — предположил он. — Тогда на планете практически не было сухих мест. Хорошо еще, что нам не пришлось долго тащиться по этому болоту. Несложно и утонуть.

Вдруг где-то совсем близко что-то яростно ударило по воде. Поскольку тростник рос достаточно густо, для всех осталось загадкой, что было источником шума, но до удивленных путешественников дошли волны да глупый воробей испуганно вылетел из зарослей.

Где-то ухнула сова, глубокий звук напомнил бы моряку позывные туманного горна с корабля. Звуки неведомой борьбы или возни стали более явственны, шум приближался. Когда Роджер пробрался к Выходу, его взору представилось отвратительное зрелище: гигантский змей набрасывал свои кольца на короткорылого крокодила, мощные челюсти которого сжимали извивающуюся гибкую плоть своего врага. Сражающаяся пара медленно продвигалась сквозь камни, окрашивая бурлящую воду в кроваво-малиновый цвет. Роджер схватил руку вдовы и смело вошел в рамку Входа. Снова сияние… и… на них полился холодный дождь. Противный ветер бросал воду прямо в лицо. Сквозь непроницаемую стену ливня проступали очертания нескольких палаток или шалашей. Насквозь промокшее покрытие —по виду шкуры, — испещренное примитивными символами, вздымалось и опускалось на ветру.

—Не слишком уютно, — прокричал Люк, соперничая с раскатами грома. — Давайте сразу уйдем отсюда без всякой разведки.

11
{"b":"17774","o":1}