ЛитМир - Электронная Библиотека

Роджер поднялся и захромал вперед по дороге туда, где без всяких признаков жизни распростерлась инертная биомасса. С пяти метров было понятно: то, что лежало, больше не сможет сидеть за рулем — верхняя часть тела по консистенции напоминала картофельное пюре.

—Помогите, — простонал Роджер, зная, что у него в ушах, точнее, в левом ухе, звучат голоса.

—Время не ждет, — сообщил голос девушки, делая ударение на каждом слове. — Быстрее!

Роджер потянулся было к кнопке, но резкая боль вновь ударила его. *.

—Наверное, мне надо пойти в полицию, — неуверенно произнес Роджер. — Но что я им скажу? Что я повинен в гибели девушки и злой гигантской брюквы?

—Забудь о полиции, — нетерпеливо оборвал его размышления голос. — Я с огромным трудом поддерживаю жизненную функцию на крохотном островке корковых клеток, чтобы дать тебе возможность проникнуть в их Укрепление! Не трать сил впустую и хватит болтаться здесь. Вперед!

—Но моя машина не заводится!

—Возьми мотоцикл!

—Но это называется воровство!

—Интересно, кому ты собираешься доложить об этом? Родственникам этой гигантской брюквы?

—В этом пункте ты права, — согласился Роджер и поспешил к поверженному мотоциклу. — Однако я никогда не думал, что сумасшествие может принимать такие странные формы.

Он поднял машину. За исключением нескольких вмятин в зеленом покрытии, мотоцикл выглядел как новый. Ударом ноги Роджер завел его, оседлал и пулей помчался вниз по шоссе, оставляя борозду в темноте.

В ближайшем городе Роджер изучал все рекламные щиты по обочине, пытаясь узнать, где принимает доктор, доктор медицины, как теперь называется.

«Бессмысленно рассчитывать на высококлассного столичного специалиста— психиатра, — подумал Роджер. — Найти бы самого обычного провинциального терапевта. К тому же тут чуть больше надежды, что он не затребует деньги вперед».

Наконец Роджер нашел то, что искал. Он поставил мотоцикл у бордюра неподалеку от мусорных ящиков напротив мрачного трехэтажного квадратного здания. Окна тотчас же осветились, открылась дверь, и навстречу, прикрывая ладошкой глаза, вышел маленький востроносый человек.

«Что же я ему скажу? — подумал Роджер, мгновенно оценив всю нелепость своего положения. — Допустим, я слышал о недоразвитых детях, которые засовывают что попало в рот, уши и другие места, но как объяснить случай со мной, не выставляя себя совершенным дураком?»

—Кто там? — раздался неприятный, очень резкий голос доктора. — Давайте проходите и ложитесь на стол. Через три минуты диагноз будет поставлен.

«Не могу же я сказать ему, что просто взял и засунул эту штуку в левое ухо, — размышлял Роджер. — А если рассказать ему, как было на самом деле…»

—Не стоит пугать себя перспективой раковой опухоли, — продолжал востроносый, решившись спуститься вниз по кирпичным ступенькам. — Всего две минуты, и, пожалуйста, успокойтесь.

«Допустим, он засунет меня в смирительную рубашку и позовет ребят с сачками вроде тех, которыми ловят бабочек, — неожиданно пришло в голову Роджера. — Говорят, если уж сюда попадешь, то выберешься нескоро».

—Если у вас легкие слегка задеты ТБ, не отчаивайтесь. У меня есть средство как раз от этого, — доктор сделал несколько шагов по дорожке, — не то, что эти расчудесные антибиотики, которые, замечу, неплохо стоят! Изготовлено по моей собственной запатентованной формуле. Сыворотка кобылицы. Действует сногсшибательно, то, что вам нужно!

«В конце концов то, что со мной случилось, не так уж страшно, — успокаивал себя Роджер. — Старый дядюшка Лафкадпо прожил целую жизнь с маленькими серебряными человечками, которые жили под обоями и оттуда подавали ему советы».

—Вот что я вам предложу, — сказал лекарь, извлекая бутылочку из кармана пиджака, когда они уже шли по выгоревшей на солнце траве, — Я выпишу вам принимать это три раза в день за доллар двадцать девять центов вместе с налогом. Дешевле вы нигде не купите!

—О нет, благодарю, сэр, — отказался Роджер, заводя мотоцикл. — Ведь я не больной, а работник фининспекции проверок. Проверяю, не слишком ли завышают цены.

—Прошу прощения, шеф, — бормотал маленький человечек. — А я вот как раз собрался выбросить мусор.

Он приподнял крышку ближайшего контейнера, и плоская бутылочка с запатентованными пилюлями смешалась с содержимым ящика. Роджер отпустил сцепление и выехал на улицу, чувствуя на себе пристальный, пронзительный взгляд маленького человечка.

—Ты принял правильное решение, — тихо одобрил голос в левом ухе.

—Я просто трус, — пробормотал Роджер. — Какое мне дело до того, что он мог бы там подумать? Не стоит ли мне вернуться и… Резкая боль в ухе заставила его вскрикнуть.

—Боюсь, что этого я не смогу тебе позволить, — отчетливо произнес невидимый попутчик. — На следующем перекрестке поворачивай налево, и через два часа мы будем в Поттсвилле.

* * *

Спустя один час пятьдесят пять минут Роджер медленно вел мотоцикл по ярко освещенной авеню мимо бесконечных ломбардов, витрин с рекламой апельсинового сока и ослепительно начищенных туфель, глянцевых 8Х10 фотокрасавиц, невинных до мути, мимо бильярдных и баров, жизнерадостно бурлящих, несмотря на столь поздний час.

—Потише, — предупредил голос погибшей девушки. — Теперь вон к тому зданию, похожему на гараж.

—Это же автостанция,-сказал Роджер.-Если ты рассчитываешь на то, что я куплю билет, тебя ждет разочарование. Я без цента в кармане.

—Ничего подобного. Мы в нескольких метрах от Цели. Рискуя жизнью, Роджер протиснулся между кирпичной стеной и фырчащей громадой междугородного, по виду чикагского, автобуса и оказался внутри наполненного эхом ангара. Следуя указаниям, он оставил мотоцикл и, толкнув вращающуюся дверь, вошел в раздражающую суетностью атмосферу зала ожидания, где как обычно спали военнослужащие и безмужнего вида молодые матери.

—Перейди на ту половину зала, — командовал голос. Роджер подчинился, остановившись по приказу у закрытой двери. — Попробуй здесь.

Роджер толкнул дверь и вошел. Дебелая леди с полным ртом заколок взвилась и в ужасе закричала на него. Роджер поспешно попятился.

—Это же женская комната, — присвистнул он.

—Дьявол, ты прав, парень, — прогрохотал рядом густой бас. Гигантский полицейский смерил его враждебным взглядом с почти двухметровой высоты.

—Вы все у меня на виду, пташки, и советую запомнить, Домбровский работает чисто, следов не оставляет, — верзила придвинулся к Роджеру, едва не задевая животом, и, понизив голос, спросил: — Ну, а как там вообще, чего видать-то?

—Да все так же, как и в мужской, — Роджер перевел дыхание. — Примерно.

—Серьезно? Ну ладно, смотри не делай глупостей, парень.

—Само собой, шеф. — Роджер попятился и скрылся за соседней дверью, наставляемый голосом.

Из-за столика у стены поднялся пожилой негр.

—К вашим услугам, сэр. Почистить обувь, побриться, массаж? Или, может быть, быстренько постирать и погладить?

—Спасибо, не надо. Я тут только…

—Может, пропустим по маленькой для прочистки мозгов? — он вытащил из кармана плоскую бутылку.

—Говорят, от ТБ лучше всего спасаться в Аризоне, — заметил Роджер.

Негр задумчиво посмотрел на него, снял крышечку с бутылки и, сделав большой глоток, вылил остатки в раковину.

—Ты прав, парень, — согласился он, — я как раз успеваю на два ноль восемь в Феникс, — и поспешно вышел.

—По крайней мере утешусь тем, что я здесь не единственный сумасшедший, — пробормотал Роджер.

—Давай. Еще одну дверь, — раздался голос девушки. — Прости, что немножко напутала. Я сильно торопилась, когда была здесь в последний раз.

—Бывает, — рассудил Роджер. — Но что ты делала в мужской комнате?

—Долго объяснять. Нет времени. Лучше открой дверь. Роджер подчинился. В помещении не оказалось ничего, кроме водопровода.

—Немножко левее, — направлял голос. — Вот так. Прямо над раковиной появилась и повисла в воздухе светящаяся полоска, источающая необычное зеленоватое сияние, ослепительное в темноте комнаты. Но как только Роджер немного нагнул голову, полоска исчезла.

4
{"b":"17774","o":1}