ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Честер попробовал веревку. На сей раз операция по подъему происходила потяжелее, поскольку руки у Бэндона были заняты камнями, и он не мог, цепляясь за выступы, помогать Честеру себя тянуть. Веревка врезалась в руки Честера.

Просвистела стрела и высекла сноп искр из камня метрах в трех в стороне. Честер прорычал и удвоил усилия. Стрелы продолжали стучать по камням; одна из них взвизгнула не далее, чем в метре. Бэндон швырял и швырял камни. Один из двух фонарей погас, а его владелец заорал.

—Не бросай по фонарям, — выдохнул Честер, — они их самих слепят.

—О, прошу прощения, — ответил с энтузиазмом Бэндон, — эти гады внизу кишмя кишат. Трудно не попасть. Он вскарабкался и встал рядом с Честером:

—Уф-ф! А веревка-то режет! А нам еще ползти да ползти. Стрела отрикошетила от скалы в метре от головы Честера.

—Давай скорее отсюда выбираться, иначе они нас зажмут в тиски. Если тебя ранят, постарайся не стонать.

—Я сейчас их отвлеку, — сказал Бэндон. Он наклонился, с натугой поднял камень размером с голову и обрушил его вниз в темноту. Мгновение спустя раздались почти одновременно два нечеловеческих вопля.

—Ага! —оживленно вскричал Бэндон. — Попал! Еще три болезненных подъема, и полчаса спустя Честер и Бэндон лежали, вытянувшись на широком уступе. Воинственные крики внизу стихли, и раздавались лишь время от времени приглушенные проклятья и стоны. Поток стрел прекратился.

—Похоже, что мы оторвались вчистую, — сказал Бэндон, — эти вонючки легко сдались.

—Отдохнем несколько минут,-сказал Честер, — затем взберемся на вершину и спустимся с обратной стороны по направлению к Центру.

—О-о, — простонал Бэндон.

—Что случилось?

—Клянусь, я что-то забыл, важное.

—Ну, я не думаю, что в этих обстоятельствах нам нужно возвращаться за тем, что ты забыл.

—Да нет, я забыл сказать тебе… Эта скала, на которую мы залезли— Не удивительно, что ребята не торопятся нас преследовать…

—А что такое?

—С нее нельзя спуститься. Если бы ты посмотрел на нее днем, ты бы понял, о чем я говорю. Она вдавлена вовнутрь, и единственная плоскость, на которой можно удержаться, это та, где мы находимся.

Восходящее солнце пекло коротко подстриженную голову Честера, когда он, исследовав площадку, подошел к валуну, к которому и прислонился сидящий Бэндон.

—Ну, что я тебе говорил, — сказал он, — мы завязли.

—Почему ты ничего не сказал мне о топографических особенностях местности прошлой ночью, когда я объявил о решении идти в этом направлении? — спросил Честер.

—Думаю это не имеет никакого значения, поскольку я не мог и представить, что ты каким-нибудь образом сможешь забраться сюда. Я думал, что ты вернешься через несколько минут, прося у меня прощения за такое рискованное поведение. Очевидно, я был круглым дураком.

—Последнее трудно оспаривать.

Честер еще раз посмотрел за кромку плато. Метров пятнадцать скала шла вертикально, а затем прогибалась вовнутрь. Основание виднелось метрах в ста внизу, плавно сливаясь с зеленым ковром верхушек деревьев.

—Гриз расставит своих людей везде кругом так, чтобы простреливалась вся местность, — сказал Бэндон. — Даже если нам удастся спуститься вниз, они облепят нас, как мухи бочонок с пивом, еще до того, как мы успеем заправить рубашки в штаны.

Честер перевел взгляд с него на скалу, на ее изгиб, который уходил вниз, вниз…

—Бедная Енэ, — сказал он, — и Кейс.

—Я не знаю, о ком ты печалишься, — вклинился Бэндон, — но ты можешь добавить и собственное имя к списку. Если только мы не подохнем с голода здесь, то это будет только случай, что либо мы сломаем себе шеи, спускаясь, либо рухнем, начиненные стрелами. Единственное, чего мы можем избежать, так это солнечного удара. Давай-ка спрячемся под деревьями.

Они пошли по каменистой поверхности по направлению к поросшему зеленью холму в самом центре скального плато размером в четверть гектара.

—Нам бы поискать что-нибудь съедобное вокруг, — заметил Честер.

—И воды, — добавил Бэндон, — меня уже начинает мучить жажда.

—А не стоит ли нам затеять какое-нибудь занятие. Почему бы, например, тебе не сесть и не сделать новый лук? Я же займусь укрытием —на случай дождя, и мы должны изобрести что-то вроде водосборника, если не найдем источник, а?

—На кой черт? Чтобы продлить наши мучения? Не лучше ли совершить затяжной прыжок без парашюта? Может, удастся приземлиться на головы парочки гризовых вонючек?

—Ничего подобного, — оборвал его Честер. — Здесь можно неплохо устроиться, несмотря на отсутствие консервированных бобов и трайдивизора. Вот она — прекрасная возможность жить свободно, к чему ты всегда стремился.

—Это так, но…— пробормотал Бэндон.

—Ты пойдешь туда, — показал Честер на видневшиеся Сизовато-голубые верхушки елей, — А я пойду проверю в той стороне. Через час мы встречаемся на этом же месте.

Честер отложил в сторону заржавленный топорик, с помощью которого он пытался вытесать колышек.

—Ну что, что-нибудь нашел? — крикнул он появившемуся из кустов Бэндону.

—Думаю, что да, — ответил без особого энтузиазма Бэндон, — там неподалеку небольшая ясеневая, роща. А из ясеня я смог бы сконструировать нечто вроде лука. Кроме того, я нашел остатки палатки.

Честера подбросило, как на пружине:

—Ты хочешь сказать, что это плато обитаемо? Бэндон отрицательно покачал головой.

—Уже нет. Идем-ка со мной. Мне нужно, чтобы ты мне помог достать брезент. Он сгодится для водосборника, и я полагаю, что его вполне хватит для того, чтобы покрыть шалаш, который ты соорудил.

Он кивнул в сторону связанного Честером с помощью бельевой веревки каркаса из палок.

Честер последовал за Бэндоном, продираясь через заросли молодняка. Чем глубже они забирались, тем толще были деревья и тем легче было идти. Перед ними Честер увидел запутавшийся в ветвях высохшей сосны кусок серо-белого полотна, от которого почти до земли свисали какие-то веревки.

—Ну вот и пришли, — сказал Бэндон, — не знаю, как эта штука оказалась на дереве, но думаю, что ее хватит и на хижину, и на все, что нам нужно. И веревки сгодятся, правда, пока не знаю для чего, — добавил он.

—Это парашют, — воскликнул с удивлением Честер.-У меня сложилось впечатление, что, кроме как на аэролетах, здесь ни на чем другом не летают. А на аэролетах не нужны парашюты. Если отказывает двигатель, они сами мягко опускаются на землю.

—Ну, а что же это тогда? — спросил Бэндон. Честер стал объяснять Бэндону принцип действия обычного летательного аппарата.

—Никогда не слышал о чем-либо подобном, — сказал Бэндон, с изумлением покачивая головой. — Но помнится, когда я был маленьким и жил еще в Триценниуме, я видел, как какие— то ребята устраивали представление с большим мешком, наполненным газом. Они поднимались на нем прямо в небо. Ничего сногсшибательнее и представить себе нельзя было.

—Интересно, что случилось с пилотом, который прилетел на этом аппарате?

—А, пилот, — сказал Бэндон, — он вон там. Он пошел впереди по ковру из опавших листьев и остановился перед зарослями кустарника.

—Вот он.

Честер раздвинул кусты и вгляделся в гущу переплетенных сухими стеблями травы ветвей. На земле валялись три глиняных грубой работы горшка и плетеная корзина с содержимым, явно напоминающим остатки фруктов. Рядом с ними лежал человеческий скелет.

—Бог мой, — пробормотал Честер. — Бедняга.

—Не могу понять, что стало причиной его смерти? Должно быть, от старости умер, — сказал Бэндон. — Ни стрелы тебе в нем, ни переломанной кости. И еды достаточно, и воды…

—Он, скорее всего, вывалился из корзины своего аппарата и оказался в этой глуши, — сказал Честер. — Но почему все-таки он не мог сообщить об аварии?

—Это, должно быть, случилось давно, еще до того, как был построен наш город. А другого Триценниума в радиусе двадцати миль просто нет.

—А Центр? Он же находится лишь в пяти милях отсюда.

—Центр был выстроен только год или два назад. Бедняга наглухо застрял. Совсем как мы с тобой. Нам ничего не остается, как последовать его примеру…

29
{"b":"17775","o":1}