ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Империя должна умереть
Книга тренеров NBA. Техники, тактики и тренерские стратегии от гениев баскетбола
Невеста по обмену
Метро 2035: Ящик Пандоры
Вечная жизнь Смерти
Нетленный
Уэйн Руни. Автобиография
Императорский отбор
Здоровый сон. 21 шаг на пути к хорошему самочувствию
A
A

Да, но для того, чтобы подрезать деревья, мне нужен был топор, а это значит, мне нужно было железо.

К тому времени я уже свободно владел местным языком. Я спросил туземцев, не знают ли они такого места, где водилась бы красная грязь. И объяснил, что она нужна для волшебства. Несколько недель спустя отряд охотников вернулся с противоположного берега озера и принес с собой весьма неплохие образцы железной руды.

У шамана был каменный уголь: он вырезал из него фигурки богов, поскольку уголь легко поддавался обработке. Я соорудил небольшую доменную печь, загрузил ее доверху кусками угля и руды и зажег.

Ну и, как полагается, через пару часов пробил отверстие, через которое потекло расплавленное железо.

—Кейс, что ты можешь знать о выплавке железа, — прервал его Честер, — ведь наверняка у тебя не было с собой Инструкции по Варке Стали в Домашних Условиях, не так ли?

—Из первой плавки я отлил полдюжины топоров и топориков. Они получились довольно приличными. Я заточил их с помощью плоского камня, затем раскалил их и опустил в холодную воду. Они неплохо закалились. А вскоре у меня уже была своя собственная технология. Все зависит от пропорции угля и руды в печи.

—Уголь в количестве от 0,7 до 1,7 процента обеспечивает оптимальное соотношение твердости и ковкости металла, — не преминула уточнить Енэ.

—Жаль, что тебя не было рядом, крошка, — сказал со вздохом Кейс. — Твои познания оказались бы бесценными. Но мы так или иначе справились сами.

Из полученного металла я выковал лезвие ножа, приделал к нему ручку и с его помощью начал вырезать ручки для топоров. Затем я заставил аборигенов начать очистку земли от леса и кустарника, причем делать это не ради показухи.

Дикие животные перестали терроризировать селение, поскольку у них больше не было прикрытия. Я добился того, чтобы весь кустарник и колючки были полностью удалены с территории; на их месте в рост пошли травы. Мы также обрубили нижние сучья деревьев как раз в рост человека, подравняли их, удалив вьюны и тому подобное.

Превратили, таким образом, лес вокруг в ухоженный парк. Потом настала очередь озера. Мы выдолбили несколько стволов, сделав из них лодки, и очистили дно от водорослей и топляка, а затем после некоторых дренажных работ оборудовали прекрасный пляж на этом берегу.

Из полосок кожи я изготовил рыболовную снасть, показал им, как ловить форель, и мы устроили рыбную фиесту. Сначала они отказывались есть рыбу: по-видимому, потому, что рыбой брезговали их предки. Эта публика была столь же консервативна, как выпускники старейших университетов Новой Англии. Однако я изобрел очередной магический ритуал, идущий якобы из древности, и они на него клюнули.

Теперь половину жизни они проводили на озере. Мы сделали пару пил, и я показал им, как распиливать дерево на доски, из которых мы и соорудили несколько уже настоящих гребных лодок. Самое интересное в том, что уже через несколько дней наиболее смышленная пара моих учеников делала лодки и рыбачила даже лучше, чем я.

Я сделал несколько луков и стрел и отлил несколько железных наконечников.

Смастерив ножи для обработки шкур, я показал, как с их помощью выделывать кожу, пока она не станет мягкой.

В окрестностях водилось много дикого крупного и мелкого рогатого скота. Мы наплели веревок и с их помощью поймали и привели пару молодых коз и двухгодовалого барана, который своими размерами даже превосходил техасского породистого лонггорна. Позднее мы раздобыли парочку новорожденных телят: бычка и телочку.

Через пару лет у нас уже было довольно приличное стадо. Мы выпускали их в парк, чтобы они не давали траве разрастись. Ну и, конечно, я показал, как доить коров и, немного поэкспериментировав, мы научились делать сыр.

—Я и не подозревал, что ты настолько хорошо знаешь животноводство, — вставил Честер.

—Любой, кто когда-либо работал в цирке, знает, с какой стороны кормят скотину. Это была наименее сложная из всех моих проблем.

Я начал получать удовольствие от вида ухоженного пляжа и парка и даже стал подсчитывать, какую груду денег я мог бы заработать, будь я у себя дома.

А потом как-то мне на глаза попалось несколько местных девиц, абсолютно голых, чумазых, жирных, со спутанными волосами и от которых за версту несло козлятиной.-Кейс вздохнул.-Думаю, правда, и я был нисколько не лучше их. К тому времени я уже совершенно утратил привычку бриться, а какой толк от мытья, если после него тебе приходится надевать одни и те же старые засаленные кожаные штаны.

И тогда я решил, что настало время подумать о развитии легкой промышленности.

Первое, что мне было нужно, это —ткань, чтобы избавиться от тошнотного запаха шкур.

Я попытался использовать овечью шерсть, но неудачно. Мы пытались разыскать в окрестностях дикорастущий хлопок, но тоже безрезультатно.

В конце концов мы нашли растение, напоминающее лен. Поработав, мы соорудили примитивную прялку. На это ушел почти год, но мы получили первую партию нити. К этому времени у меня уже был готов ткацкий станок. Его было не так уж трудно изготовить. Мы установили его и соткали себе одеяло.

Я обучил нескольких девушек, и они начали прясть и ткать. Из кости я изготовил несколько иголок; стальные не получились. Конечно, швея из меня никудышная, но времени у меня было достаточно. Я соорудил себе пару брюк и рубашек. В рубашках с длинным рукавом здесь просто жарко, да и шить их трудно, поэтому я остановился на жилете. В нем и продувает, и в то же время он достаточно защищает от ночной прохлады.

—А как же зимой?

—Странно, но похоже, что здесь нет времен года. Одна и та же погода круглый год.

—Доледниковый период, — пробормотала Енэ.

—Затем я занялся мылом. Я повозился с животными жирами и золой, и наконец мне удалось выработать вполне приличный рецепт. Сначала мне приходилось заставлять их мыться, но я прибегнул к своей старой хитрости с магией и духами, и вскоре их нельзя было отогнать от воды; когда бы я ни взглянул в сторону озера, я всегда видел, как кто-нибудь там что-либо скребет или стирает. В том, что касается предохранения себя от греха, они такие же зануды, как и методисты. А когда ты привык к чистоте, от грязи кожа чешется, и ты начинаешь замечать грязь на своем соседе. Так грязь и была вытеснена из нашего быта.

Затем мне пришла мысль совершить дальнейшие шаги по совершенствованию нашей цивилизации.

Жилище, где мы обитали до сих пор, буквально кишело вшами и крысами; мы просто тонули в отвратительных кучах обглоданных костей, изношенных шкур, засушенных ритуальных лягушек, чучел тотемных животных и другого дерьма —совсем как на старом бабушкином чердаке.

Они чуть не сошли с ума, когда я все это спалил. Я объяснил им, что я услышал голос свыше, который сказал мне, что это жилище должно перенестись на небеса, однако их сучий шаман набрался наглости заявить, что я лжец. Вы только вообразите!

—Но, Кейс, ты же сам постоянно им говорил, что все, что ты делаешь, предопределен но свыше.

—И это здорово срабатывало, кстати. А может быть, в этом что-то действительно есть? В любом случае, когда я на глазах у всех утопил этого самонадеянного выскочку в озере, никто не выразил сожаления.

—Тебе повезло, что ты сумел от него так быстро избавиться. Из того, что я читал о шаманах, я знаю, что эта публика — враг опасный и коварный… Значит, ты утопил его. Но не слишком ли радикальный шаг?

—Может быть, но я полагал, что если я создаю общество, то должен это делать, проводя решительную политику. Не хватало еще, чтобы кто-то, и в подметки тебе не годящийся, путался у тебя под ногами, особенно, когда правота на твоей стороне. Ничего не может быть хуже слабака в роли диктатора. Как я понимаю, я должен был отстаивать свои идеи.

—Но следующий лидер мог бы оказаться совсем не тем, кто ставит общественные интересы выше личных. Что тогда?

—Сказать по правде, Честер, я отнюдь не ставил общественные интересы выше личных. Все, что мне хотелось, — это самому удобно устроиться. Я хотел, чтобы вокруг меня были чистые люди, потому что я терпеть не могу болезни и грязь. И я хотел, чтобы они хорошо жили, чтобы у них было время и желание овладевать тем, чему я их учил; они ловят рыбу — и я ем рыбу, они разводят скот — и я ем бифштексы, они рисуют картины —и я наслаждаюсь .живописью, они сочиняют музыку — и я ее с удовольствием слушаю, они вкусно готовят —и у меня отличное настроение. Вот так и создается здоровая атмосфера в общине. В конечном итоге я убедился, что от общения с добрыми и отзывчивыми людьми можно получить большее удовольствие, чем от чего бы то ни было еще.

37
{"b":"17775","o":1}