ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Честер нервно поеживался в своем кресле. В 15 метрах от него из тени громадного клена вышел на открытую площадку игуанодон. Ветви затрещали, когда тяжелая саламандроподобная пасть схватила огромную охапку ветвей где-то на высоте трехэтажного дома.

—Есть! — сказал Кейс— хлопнув кулаком по своей ладони. — Еще одна великая идея. Ты сказал что-то о громкоговорителе. Но о каком громкоговорителе. Честер?

—Давай-ка потише! —Честер зашел за спинку кресла, нервно следя за каждым движением игуанодона. — Я все же думаю, что чудовище слышит нас.

—Итак, громкоговоритель должен передвигаться и близко подходить к тому, кто задает вопросы. Таким образом, мы должны попросить компьютер подобрать образ, который бы наиболее соответствовал этому восхитительному голосу.

—Смотри-ка, — испуганно прервал Честер, — оно поворачивает к нам…

—Обрати внимание. Честер, машина создает нам робота в образе миловидной дамы. Это будет сенсация: этакая роскошная куколка с богатыми формами, которая ответит на любой ваш вопрос.

—Кажется, Кейс, оно упорно приближается к нам.

—Мы могли бы назвать эту куколку мисс Ай— Кьюти .

—Оно видит нас…

—Ты что, не понял, коэффициент интеллектуальности, Ай-Кьюти.

—Да-да, конечно. Можешь болтать дальше.

Голова игуанодона лениво покачивалась, нависая над ними; один его глаз, как бы гипнотизируя, уставился на Честера.

—Как птица на червяка смотрит, зараза,-брезгливо поморщился Честер. — Стой, не двигайся, Кейс. Возможно, у него пропадет к нам интерес.

—Идиот,-сделал шаг вперед Кейс.-.Только дурак может испугаться картинки!

Он остановился, уперев руки в бока, и уставился на нависающую рептилию.

—Совсем недурная иллюзия! —выкрикнул он. — Даже вблизи выглядит как настоящая. И даже смердит, как живая. Он поморщился и попятился назад к креслам.

—Успокойся, Честер. Ты похож на кассира, который боится обсчитаться.

Честер перевел взгляд с Кейса на пережевывающего ветки ящера.

—Кейс, если бы я не знал, что здесь стена…

—Эй, взгляни-ка вон туда, — указывая сигарой куда-то назад. воскликнул Кейс.

Честер быстро обернулся. Шурша листьями, в поле зрения появилась двуногая рептилия с крошечными передними лапками, согнутыми у груди. Она замерла неподвижно, как статуя, и было видно только, как мерно подрагивает ее зеленовато-белая шея. Она долго смотрела на обоих мужчин. Вдруг, услышав какое-то шуршание в траве, она резко повернулась и прыгнула. Послышался сдавленный писк и чье— то трепыхание. Ее полуметровая голова поднялась и, двигая челюстями, вновь оценивающе уставилась на Честера и Кейса.

—Хорошо, — сказал Кейс, стараясь раскурить потухшую сигару. — Природа в своем естестве. Битва за выживание. Зрители буквально проглотят это зрелище.

—Если развивать тему пищеварения, то мне совсем не нравится, —как она на нас смотрит.

Динозавр, склонив голову на манер гигантского петуха, сделал шаг по направлению к ним.

—Фу! — брезгливо сказал Кейс. — Ну и несет же от него! —Он повысил голос. — Убавь-ка немножко вони, компьютер. Так и прет. гнилыми зубищами, Плотоядное сглотнуло слюну, высунуло красный язык между острыми, как иглы, зубами, через которые просматривалась белоснежная полость его пасти, и сделало шаг по направлению к Честеру. Теперь оно стояло уже у самого края ковра, продолжая гипнотизировать Честера, готовое в любой момент броситься на него. Оно повернуло голову, так что стал виден его второй глаз.

—Если мне не изменяет память, между краем ковра и стеной было не менее двух метров, — прохрипел Честер. — Кейс, эта живая мясорубка находится в одной комнате с нами!

Кейс расхохотался:

—Да брось ты. Честер. Это просто эффект перспективы или чего-нибудь там еще.

И он шагнул к аллозавру. У того отвисла нижняя челюсть. Грозно засверкали многочисленные ряды острых белых зубов. Брызнула слюна, увлажнив чешуйчатый безгубый рот. Казалось, что в налитом кровью глазу вспыхнула молния. И чудовище занесло свою громадную индюшачью лапу над ковром.

— Компьютер, — заорал Честер, — убери нас отсюда!!! Лесная сцена бесследно исчезла. Кейс осуждающе посмотрел на Честера.

—Какого черта ты это сделал? Я еще их не рассмотрел как следует.

Честер вынул из кармана носовой платок и плюхнулся в кресло, вытирая испарину со лба.

—Давай-ка поговорим об этом немного позже, после того, как я переведу дух.

—Ну как оно? Чудненько, не правда ли? Реализм чистой воды!

—Реализм-то реализм! Но такое впечатление, что мы действительно были там один на один с этой прожорливой тварью, совершенно беззащитные!

Кейс уселся, глядя на Честера.

—Постой-ка! Ты как будто что-то сказал, приятель? Вроде того, что мы действительно были там…

—Да, и ощущение было далеко не из приятных.

—Честер! — потер от волнения руки Кейс. — Все твои неприятности кончились. Мне опять пришла идея —величайшая идея века. Ты, конечно, согласишься, что старый наш аттракцион и на дух не нужен ребятам из налогового управления, разве, нет? Но они, несомненно, клюнут на величайшее чудо науки и техники века, не так ли?

—Но они ведь уже знают о компьютере.

—А мы и не будем говорить с ними о компьютере, Честер. Да они и так не поверили бы. Помнишь предел Крмблжинского? Мы их одурачим с-его помощью. Скажем им такое, что заставит их самих влезть в петлю.

—А можно поинтересоваться, что же такое мы им скажем?

—Мы скажем им, что у нас есть настоящая Машина Времени.

—Почему бы в таком случае не сказать им, что мы поддерживаем связь с потусторонним миром? Кейс задумался:

—Э, нет. Это слишком просто. Таких только в одном этом штате наберется не менее дюжины. Но можешь ли ты назвать кого-либо, у кого была бы настоящая, действующая Машина Времени, а? Никого. Так-то, вот. Честер, это же золотая жила. После того, как мы расплатимся с ребятами из налоговой инспекции, мы переключимся на что-нибудь более серьезное. А возможности неисчерпаемы…

—Да, я как раз думаю о некоторых из них: о штрафах за уклонение от уплаты налогов и мошенничество, тюремные сроки за заговор и лжесвидетельство. Почему бы просто не попросить компьютер ссудить нам денег?

—Послушай, пока что перед законом ты чист, как младенец. Но стоит тебе начать давать машине такие инструкции, как мошенничество с документами, как ты тут же влипнешь. Так что успокойся, и давай-ка сделаем все по возможности более законными способами.

—До меня что-то никак не дойдут твои критерии разграничения типов мошенничества.

—Мы будем служить обществу. Честер. Мы будем привносить романтическое обаяние в пресные, скучные, однообразно-серые жизни наших соотечественников. Мы будем кем-то вроде благодетелей общества, если хочешь. Почему бы не посмотреть на все это таким образом? ;

—Не надо заходить так далеко, Кейс. Давай не будем ударяться в политику; ты ведь прекрасно понимаешь, что мы с тобой просто пара порядочных шарлатанов, так ведь?

—Конечно, без проблем здесь не обойтись, — продолжал гнуть свою линию Кейс. — Голову сломаешь, пока удастся подобрать то, что нужно. Возьми, к примеру, Древнюю Грецию. Там были такие обычаи и традиции, которые явно не подойдут для тихого семейного вечера. На первых Олимпийских Играх, например, никто из состязавшихся не хотел обременять себя даже набедренной повязкой. Были там и общие бани, где мужчины и женщины мылись вместе —в целях, так сказать, взаимного просвещения, — да и рынки рабов, где товар выставлялся во всем своем естестве. Да практически все в античной истории слишком грязно для того, чтобы можно было выставлять ее на всеобщее обозрение.

—Тогда нам лучше ограничиться более поздними-временами, когда люди стали уже христианами, — сказал Честер. — Мы можем показать инквизицию, семнадцатый век: сжигание ведьм на кострах и все такое.

—Давай-ка сделаем еще одну попытку, Честер. Что-нибудь такое быстрое и простенькое, ну, чтобы убедиться, что машина восприняла идею.

—Ладно, давай, — вздохнул Честер.

9
{"b":"17775","o":1}