ЛитМир - Электронная Библиотека

- А что это за задача такая главная?

- Задача-то? Очень простая - как можно быстрее довести эту планету до состояния полной неорганической стерильности.

- Но зачем?!

- Господи, что у тебя за глупые вопросы?! Тем самым мы сделаем ее непривлекательной для низших цивилизаций, наподобие земной, и планета останется полностью нашей. А через некоторое время мы хорошенько удобрим голые камни микроорганизмами и вскоре земля снова будет готова давать урожаи.

- Как быть с нынешним населением планеты? - спросил Ретиф.

- А что, не скажу, чтобы я был уж очень привередлив в пище, - развел руками Хонк. - Мы съедим его, как и все остальное, и, будь уверен, на расстройство пищеварения жаловаться землянам не станем. Если честно, то нам больше по вкусу коровы и еще другие коровы... ну, ты знаешь. Такие с длинными ногами и без рогов... На вашем варварском диалекте их называют лошадьми. А кроме того мы очень любим собак. Конечно, они не такие сочные, как коровы, но уж во всяком случае приятнее на вкус, чем люди. Впрочем, многие из нас считают маленьких представителей людского племени тоже вполне съедобными. Особенно, если речь идет о совсем маленьких. Когда их готовят к обеду, они так возбуждающе извиваются и пускают пузыри.

- Да, вы, Хонк, - сама добросердечность, - выдавил из себя с трудом Ретиф.

- Мне очень лестно слышать такие приятные слова даже из уст мошенника. Но меня нельзя захваливать - я теряю строгость, а сейчас она мне нужна, как никогда. Возьми, к примеру, моих туристов: если бы не мои регулярные инспекции в войсках с прочтением лекций, поднимающих моральный дух сол... то есть туристов, они бы давно уже отправились по домам. Они ведь как думают: "Наесться мы наелись, а больше тут делать нечего". Глупые ребята. Но до сих пор признаков открытого брожения в их рядах не было. Они стараются изо всех сил, а все почему? Потому что с ними всегда я. Тот, кто умеет в нужный момент взбодрить, поощрить на новые подвиги.

- Предположим, вы приказали им сняться с планеты и отправляться домой? - сказал Ретиф. - Их действия?

- Исполнят с удовольствием этот приказ. Но все дело-то в том, что такого приказа им никогда не будет, Ретиф. Эта планета - мой трамплин вверх, и у меня нет ни малейшего намерения отворачивать с полдороги. Ты ведь не знаешь, что после победы на этой планете мне должны присвоить звание Покоритель Всех Врагов. Суди сам: могу ли я плюнуть на это?

- Смотри, видишь, как он облеплен весь пластинами, будто доспехами? сказал Ретифу Генри. - Для того, чтобы прошибить это потребуется восьмой калибр, не меньше.

- Совершенно верно, приятель, - гордо заявил Хонк. - Только в одной точке... - он показал на место сочленения роговых пластин в той, которая у человека называется грудью, - видите, вот здесь. Только в этой точке моя шкура настолько тонка, что ее можно пробить обычной пулей или средним лучом. Ну, ладно, закончим с бесцельной болтовней. Ты покажи-ка мне лучше свой письменный стол, дружок, распорядился он, глядя на Генри. - Мне необходимо написать донесение главному командованию о близящейся нашей победе. Потом ты приготовишь мне из местных продуктов отличное угощение и выделишь лучшую комнату для моего ночлега.

- С какой стати? Ты рассчитываешь на то, что я буду ухаживать за проходимцем, который хамски заявляет, что явился сюда для того, чтобы убить меня и мою семью?

- Разумеется, дружок, ты будешь за мной ухаживать. Подумай сам: какой у тебя выбор?

- Ну что ж, - ответил задумчиво Генри. - Не уверен насчет выбора, но попробую все же.

С этими словами он сжал кулак и, коротко размахнувшись, изо всех сил засадил прямо по лицевым пластинам Хонка. Такой удар мог бы свалить с ног буйвола, но с базуранцем ничего не произошло. Что же касается Генри, то он, взвыв от боли, отдернул свой окровавленный кулак. Хонк только покачал головой, как бы отмахиваясь от мухи.

- До времени я не вспомню об этом, - сказал он. - Позже я разорву тебя на части в присутствии твоей женщины и ребят. А хочешь, наоборот? Их - в твоем присутствии, а? Ладно, пока на это нет времени. Иди показывай мне мой офис!

- Похоже, у меня и вправду нет выбора, как он сказал, - извиняющимся тоном, обращаясь к Ретифу, проговорил несчастный Генри. Он кивнул Хонку и повел его в дом.

В заваленном книгами кабинете, он смахнул со стола свои бумаги и показал Хонку, что тот может сесть.

- Давай сюда бумагу, перо и калькулятор, - приказал базуранец.

Найдя изящное кресло из вишневого дерева для себя чересчур тесным, Хонк отломал подлокотники и выбросил их в окно.

Услыхав шум в кабинете, Мэлли подумала, что гостю что-то не понравилось и зашла туда.

- Так, а Генри... - начала она, но Хонк издал какой-то ужасный вопль и запустил в женщину пепельницей. Она попала Мэлли прямо в лицо, и жена Генри, заплакав, убежала.

- Одиночество! - вдогонку донесся крик Хонка. - Мне нужно одиночество! Я должен остаться наедине со своим величием для того, чтобы составить донесение адекватное фундаментальности моего триумфа!

Он схватил шариковую ручку, листок бумаги и стал что-то неуклюже писать.

- Прежде чем вы совершите непоправимое, - заговорил вошедший в кабинет Ретиф, - как насчет того, чтобы серьезно обсудить нашу проблему?

- Нет нужды! - рявкнул Хонк. - Карты брошены! Ну вот скажи ты мне: тебе-то какое дело до участи этих грязных крестьян? Теперь всякому видно, что они утеряли всю ту хрупкую значительность, которую когда-то, может быть, имели. Они бесполезны, потому что беззащитны. Суди сам: денег чтобы откупиться у них нет, политического блата нет, организации чтобы оказывать сопротивление нет. Ничего нет! Что они есть на свете, что их нет - все равно. Никто от их отсутствия не пострадает. Мои ребята, если у них все идет по плану, должны добраться сюда через какой-то час. Мне надо спешить, не хочу, чтобы в тот момент, когда я пишу важный документ, у меня на глазах жрали стол! Мне нужно поскорее завершить с этой писаниной и отбыть в столицу, где я приглашен в качестве почетного гостя на банкет, даваемый Его Превосходительством главой администрации. Вижу, что это здравомыслящий человек. Когда я указал ему на то, что сопротивление бесполезно, а сотрудничество, - хотя бы и не существенное, - полезно и может обернуться кругленьким вложением наличности в гроасской валюте на его личный счет в банке Цюриха, он тут же предоставил в мое полное распоряжение свой правительственный вертолет и начал подготовку просьбы Блифа аннексироваться в пользу Базура. Что там говорить, практичный человек.

- И все же, Хонк, подумайте сами: Земля не сможет спокойно, стоя в стороне, взирать на то, как вы со своими туристами истребляете тут два миллиона земных колонистов!

- А ты уж это как-нибудь устрой, дружище! Лично я напишу тебе бумажку, в которой будет говориться, что ты делал свою работу с рвением и риском даже рассердить меня. Так что твоя карьера нисколько не пострадает. И мы не будем тебе мешать отправиться к себе домой. А здесь... Здесь все будет идти своим естественным чередом. Подумай сам, не мог же спелый персик Блиф вечно незамеченным болтаться на ветке дерева?

- Хонк, у вас достаточно здравого смысла, чтобы понять, что Земле ничего не будет стоить послать сюда флотилию войск поддержания мира. А вы знаете, на кораблях установлены с недавних пор такие пушки, что выстрел даже одной из них может превратить весь ваш любимый Базур в черную головешку.

- Никакую флотилию Земля сюда не пошлет. Это я говорю с полной уверенностью, так как читал земную историю и знаю землян. Вы, земляне, страдаете от того, что у вас слишком много сдерживающих факторов и различных табу, за которые вы не смеете переступить даже тогда, когда, казалось бы, этого требуют обстоятельства. Вы упускаете время и даете вашим недругам вдоволь наиздеваться и скрыться. А все из-за удивительного и мне лично непонятного нежелания применять имеющуюся в вашем распоряжении силу. Отсюда у недругов вывод: делай, что хочешь, эти копуши тебе не помеха.

13
{"b":"17776","o":1}