ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вернулась к вечеру. Общежитие гудело.

Фомину надо было как-то выкручиваться и он не нашёл иного способа, как обвинить Альбину во вспышке дикой агрессии на его справедливые замечания о беспорядке в её комнате. Нависла угроза отчисления. Но улеглось: слава о подвигах Фомина гуляла по колледжу и директор был даже доволен, сочувственно разглядывая поцарапанную физиономию своего блудливого заместителя. Он бы и расстался с ним давным-давно, но был Фомин коммерчески изворотлив и помогал директору приворовывать. Так что пронесло, ограничились выговором. Альбина внутренне приготовила себя к расставанию с колледжем, и потому только усмехнулась, когда ей объявили о принятом решении. А в студенческой среде о позоре с гаишником тут же забыли и девчонки смотрели на Альбину как на героиню.

***

Впрочем, времена наступили позорные, в общаге, кроме Ирины, верной подруги ушедшего служить в армию любимого, её одноклассника Кольки, девственниц не было, все девочки, оторванные от родных семей и родных мест, предавались на свободе сексуальным излишествам по нарастающей.

Быть может случай с гаишником и скандал с заместителем директора и подвёл к Альбине трёх сокурсниц, предложивших ей заняться сексуальным заработком. Подружки завели любовников, работавших клерками в банке, и щеголяли нарядами и дорогой косметикой. Пожалели Альбину, бедную безденежную провинциалку, одетую чуть ли не в обноски. А уже вот-вот наступят холода.

Разбитные девушки поделились своей успешностью, рассказали, что в банке, где завели себе богатеньких бойфрендов, есть одинокий мужчина лет сорока с хвостиком, большой любитель скромных девочек, с которыми он чувствует себя настоящим мужчиной. И этим мужчиной был не какой-нибудь занюханный оператор или компьютерщик, а сам управляющий банком, бывший музыкант и фанатик игры на клавесине. Парни с хохотом рассказывали своим подружкам, что их начальник любит девушек учить сексу и медленно, со смаком, развращать их по Камасутре.

– Аля, ты же не девочка, зачем простаивать? Тебе нужна хорошая одежда, сапоги, косметика. Охмури этого папашу и всё у тебя будет, как у нас. Чего стесняться, селяви, все студентки сейчас под кем-нибудь лежат. Притворишься девочкой из деревни, он от тебя потащится. Ты же не какая-то лапотная уродина, ты же красавица. Тебя только приодеть и все ахнут.

Эти прельстительные порочные речи подействовали. Мрачно посмотрела Альбина на девиц и согласилась. «Может такая постоянная связь поможет», – подумала она. Постоянных связей она не заводила, сердце ни к кому не звало.

Как только у подружек случилась очередная гулянка, они свели Альбину с управляющим банком. Смущавшаяся, гибкая и симпатичная Альбина сразу ему понравилась. Альбина же, глянув на коротенького плотного мужичка, презрительно хмыкнула про себя, но ей было всё равно.

В этот же вечер банкир захотел везти Альбину к себе, но она, по правилам принятой на себя роли, испуганно потупила глазки и отказала.

– Может завтра… или послезавтра. – смущённо сказала она банкиру, кокетливо посмотрела на него понимающим взглядом и отвела глаза.

Это банкира распалило. Так завязался их порочный роман, который Альбина завела исключительно для проверки себя, даже и не помышляя о какой-то плате. Но плата была положена, банкир не мог этого не сознавать. И как только их встречи начались, дал Альбине денег на расходы.

– Купи себе что-нибудь приличное из одежды. – важно произнёс он, подчёркивая её бедность и свою значительность.

Денег, однако, дал не настолько много, чтобы купить по-настоящему приличное, оказался жадноват.

Встречи их были не частыми, особой сексуальностью банкир похвастаться не мог, ему достаточно было предаться ритуалу раз в неделю. Альбину это вполне устраивало. Он купил Альбине мобильник, звонил, когда приехать, отправлял за ней к общаге машину, и она ехала к нему за город, в импозантный коттедж с охранником у ворот.

Поиграв ей на клавесине, он приступал к развращению. Открывал Камасутру, в роскошном издании с картинками сексуальных поз, и читал Альбине сцену, которую они сегодня освоят. Дорогое вино с шоколадом и сладостями расслабляло, Альбина прилежно выполняла урок. Эта её разыгрываемая школьная дисциплинированность и талантливая понятливость доводила банкира до экстаза. Он с наслаждением взирал на плоды своего «труда», любуясь нежным гуттаперчивым телом девушки. Закончив очередную порцию её развращения, он бросался к ещё одной своей утехе и страстно терзал верный клавесин, исторгая каскад невероятных диссонансов. Длился их сеанс разврата не больше двух часов, на большее банкира не хватало. Он расслаблено плюхался в кресло, а Альбину водитель увозил обратно в общагу.

– Как прошла случка? – бросал ей какой-нибудь парень. Все прознали, куда и зачем увозят Альбину.

Альбина даже не огрызалась. Она ждала результата. Прошел месяц, и неодолимая похоть не просыпалась. Это её радовало и тревожило.

Но тут произошёл срыв и допустил его распалившийся в учении банкир. Он задел ту струну в психике Альбины, которую нельзя было задевать ни в коем случае. Но он-то этого не знал!

Альбина ненавидела минет. Он ассоциировался с растлившим её педофилом, особое наслаждение находившим в лицезрении оральных манипуляций девочки.

Как только обнажились, банкир взял в руки Камасутру и произнёс, похабно хихикнув:

– А сегодня, детка, нам предстоит освоить минет. Знаешь, что такое минет?

Альбина знала. В голову прилила кровь, и она вспыхнула от злобы, как недавно с заместителем директора. Банкир не ожидал её реакции и потому оказался беззащитен. Альбина что есть силы вмазала ему коленкой в пах. Банкир сложился пополам, второй удар коленкой пришёлся в скулу и банкир вырубился, свалившись на ковёр.

Альбина быстро накинула платье, не надев даже трусики и куртку, схватила сумочку и стремительно бросилась из коттеджа.

Охранник у ворот недоумённо воззрился на неё, бежавшую в одном только платье, но она на бегу уже придумала, как от него отбиться.

– Беги скорей, Эльдару Ивановичу плохо. – крикнула она, подбегая.

Охранник кинулся в коттедж, а Альбина выскочила за ограду и стремглав побежала к трассе. Дорогу он выучила, поэтому рванула к трассе через лесок, по кратчайшей траектории.

Выбежав на трассу, подняла руку, пытаясь остановить кого-нибудь и скорее уехать от опасности.

Машины проносились одна за другой, Альбина выглядела слишком непрезентабельно в своём платьице, хотя погода была совсем не летняя, даже почти морозная, ноябрь на Урале уже подмигивал снежком, все одевались потеплее.

Альбину трясло от холода.

Наконец притормозила иномарка и выглянувший парень спросил:

– Тебе куда?

– В город. – ответила Альбина. На секунду мелькнула тревога, лицо парня выглядело нагловатым, но желание как можно скорее уехать, перебило бдительность.

Парень вышел из машины, открыл заднюю дверцу и сел рядом с Альбиной.

– А что тебя трясёт? Замёрзла что ли? – посмеиваясь, спросил он и попытался обнять Альбину.

Альбина откинула его руку.

– Только без этого!

Машина мчалась, стекла были затенённые, она оказалась в ловушке.

– Ну, раз села, не трепыхайся.

Парень был не только нагл, но и силён. Он завалил Альбину и сунул руку под платье.

– Серёга, она без трусов! – сообщил он другу. – Причаль где-нибудь.

Друг съехал на обочину и остановился.

Альбина отбивалась, как могла, но два яростных насильника не дали ей ни единого шанса выскочить из машины.

Сорвав с неё платье и исполнив надругательство, включили скорость, и тот, что остался на заднем сидении, на ходу вышвырнул обнажённую Альбину и её сумочку на дорогу.

Альбина ударилась головой об асфальт и потеряла сознание.

Время было позднее, машин было мало.

Её распластанное на обочине голое тело заметила возвращавшаяся с дачи супружеская пара пенсионеров. Подняли в свои «Жигули» на заднее сидение. У пенсионеров было одеяло, женщина закутала в него Альбину, пощупала пульс.

106
{"b":"177775","o":1}