ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Проект был интересен. Денис поделился столь неожиданным заказом с Арбелиным и Альфой.

– Это то, что надо! – оценил проект Арбелин. – Вот вам и практическое приложение фасцинетики сразу в двух направлениях: целительном и эстетическом. Детей в первую очередь надо спасать от массового ожирения. Неплохо бы поработать тебе, Денис, не только над дизайном, но и предложить диетологу какие-то рецепты под лейтмотивом вкусного лекарства. Но над этим надо работать и работать. Не сразу.

– Можно и мне подключиться? –попросила Альфа. – Вкусное лекарство для целительной фасцинетики ведь необходимо, так я понимаю, Юлиан Юрьевич?

– Ещё как! Это основа целительства.

На том и порешили: негласно академия подключается к проекту детского школьного питания.

Часть восьмая

ЭКСКУРСИЯ ПО МУСОРКАМ И УСТРАШАЮЩАЯ ФАСЦИНАЦИЯ

***

Июнь наполнялся теплом, по утрам погода установилась райская.

Арбелин решил не тянуть и поскорее устроить ученикам обещанную экскурсию по мусорным площадкам, чтобы наглядно приобщить их к проблеме реципрокности.

Позвонил обоим:

– Завтра в 8-30 жду у моего подъезда. Форма – как можно проще, шагать пешком придётся три километра. Пройдёмся по моему утреннему маршруту, по дороге и побеседуем.

Ученики созвонились и подъехали на своих машинах вместе.

– Молодцы, одежда как раз. – похвалил Арбелин. – Тачки оставляем и шагаем. Что сегодня увидим особенного – не ведаю. Но ни одного обхода моего не бывало без чего-нибудь интересного, а то и просто удивительного. Ни одного! Вот и сегодня что-то да выкинут реципрокты. Я уже к своим походам отношусь как к охоте. Азарт иной раз охватывает. Фасцинация. Не исследование, а конфетка. И отличная мотивация для ходьбы. Без мотивации 3-4 километра шагать ежедневно скучновато, а с мотивацией время мигом пролетает и интересно.

Для Альфы с Денисом прогулка с Учителем оказалась в высшей степени поучительной: они увидели совершенно в ином свете всю палитру того, что люди обыкновенно с брезгливостью избегают.

Арбелин по ходу показывал, разъяснял, рассказывал о необычайных случаях.

– Чего только не выносит народ наш на мусорки, чего только не бросает в баки! В феврале я обнаружил барсетку с паспортом. Денежку барсеточники, по всей видимости, выпотрошили, а барсетку бросили в мусорный бак. Аккуратненько сверху лежала. Раскрыл, а там паспорт.

– И куда Вы его? – спросила Альфа.

– Отнёс вместе с барсеткой в стол находок.

– А почему не в милицию?

– Не хотелось процедурой себя отягощать. Им же надо подробно расписать что, где и почему. А в стол находок отдал и – прощайте.

На каждой площадке кто-нибудь из ходунов да копошился. В основном собиратели бутылок и банок из-под пива. Банки они все как один бросали на землю и ловким ударом ноги расплющивали.

– Тут своя технология. –пояснил Арбелин: – Расплющивают, чтобы побольше в сумку уместилось. И в пункте приема такие принимают – удобнее складывать. Видели, как бутылки собирают? Чаще всего люди забрасывают их в баки. Оттуда их и выуживают бомжи, инвалиды, пенсионеры. А дальше куда их? В пункты приёма. Таксу все знают, стараются набрать бутылок побольше. Некоторые в день собирают по сотне. Труд, да ещё какой! Целый день на ногах. И однажды вот какую забавную картину я наблюдал. Вижу, навстречу идёт старушка с двумя большими пакетами. Несёт бутылки. Поравнялась со мной, поставила пакеты на асфальт и быстро бежит назад. Куда? А к двум таким же пакетам, которые шагах в двадцати оставила! Я остановился поглазеть. Она прихватила пакеты и понесла к тем, что оставила возле меня, но не остановилась, а прошла дальше метров на двадцать. Поставила, вернулась за оставленными. И вот так маятниковым способом она несла четыре пакета. До пункта приема идти ей с полкилометра. Представляете? Труд!

Подходя к четвёртой площадке, Арбелин увидел издалека величественную фигуру с тростью.

– Видите старца с тростью? – обратился он к Альфе с Денисом. – Я его называю профессором. Он в горной академии доцентом служил. Ему уже под восемьдесят. Величественный, с чеховской седой бородкой, с тростью. Красавец. Образ – хоть в кино снимай! Собирает в основном металл. К пенсии добавку прибавляет.

Арбелин поравнялся со старцем, перекинулся коротким разговором. И оба двинулись каждый в своём направлении.

– Он почти точь-в-точь повторяет мой маршрут, обходит тринадцать площадок. А может и больше. Иногда в сопровождении жены. Ежедневно! Тоже труд. Походи-ка целый день.

– Целый день ходит? – удивился Денис.

– Вот именно. Я часто летом прогуливаюсь ещё и вечерами, дополняю моцион. И встречаю его. Интереснейший человече. Но немногословный. А бывают забавности просто анекдотические. Как-то встречаю знакомого ходуна, мужичка лет сорока. Идёт в кожаном костюме! Брюки кожаные, куртка, будто из глянцевого журнала. Мачо! С месяц щеголял. Потом вижу – уже без кожи. Коля, – спрашиваю его, – почему свой роскошный костюм снял? Смеётся. Говорит, жарко в нём и неудобно. Одним словом, хоть дорогая и классная, но нефункциональная для ходуна одёжка. Не рабочая.

Как и предсказал Арбелин, появилась реципрокная неожиданность, особенно удивившая Альфу: кто-то, как на заказ, подкинул показательную новинку. Альфа первой увидела, должно быть потому, что картина была, что называется, из женского гардероба. На ограждении вокруг мусорных баков красовалась женская одежда. А подойдя ближе, увидели и две пары модельных туфелек на шпильках.

Альфа не постеснялась снять с заграждения, развернуть и осмотреть добро. Всё было почти как новенькое, чистое.

– Может уже не модное? – предположил Арбелин.– Женскую одежду, всякую, и летнюю и зимнюю, очень часто выносят. Дублёнки, шубы, куртки.

Альфа засмеялась:

– В нас, Юлиан Юрьевич, в женщинах вирус такой сидит – почаще обновлять прикид. Надоедает одно и то же. Ну, а у тех, у кого деньжата водятся, первое дело покупать новое, а старое выбрасывать.

– И, слава богу, что не в баки выбрасывают. Висеть это добро будет час или от силы два. Кто-то непременно возьмёт. Бесплатно ведь. Почисти и носи на здоровье. Чистейшая реципрокность. Я и сам недавно вынес два пиджака, великоваты стали, надоели. Через час их уже кто-то взял. А вот эту безрукавку, в которой я сейчас, прошлым летом подобрал. Вижу, кто-то вынес целый магазин мужской одежды, да ещё и на плечиках. Моего размера причём. Вот эту жилетку я и взял. Принёс домой, давай осматривать, какой же в ней дефект, раз её вынесли. Оказалось, бегунок у молнии сорван. Для меня устранить это пара пустяков, я же портной. Порылся в своих портняжных архивах, нашёл отличную молнию, прежнюю отпорол, свою прострочил, получилась не безрукавка, а чудо. Смотрите: фирменная, уйма карманов и кармашков, хлопок, цвет замечательный, сидит как влитая. Для уральского лета в самый раз. Спасибо неведомому реципрокту. В магазине такую редко встретишь.

– Вы и шить умеете?! – удивилась Альфа.

– А как же! Я ведь из племени стиляг. Стиляги в шестидесятых годах прошедшего века стали узенькие брюки носить. А откуда же их взять, если швейная промышленность не выпускала, а достиляжная мода была диаметрально противоположная: брюки молодёжь носила морской клёш – магазинное распарывали и клинья вставляли. А стиляги наоборот – начали распарывать и зауживать. Мама меня научила машинкой швейной управляться. Она до сих пор отлично функционирует, электрическая «Тула», ни на какую не променяю. С тех пор и пошло-поехало. Дорос до того, что запросто шил себе джинсы и куртки. Не хуже фирменных.

– Как здорово! – Альфа с восхищением смотрела на Учителя. – Вы просто универсал!

– Ну, это ты перехватила! Но некоторую независимость от капризов рынка и моды я приобрёл. Где убавить, где прибавить, где укрепить или какую-то изюминку приладить, это запросто. Ту же молнию заменить или бегунок, никаких проблем. А люди выбрасывают. У тебя есть швейная машинка?

43
{"b":"177775","o":1}