ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дна у защитного купола действительно не было, что сильно порадовало Федора. Обстановка в комнате была обычной для подобных заведений, стол, заставленный остатками плотного обеда да две широкие резные скамьи. За столом, друг напротив друга сидели двое хорошо одетых мужчин, купеческого или даже дворянского сословия. Возле одного из них сидела женщина, с выправкой бывалого драгуна, явно доверенный телохранитель, на голове у нее был серебряный обруч с красным камнем. Так, а вот и подпитка для амулета - подумал Федор. Мужчины вели тихую беседу, за кубками послеобеденного вина.

- Вы хотите сказать, граф - говорил один из присутствующих, - что Готлинги потеряны для Двенадцатиградия, по крайней мере, лет на шестьдесят.

- Да, отвечал ему собеседник - магики не выпустят ни кого из них, пока они не закончат обучение. По крайней мере, лет двадцать, минимум, у ордена есть, кроме того, обучение может завершиться так же как в прошлый раз. По крайней мере, мы, приложим к этому все усилия. Южная Стеона давно калечит людей, своим обучением, вы про лихорадку потока слышали?

- Извините, я об этом не подумал.

- Более того, орден уже активно готовится к войне, в Северной Стеоне назревает заговор, вы сами понимаете в каком положении, они оказались. Этот сумасшедший магистр готов отдать свой жезл человеку, не имеющему представления о нашем мире. С его приходом, политика может резко измениться, конечно, все прейдет в норму, но через пару поколений. А живущих сейчас молодых, это беспокоит мало. Ведь обязательно произойдут изменения в составе семей находящихся у власти, а ныне правящим это не понравится. Как говорил тот, которого убили: - мировая революция, борьба с эксплуатацией человека человеком, - вот и получил шестопером по башке, не посмотрели, что истинная кровь.

- Неизвестно еще, что скажет этот - задумчиво перебил его собеседник.

- Да, похоже, то же самое, если колдунишки, простите баторесса, к вам это не относится, вы, ведь выпускница севера, не доведут его до сумасшествия раньше, его кончат сами двенадцатиградские Коганы. По сообщениям разведки он ведет себя примерно так же. Ужинает с рабами, не в меру пьет, но сейчас он в башне, если выйдет оттуда нормальным, то через две седмицы будем думать, что делать дальше. Хотя в своем баронстве, правил твердой рукой, попирая традиции и обычаи. Вам что, второй Родомир Железная длань нужен, нет, вот и соображайте. Конечно, в его честь города называют, но вряд ли Двенадцатиградие переживет такого правителя.

- Ну а второй?

- Какой второй, вы батенька помешались на пророчестве Орсфета. Ну, так там должна быть женщина, а этот сумасшедший мальчишка, который себя ей называет, сидит в квадзияровой клетке в подземелье Стеоны. Также кстати, как и остальные спутники этого темного, кое-кого уже и казнили.

Внутри Федора словно разорвалась бомба. Так вот оказывается чего стоят заверения доброго дяди магистра. Мышеловки без сыра не бывает! Кого они посмели казнить, отморозки. Буря чувств прошивала его словно электрическими разрядами, вся скопившаяся энергия превратилась в плотный клубок. Но дальше, информация. Все мысли и чувства в секунду пронеслись потоком, оставив после себя только холодную ярость, она накапливалась, формируя вокруг себя холодный шар энергии.

Между тем двое продолжали разговор:

- Но он освободил ястрегов.

- Да бросьте вы, мы этих витязей с иллюзорными ястрегами и одушевленными мечами за последние триста лет повидали больше чем кикимор на болоте, и, кстати, с тем же результатом. Оба собеседника дружно заржали.

- Учтите батор - проговорил после этого тот, которого назвали граф, - если вы будете работать на нас, то ваше положение по окончании военных действий может серьезно изменится, будем реалистами, нам некуда спешить. Из этой комнаты вы выйдете либо, принеся магическую клятву, служить в третьей канцелярии ордена, либо у вас случится приступ той самой лихорадки потока, все мы балуемся магией, особенно здесь, ну там купили плохой амулет, с кем не бывает...

- Да он его просто вербует - понял Федор. Ишь ты, я думал вы дикие, а вы тут в подковерные войны играете, тайную службу создали, сильны бояре.

Их беседу прервала женщина:

- Здесь кто-то есть, я теряю слишком много энергии - сказала она.

Сейчас ты потеряешь ее всю, решил Федор, и, приложив энергетический пучок, который мог считаться рукой к ее голове, потянул ее силу на себя. Обруч на голове женщины стал розовым, и волосы задымились, а сама она дико закричала и упала на пол, и видимо потеряла сознание. Магическая защита рухнула, и Федор рванулся сквозь стену к школе.

Во двор школы он влетел как энергетическая комета, в центре двора остановился, сосредоточился и расползся кучей щупалец по всем зданиям цитадели. Где они, ага вот какое-то сооружение из квадзияра, замурованное в дальнем конце тоннеля. Ну-ну, посмотрим. Да это действительно клетка и в ней кто-то есть, Антошка! Нет не Антошка, Ворон, и что он тут делает?

Ворон в помятой хламиде сидел на соломенном тюфяке, и грустно смотрел перед собой. Напротив него сидел второй, незнакомый Федору человек и, глядя на мага, говорил.

- Ты хочешь сказать, отторженный, что этот новый сотворил тебе живую руку? А ты перед всем этим не прикладывался к той фляге, которую привез магистр, а? Может у тебя никогда не отрубали руку, да и знак на плече ты сменил, отторженец, теперь ты проклят, что молчишь!

С этими словами он вскочил, и наотмашь ударил Ворона по лицу, тот только посмотрел на своего собеседника мутными глазами, и ничего не сказал, просто опустил голову и все.

Допрашивают, стало быть, ну потерпи соратник, не могу помочь, но не забуду. С тобой все ясно, а где Антошка.

Ну ка шарохнемся по этим лабиринтам, кто тут еще. Так, вот две комнаты, через стену, Нея и Сунильда. Боже Сунильда, что они с тобой сделали! Ладно, ребятки, значит мои друзья в городе, а где ясты? Мужик, тебя не знаем, извините, тетя вас тоже, так это кто, а Опора, номер камеры пять, ладно, кто тут еще. Блин, да сколько людей в подвале цитадели, ну поборнички добра, слуги света, доберусь я до вас!

Антона и ястрегов Федор в подвале не нашел, он почувствовал, что нужно вернуться в тело и все обдумать, иначе энергия эмоций разорвет его, как ядерную бомбу, и он не оставит от этой цитадели камня на камне.

Возвращение было тяжелым, видимо, сказалось отсутствие опыта, он ворвался вовнутрь своего тела, и постарался почувствовать каждую его клеточку. Он проделал все излишне быстро, поскольку организм отозвался вспышкой острой боли. Казалось, завибрировала каждая мышца, возмутился каждый нерв. По телу прокатились две волны, от макушки и от пяток, они встретились где-то в середине живота, чуть ниже пупка, и Федор упал на пол, от резкой рези в животе и острой боли в легких. Но это длилось всего мгновение, затем он смог сделать первый вдох.

Он лежал на полу, и чувствовал такую усталость, что не мог даже пошевелиться. Организм кричал о необходимости отдыха, мышцы и нервы отказывались повиноваться, глаза закрывались сами. Федор уснул, он просто не мог иначе, для спасения друзей были нужны немалые силы.

5

Проснулся Федор толчком, мышцы ныли, словно от тяжелой физической работы. Память, обостренная даром, четко помнила все. Он медленно сел, сил не было даже на то, чтобы сотворить себе приличный завтрак, башка просто раскалывалась, видимо внутреннее давление было запредельным. Нет баторы так нельзя, так и в ящик не долго. Он медленно поднялся, дошел до ниши, и взял тарелку с кашей. Автоматически, не задумываясь, раскрыл кисть над миской, и просканировал тарелку на наличие ядов, запустив известное, классическое заклинание. Нет, не зря он рылся в библиотеке, в кашке что-то было, добро, если просто снотворное. Да чего-то не хватает, а обруч где? Вот он в центре комнаты. Федор подошел к обручу, держа в руках миску, и сел на пол, привознемогая мышечную боль во всем теле, словно после хорошей тренировки блин, а когда он последний раз мылся? Запах от него, поди, еще тот. Медленно взял в руки обруч, раньше с этим проблем не было, он сам с башки не соскакивал и, хмыкнув, водрузил новоприобретенное украшение себе наголову.

58
{"b":"177784","o":1}