ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Федор оглушительно захохотал.

- Извини, магик вырвалось, тут между камнем и картиной такие огни бегали, что лучше пусть он у тебя останется, - сказал старшина.

- Ну, ты жесток, хохотал Федор, такое проклятие и в ж..., - теперь захохотали все присутствующие.

- Так, а теперь об оплате, - начал Федор, - дорого не возьму.

- Слушаю барон, - ответил старшина, явно давая понять, что разговор перешел в деловое русло.

- Первое, что мне от тебя нужно, кто делал раму к картине?

- Да есть тут у меня один умелец, и что?

- Нужно будет прямоугольную в человеческий рост.

- Есть у него такая, он за нее цену назначил, а покупатель не взял, слишком говорит красиво, и слишком дорого.

- Познакомишь?

- И все?

- Хорошо, теперь второй вопрос, ты как я понимаю, контролируешь порт?

- Ну да вроде того.

- А на город твой контроль распространяется?

- Да, но не дальше кварталов гильдий.

- Вот, ты мне и нужен.

Федор видел самый жесткий вид нарождающегося капитализма, у себя дома. Он прекрасно поймал, что ни чего нового, ни кто там не изобрел, рэкет был, есть и будет. И неважно кто за ним стоит, бандиты, чиновники, или благородные лорды, сути это не меняет. Воличь был городом торговым и вольным, стало быть, бандиты.

Он рассказал Старшине, зачем нужны ему его связи, рассказал о формировании новой гильдии. И даже подарил небольшое, с ладошку зеркальце, оставшееся у него после лабораторных работ с мастерами. Федор также обрисовал перспективы развития этого дела, не упустив проблемы использования натуральных зеркал в магии. Его собеседник был просто очарован перспективами.

Так магик, пошли отсюда, - сказал, вставая старшина, - разговоры пошли серьезные, нечего нам дерьмо нюхать, сейчас еще с города сливать начнут, вообще задохнемся. Мы люди серьезные, для таких разговоров другие места есть. Тем более что я уже знаю, с кем говорю, мои ребята тоже времени зря не теряют.

- А картину куда, спросил Федор, может, вернем хозяйке, пусть увидит, что все в порядке.

- Она и так увидит, новолуние сегодня, нечего ребенка дергать.

- Это твоя дочь?

- Нет не дочь, племянница, дочь покойной сестры, люблю ее как дочь, вот ребята и, перестарались. Пошли магик, дела у нас.

Федор вернулся домой под утро сам в сильном подпитии и охрана в дым, когда уже все мастера, что называется, стояли на ушах. Не выясняя, где он был и с кем пил, мастера решили промолчать, все-таки благородный батор.

Память не подвела, и Федор помнил, что четко рассказал Старшине, как работает система рэкета. Пояснил детали и сделал выкладки. Рассказал, как начисляются проценты, и как они взимаются. В общем, перевел преступный мир Волича, на более цивилизованную ступень. Пояснил, что такое преступный бизнес, и как осуществляется контроль, например над проституцией, знания, почерпнутые им из послеперестроечных телепередач. При этом успел прочитать пространную лекцию о налогах, чем вызвал гомерический хохот слушателя.

- Ты предлагаешь мне создать государство, внутри государства, ох умен ты барон, стоит, стоит об этом подумать. А гильдию твою мы не обидим, с такого дела нельзя много брать, голову оторвут.

Федору все больше нравился этот человек.

6

Гильдейский экзамен был назначен на третий день после полной луны, подсуетился Старшина. В ратуше было собранно все правление, включая всех старшин гильдий.

Зеркало выставили на всеобщее обозрение, закрыв полотном. А находящиеся в ратуше, гадали, что там скрыто. То, что данное произведение не содержит магии, уже знали все, косяк парадной двери ратуши, как принято в таких местах, был сделан из квадзияра. А проносили предполагаемый шедевр, именно через эту дверь.

Присутствующих мучил только один вопрос, что там, за полотном. Один подвыпивший батор утверждал, что там прекрасная картина, из цветного стекла, другой высказывал верное предположение, что там стеклянная отражающая поверхность, в которую можно смотреться как в зеркало. Но верили больше первому.

Наконец настал момент, когда в зале ратуши собрались все. Здесь были старшины всех десяти гильдий Волича, городской голова, и десятки мастеров, выступающих в качестве экспертов. Настала черед группы, претендующей на звание гильдии, показать свое мастерство.

Вперед шагнул мастер стекольщик, по имени Март Прон. Он вздохнул и начал, выученную, заранее подготовленную Федором короткую речь.

- Уважаемые баторы, мы стекольщики города Волича, считаем, что достигли достаточного мастерства, в своем деле, чтобы создать свою гильдию. Мы представляем на Ваш суд изделие, тайну которого будет оберегать наша гильдия. Надеемся, что это принесет выгоду и нам и нашему городу.

С этими словами он сдернул покрывало, открыв взору присутствующих великолепную резную портретную раму, внутри которой располагалось само зеркало. Внизу перед рамой стоял небольшой сундучок.

То, что произошло дальше описать трудно, сначала зрители просто замерли на месте, решив, что смотрят замечательную картину, выполненную на стекле. Но потом кто-то начал двигаться, поворачивать голову, и до присутствующих дошло, что перед ними.

Зал словно взорвался, шум наступил сразу, молниеносно. Разодетые в меха, бархат и парчу люди, стали кривляться, корчить рожи и отталкивать друг друга, чтобы оказаться перед полотном зеркала. Всю эту какофонию звуков прервал звук гонга, который стоял в зале, видимо для подобных случаев.

- Уважаемые баторы, - оглушительно громко, в наступившей тишине, сказал Март Прон. Сейчас каждый из вас, подойдет ко мне, и получит по небольшому кусочку Воличевского стекла, так мы решили назвать это чудо, дабы это помогло нам принять верное решение. Только, пожалуйста, не толпитесь и не ругайтесь, соблюдайте правила, достанется всем.

Совет прервался на некоторое время, пока вошедшие мастера открыли сундучок, и выдали каждому из присутствующих по прямоугольному зеркальцу, величиной с половину ладошки.

Долгих разговоров не было, гильдию создали, и мастерам было указанно, в десятидневный срок, представить в ратушу списки, устав гильдии, права же, были давно определенны законом.

Продуманная Ниной, и гениально проведенная мастерами презентация, явно удалась. Уважаемых горожан, развели как лохов.

7

А с другими торговыми идеями, была применена другая тактика, которую Нина назвала сарафанным радио. На момент когда Федор еще обучал мастеров, Астор Мокреев уже имел патент, на устройство для поддержания женской груди. Выдававшие его писари надрывались от смеха, но Астор заплатил столько, что никто не стал спорить. Далее за работу сели нанятые белошвейки и к концу недели он имел полсотни бюстгальтеров, разных размеров, а когда капитан Бордей привез китовый ус, еще и десяток корсетов. После этого Мокреев купил два десятка дорогих шелковых платьев и заброшенное здание на рыночной площади, в котором раньше располагалась разорившаяся корчма.

Мастера по дереву и стекольщики без особого труда, на скорую руку, сделали витрины, и вытесали из дерева подобия манекенов, без голов, которых одели в платья и поставили внутри магазина. Затем, помещение разбили по указке Нины на несколько секций, с прозрачными стенками, заставленными всякой всячиной, которая найдется у любого купца, и пригласили с рынка, несколько торговцев различной женской мелочевкой и кондитера. В отдельной секции сделали стойку, три стола и дюжину стульев, поставили самовар, и посадили буфетчика, в задачу которого входила продажа произведений кондитера, а также выдача, сбор и мытье деревянных кружек. В другой стороне поставили бочку с пивом.

Тут же, поставили кабинку для переодевания, и оставили место для новоизобретенного Воличевского стекла. Зеркало было поставлено таким образом, чтобы выходящие из кабинок женщины, в новых нарядах были видны всем. Иначе сказал Мокреев, если зеркало поставить в кабинке, то придется, смирится с тем, что на одну женщину уйдет один день.

80
{"b":"177784","o":1}