ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пиши рьяно, редактируй резво
Как открыть интернет-магазин. И не закрыться через месяц
Заговор Флореса
Как разговаривать с девушками на вечеринках
Архитектор пряничного домика
Моя любимая (с)нежность
Сумасшедшая обезьяна (подлинная эволюция человека)
Правильное питание как минное поле
В сторону Новой Зеландии
A
A

Купец побелел:

- У нас с бароном был договор о беспроцентной ссуде... - начал бормотать он.

- Устные договоренности, не наследуются, уважаемый, - стеклянным голосом отрезала Сунильда. Кроме того, поскольку, вы знали кто он такой, и не донесли, вам уже полагается сто плетей.

- Но мы забудем этот момент, - прервал ее Федор, - если вы ответите на кое какие наши вопросы, не ответите, я просто вступлю в наследство, через пару месяцев, которые вы еще будете жить, И очень жалеть о том, что живете.

С этими словами, он полез в сумку достал обруч, и водрузил его себе на голову, к ужасу присутствующего воеводы, который, увидав еще и это сел на пол. А купец просто второй раз, упал в обморок.

Как только обруч коснулся головы, по телу Федора прошла холодная волна, такое ощущение опасности каратисты называют клинок Техе. Он резко развернулся и призвал меч. При развороте он пропустил мимо, что-то задевшее его только, гонимым потоком воздуха, в а плече купца, сидящего в беспамятстве на стуле, вонзился, кроша кости, тяжелый арбалетный болт.

Первым отреагировал Коваль, используя меч Неугоды, он вылетел за дверь, и из кабинета, раздался дикий крик.

- Не убивай, - хотел крикнуть Федор, но понял, что опоздал. Близнецы с мечами, а за ними и Федор, выскочили в кабинет, теперь забрызганный кровью.

На полу лежал, давешний толстяк, точнее две его половинки, меч, просто перерубил его на две части, от бедра до плеча, снизу вверх, допрашивать было, явно, некого. Федор вздохнул, прикидывая, сколько крови придется вымывать из кабинета, который он в наглости своей, уже считал своим.

Осмотрев еще раз комнату, Федор матернулся, и оставив близнецов охранять кабинет, вернулся к купцу. Молясь, что бы стрела, не была отравленной.

Ему повезло, стрела прошла на вылет, раздробив кости лопатки, Факорт Пон пришел в сознание, минут через пятнадцать. Все это время с ним возился Ворон, который имел большой медицинский опыт. Магия Сунильды была здесь бессильна.

Глазам пришедшего в себя купца предстала феерическая картина. Стоящий над ним человек, в платиновом Стеонском обруче на голове, и черным стеклянным мечем в руках, медленно раскачивался на носках. Рядом с ним стояли две воительницы с мечами наголо. Картина была настолько легендарной, словно сошедшей с фрески про Анжея Готлинга, что купец пришел в ужас. Плече купца, было туго перебинтовано и не болело совсем, учитывая, что он видел торчащий оттуда, арбалетный болт.

Сгорающий от нетерпения Федор, увидав, что подопечный пришел в сознание, произнес, обращаясь к Ковалю:

- Ну, что будем с ним делать, Опора, доведем до старшего Соля, или вздернем в присутствии младшего.

- Прости княже, - вежливо ответил тот, - но ты его сперва, поспрошать хотел, а там отдай мне, как договорились.

- Нет! - заорал вскочивший со стула купец. И рухнул Федору в ноги.

- Только ему не отдавай, сохрани княже! Все бери, все твое, скажу что надо, подпишу, что хочешь, только сыну Норота не отдавай.

- Скажи тогда, что значит твоя чашечка, - сказал Федор, взяв в руку, болтающийся на шее купца талисман.

В комнате повисла гробовая тишина. Купец сглотнул наполнившую рот слюну, так громко, словно выстрелил из пушки. Тем не менее, все внимание присутствующих и так было сконцентрировано на нем, и дрожащим голосом купец заговорил:

- Двадцать лет назад, я приехал по торговым делам в Дест. Но я был молод, и еще ехал с караваном моего отца. Совершив все сделки, я получил изрядный куш, решил, тихонько, сыграть в кости, я проиграл все, то есть вообще все. Я разорил своего отца. И вот на утро, когда совсем отчаялся, и собственно решил покончить с собой, я встретил вашего предшественника, барон. Он объяснил мне, что я играл с известным мошенником и предложил мне вернуть все деньги, просто его, прикончив, он также сказал, что пойдет со мной, поскольку у него с этим человеком старые счеты.

В общем, шулера мы убили, деньги я получил назад, и даже с прибылью, все кончилось хорошо. Но через год я снова оказался в этом городе, теперь по другой причине. Мой отец, к тому времени уже умер, и после его смерти, я нашел такое количество долговых расписок, что пришел в ужас. Казавшееся прибыльным и процветающим, дело, разорило мою семью, сделка которую провел я в Десте, была последней удачей. Мой отец умер, будучи должен больше, чем мог выручить я, продав все, что имел.

Тогда снова появился барон, и предложил мне беспроцентный займ, при условии, что я буду поклоняться последнему Эскаду, да я даже имени его не знаю!

- Чьего имени? - уточнил Федор.

- Ну, этого эскада, в молитвах его называют Последним Истинным и все.

- Стало быть, эта чаша, на твоей шее, знак этого Последнего - уточнил Ворон.

- Ну да.

- А отца моего порешить, тебе тоже тот эскад приказал - не выдержал опора.

- Да, он и написал, как, он безграмотных не любит, прямо на стене пишет, что делать и как, а что не понял, то начальник охраны Волк, пояснит.

- Волк, - поиронизировал Федор, - шавка, никакого проку, даже шкурки на шапку не осталось, хотя ковалю можно щит обтянуть. Слышь Опора, возится будешь? Ошарашенный таким предложением Коваль, отрицательно затряс головой, а окружающие Федора воительницы и Ворон засмеялись шутке.

- Ладно, - Сказал Федор - сдадим его Верховному воеводе, сами мараться не будем, пускай по совокупности грехов, передаст его профессионалам. Слышь Опора, повезешь его на коне, через весь город, задницей к верху, через коня. И чтоб не ронять, - принял он решение, достойное Петра I.

Богатырскими руками, Опора сграбастал верещащего, как девка купца, и, перекинув его через плече, пошел к выходу. Ржание окружающих его воев, и злорадная улыбка на лице Коваля, показали Федору, что решение он принял верное.

4

В дом Солей они входили иначе. Подъехав, по странно пустынным улицам, к тяжелым, обитым железом воротам спешились, и Дан начал стучать в калитку, обратной стороной меча.

Через пять минут, в калитке открылось маленькое окошко, и в нем нарисовалась физиономия, закрытая забралом шлема.

- Кого Ворож принес, в столь неудобное время? - послышался из-под шелома глухой голос.

- А ты Дорен внимательно погляди, може кого узнаешь - спросил выступивший вперед, Дан Соль - и от кого вы так закрылись, словно врага ждете.

- Хозяин на ногах сам! - изумился стражник и кинулся отпирать засовы.

- Сказывай где отец, - обратился к стражнику Соль.

- Да наверху ждет.

- Кого ждет?

- Посланцев, от Мерных, тут такое....

- А что Мерным от отца надо!

- Так понесла твоя супружница бывшая, хотят ребенка законным признать, за тобой вчера посылали да не нашли.

- Вот оно как! - ну пропускай всех, - да ворота затвори, а то еще припрутся не ко времени, а мне с отцом поговорить надо. Да возьмите с седла этого и в подвал, как до него дело дойдет, позовем.

- Да это же Факорт Пон, ох привез ты еще одну беду хозяин, - заныл дворовый.

- Это не беда, на суд привез по долгам, он золота должен, больше чем сам весит, - отрезал Дан.

Затем, быстрым шагом, пошел вперед, пригласив жестом, всех гостей следовать за ним. Он прошел в глубину дома, который также как дом Коваля, напоминал скорее маленькую крепость, чем роскошные апартаменты.

В большом зале, их ждал седой воин, который замер, а затем кинулся на встречу Дану, схватил его за плечи, развернул, вокруг оси, и вдруг, грозно насупив брови, спросил:

- Ты кто, и что это за маскарад, где мой сын!

Дан, встал на одно колено, и звонким голосом проговорил:

- Разреши слово молвить воевода.

- Ну?

 И Дан начал рассказывать о событиях, произошедших за последние двое суток. При этом все присутствующие стояли. Воевода стоял напротив сына, сохраняя недоверчивое выражение лица, широко расставив ноги и положив руку на рукоять меча. По его виду было ясно, что он не верит ни единому слову.

86
{"b":"177784","o":1}