ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Девушка, бородач и маг уставились на него так, будто он сознался в измене родине на собрании первичной ячейки ВЛКСМ или объявил в публичном доме о немедленном наступлении страшного суда. Пацан же, не говоря ни слова, пересел поближе к Федору. Братья-близнецы вскочили и изготовились к бою, выхватив довольно увесистые ножи, но бородач остался сидеть, понуро опустив голову.

Девушка посмотрела на однорукого и спросила:

 Они, правда, чужие, я чувствую. Может, они вообще не люди, раз ничего не боятся?

 Да нет, они люди, - усмехнулся старик. - В пентакле они могли быть только теми, кто они есть, если люди, то людьми, но вот откуда - это другой вопрос. И, похоже, что очень уж они издалека. Не знают - нашего мира, поймут ли, зачем они здесь, но это те, кто нам нужен. Конечно, пугает, что их двое, но девок вроде нет...

 Что вы на меня так смотрите? - ощетинился Федор, Кто я, - доложил, как я здесь очутился, не знаю. Может, вы знаете, так просветите глупого.

 Меня зовут Антон... - начал, было, мальчик, - но бородач, не разворачиваясь, хлестко ударил его тыльной стороной кисти по лицу и остался сидеть словно истукан, не поднимая головы и тупо глядя в землю.

 Эй, ты, за что мальца ударил? - тихо и зло процедил сквозь зубы Федор, вскакивая на ноги.

- Не губи витязь, смилуйся - вздрогнул бородач, продолжая сидеть с опущенной головой. - Нельзя здесь истинных имен называть, нигде нельзя, только если братаешься с кем или на смерть, лютую, идешь. Имя у каждого есть истинное и мирское, вот мирскими и зовитесь...

Мальчишка всхлипнул, а Федор зло плюнул.

 А что ж ты мне не врезал? - помолчал и добавил: - Да нет у нас мирских имен - как сейчас назовете, так и звать будете. Близнецы вернулись на свои места, а девушка медленно встала. Сложила руки ладонями вверх перед грудью, и плавно подняла их над головой и развела в стороны, положив левую ладонь на голову сидящего рядом старика. Купол над ними засветился сначала светло голубым, а затем белым светом.

 Знаете, а ведь Федор только часть моего полного имени, в которое по обычаю моей родины входят имя отца и прозвище семьи, фамилия - сказал Федор. Только по этому, полному, имени и можно меня выделить из толпы.

Ну и пусть, пусть никто и не слышит больше, как меня зовут полностью. Зовите Федором и все, ну можете еще прозвище дать, да с Антошкой то же самое.

 Отныне для людей, будешь зваться ты, вой Федром, а ты отрок - Антоном - произнесла ведунья. - Примите в свидетели Тею и Легу, богов и покровителей Вантов,- завершила обряд девушка.

 Такое знакомство, да еще и именины у нас принято отметить! - хохотнул 'новоиспеченный' Федор. - Правда, Антош? Но праздник это потом, а как Вас зовут други?

Первым встал бородатый вой, слегка склонив голову, как бы кланяясь всем сразу, назвался Неугодой или Секачом из подлесья. Следом поднялись близнецы: одного звали Войко, а второго Сенко из Деста. Старик назвался Вороном из Фесии, а девушка Наей из Ростока. На этом 'знакомство' было закончено. Молча и дружно, съели последнюю банку НЗ и погрызли остаток галет, прикончили в честь именин и флягу с чачей. Потом и близнецы с Секачом улеглись спать прямо на голой земле, и для Федора и Антона наступило время вопросов, тем более что Нея обещала ответить на них, как только появится время.

Главное, что действительно интересовало Федора и Антона, - где они находятся.

 Вы находитесь в мире, который называется Асиор, - начала девушка. Долгий рассказ об истории этого мира и взаимоотношений в нем магии и жизни занял больше часа. Обалдевшие 'земляне' сели, и стали тупо переваривать информацию.

До поздней ночи они сидели у костра, тихо разговаривая и стараясь не мешать спящим, делясь своими впечатлениями от происходящего и пытаясь, совместными усилиями что-нибудь во всем этом понять.

Их разговор прервал громкий протяжный вой, от которого по охранному куполу понеслись белые всполохи. Вой, исторгаемый множеством глоток, оборвался одновременно на самой высокой ноте, и от леса, в сторону спящих, понеслась темная масса нападающих.

Первый из добежавших впечатался в купол, как герой плохой комедии в бронестекло, и по-звериному зарычал, отскакивая назад. Второй же проскочил купол так, словно его и не было, но нарвался на жесткий удар берцем в пах, единственное, на что оказался способен в данной ситуации безоружный Федор. Он только успел подумать про оружие - автомат и бронник с разгрузкой лежали на земле в метре от него, как ощутил в непроизвольно сжавшейся руке вес хорошо сбалансированного меча. Его спутники вскочили, схватившись за оружие, и в пределах защитного круга началась короткая схватка, закончившаяся в считанные секунды тем, что в защитном кругу лежали три неподвижных тела нападавших. Противник, которого он ударил, потерял сознание и упал точно на границе круга. Его тело кто-то выволок наружу, и оттуда раздался треск разрываемой плоти и громкое чавканье.

Защитный же круг, точно стеклянная колба был теперь облеплен существами, отдаленно напоминающими людей, одетыми в плохо выделанные шкуры и вооруженными дубинами и деревянными мечами.

 Нужно прорываться к воде, - сказала Нея. - Они скоро начнут кидать камни, а купол только против нечисти, от камней и железа не защитит.

 Слушай мою команду! - Привычно гаркнул Федор, хватая свое снаряжение, На подготовку две минуты, близнецы в охранении, время пошло.

Через указанный промежуток времени, все были готовы и выжидательно смотрели на него, явно отдавая теперь пальму первенства прапорщику.

 Железка пройдет через этот купол, да? Тогда ложись! - Приказал он, доставая из подсумка, последнюю РГД. Граната описала плавную дугу и упала на песок у самой кромки воды. Расчет оказался верным: тварей просто сдуло с нужной стороны купола. Длинной очередью он очистил другую сторону и скомандовал: Вперед. В воду...

Хлюпая по мелководью, Федор ожидал удара в спину, он понимал, что раз речь зашла о камнях и железе значит, все возможно. За себя он волновался мало: на спине висел армейский сидор и бронежилет, но бегущие впереди него защищены не были. Его опасения оправдались, - один из близнецов споткнулся и рухнул в воду как подкошенный. Догнав, Федор схватил его за шиворот, поднял из воды, и как уже не раз приходилось делать в его боевой практике, отправил вперед с помощью увесистого пинка коленом. Он боялся одного, чтобы удар камня не пришелся по позвоночнику. Парень охнул, но побежал дальше, быстро переставляя ноги, на душе у Федора полегчало. С травмой позвоночника, так не бегают.

Дно оборвалось резко, - будто его срезали ножом, Федор с головой ухнул в мутный поток, с сильным течением. Железа на нем было столько, что ноги с силой ударились о каменистое дно. Он сделал мощный толчок ногами и попытался вынырнуть, но металла было слишком много. Не раздумывая, сбросил бронник и пару ремней, отстегнул пояс и оттолкнулся снова. Когда он вынырнул, увидел проплывающее мимо бревно, за которое и ухватился. Судорожно выгребая на середину реки, он понял, что и с берцами придется расстаться, так же как и с ремнем, вместе с навешенной на него амуницией. Первым ушел на дно ремень, затем на глаза ему попался торчащий из его бревна, приличных размеров сук, на который Федор и привязал берцы.

Короткими рывками, то выныривая, то погружаясь вновь и непрерывно загребая ногами, он достиг, наконец, отмели на противоположном берегу и с трудом выбрался на усыпанную галькой косу на противоположном берегу. Сил двигаться дальше не было. Сколько времени он пролежал в полузабытьи, он даже не понял сам.

Отдышавшись и придя немного в себя, Федор в темноте стал подсчитывать потери, нанесенные чертовой переправой. Первое - нет автомата .... штык-нож ушел в воду вместе с бронником, остались только меч, форма, нож в ножном чехле и вещмешок с разгрузкой, блин... Хорошо и противники в воду не полезли: то ли плавать не умели толи не любили мыться по высшим соображениям. Разделяло их метров двести пятьдесят проточной воды. Чересчур далеко для пращи, то есть расстояние в принципе неприемлемое.

9
{"b":"177784","o":1}