ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Благодарю, — сказал Ретиф. — Сначала я хочу поговорить с любителями личинок-грибль.

Маньян глянул мимо Ретифа на выгружающиеся мусорные баржи.

— А, теперь вижу! Вы говорите о той группе отдыхающих, что расположилась лагерем у реки? Идите, Ретиф. Я наделяю вас всеми полномочиями. Можете говорить с ними предельно резко. То, что они делают, разбрасывая по всей округе свои мерзкие отбросы, — это возмутительно!

— Будучи вооруженным такими инструкциями, неужели я не смогу призвать их к порядку? — риторически воскликнул Ретиф и повернулся для того, чтобы продолжать свой спуск с холма. Маньян же полез вверх, к гребню.

— Кстати, — крикнул Ретиф Маньяну, вдруг снова остановившись, — я не употребляю чай-сассафрас со времен Фастианского дипломатического приема, данного в честь Замечательного Ф'Кау-Кау-Кау из Йилла. По внешнему виду этот напиток похож на спиртное. Помните, тогда еще полковник Андернакл смешал случайно чай-сассафрас с четвертью пинты черного?

— Отлично припоминаю тот инцидент, — на миг задумавшись, сурово проговорил Маньян. — Позор! Послы почему-то никогда не попадают в глупые ситуации. Во время милого разговора с гроасским военным атташе посол Лонгепун выкушал целых три чашки чая-сассафраса, ничего не заметив. Полковник же… Вместо того, чтобы выведать у генерала Шиша подробности гроасских маневров в районе роя Губера, он сам разгласил все детали всех земных операций по поддержанию мира в галактике на пятилетний срок! Этим самым он обрек секретаря Барншингла на постоянное и утомительное попадание в целый ряд затруднительных положений. Вспомните, как длинноносые уполномоченные обыскивали наши конвои доброй воли и якобы обнаруживали там, по их наглым утверждениям, оружие нападения! Наконец, это явилось причиной того, что беднягу секретаря слишком сурово наказали, и он стал простым чиновником в том аппарате, который незадолго перед этим возглавлял. Но не только это, Ретиф! Вы конечно, помните, что именно я от земного представительства курировал тот прием Ф'Кау-Кау-Кау с точки зрения питания… Так представьте себе, на военном трибунале, где разбиралось дело полковника… нет, я бы сказал, капрала Андернакла… нашлись столь недалекие люди, которые предложили переложить часть вины и на меня! Ну ладно, пойду все же заварю чай-сассафрас. Этот напиток, знаете ли, больше соответствует достойному и ответственному человеку, являющемуся офицером Корпуса, чем какой-то там грубый продукт перегонки соломы. Хотя, вы правы, чай этот навевает меланхолические ассоциации.

— Я вовсе не хотел своим напоминанием ввергнуть вас в эмоциональное потрясение, господин Маньян, — сказал Ретиф. — Поэтому, может, мы все-таки откупорим бутылочку осеннего «Ловенброй»?

— Кстати, о «Ловенброй»! — сказал Маньян довольно. — У меня есть с собой десяток бутылок этого вина — подарок вам от господина Арапулоса. Он пришел ко мне в кабинет в Секторе вчера с возмутительным предложением Корпусу выступить в качестве спонсора на каком-то варварском фестивале. И он просил назначить вас на этот фестиваль вручателем наград и призов.

— Полагаю, вы соблюли мои интересы и согласились? — предположил Ретиф.

— Ну что вы? Ни в коем случае! — тоном выговора сообщил Маньян. — Исходя из его намеков… Одним словом, у меня есть сильнейшие подозрения, что в качестве призов будут выступать достигшие брачного возраста молодые девушки, отобранные по принципу миловидности и крайне скудно о… о… одетые! Вы только представьте себе! Передавать в вечное пользование победителям дурацких конкурсов девушек! Будто они являются какими-то там, я не знаю… чехольчиками для чайников!

— Это просто фантастично, не правда ли? — сказал Ретиф. — И в то время, когда всего в нескольких световых годах отсюда происходит это торжество, мы с вами, как последние… сидим здесь и размышляем о чайной вечеринке! Эх-х!

— Не надо, Ретиф, не надо! Сейчас еще по какому-то недоразумению эти порочные сборища разрешены, но есть надежда на то, что в ближайшем времени этому будет положен конец!

— Есть надежда? В таком случае будем надеяться, — резюмировал Ретиф. — Одновременно со своей стороны мы можем выразить свое негодование этими порочными сборищами тем, что выльем наши кружки с чаем-сассафрас в горшки с цветами мисс Тэйлор. Решено, с любителями личинок-грибль разберемся позже, никуда они от нас не убегут. А пока — я с вами.

5

Едва двое землян-дипломатов вошли в кабинет Ретифа, как экран связи, вставленный меж толстых томов в книжный шкаф с красивым орнаментом, слегка треснул и произнес металлическим голосом:

— А вот и ты, Маньян…

Только тот, кто был знаком с базуранской физиогномистикой, мог опознать в конструкции, высветившейся на экране, лицо живого существа. Эта конструкция походила скорее на геометрическое приближение к гигантской морской раковине, выполненной в плоских гранях голубого металла.

— О, прошу прощения за то, что заставил вас долго ждать, Покоритель Всех Врагов Чиз! — воскликнул Маньян с густым оттенком подобострастия. — Я как раз обсуждал ваше предложение с коллегой.

— Вероятно, — прорычал базуранец голосом, который навевал видение восьмифунтового молота, обрушивающегося на наковальню. — Ты неправильно понял меня, землянин. Термины, в которых я выражался, не позволяют расценивать мое сообщение как предложение. Только как ультиматум!

— Господи, прекрасно понимаю! Отличнейшим образом понимаю! — заверил торопливо чужака Маньян. — Ваше настояние на немедленной сдаче мною делисианского военного флота великолепно понято, и я делаю все, что в моих силах, чтобы уладить это дело… Поэтому я смею питать надежду-на то, что вы подождете еще немного с бомбардировкой планеты?..

— Даю еще несколько минут, — великодушно отозвался с экрана Чиз. — Не хочу, чтобы потом говорили, что я обошелся не по правилам даже с какими-то там землянами.

— Что это за разговоры насчет делисианского военного флота? — спросил Ретиф.

— Нам придется сдать его немедленно, — сказал Маньян. — Иначе Чиз камня на камне не оставит от планеты.

— М-да… — протянул Ретиф, взглянув на экран. — Нам надо как-то суетиться.

— Совершенно согласен с вами! — вздохнул тяжко Маньян. — Но как можно сдать флот, когда не имеешь никакого флота?

— Постараемся выудить максимально выгод из того, что у нас все-таки имеется, — сказал Ретиф задумчиво.

6

Маньян искусно бросил свой берет через всю комнату, целясь в гипсовую голову первого земного посла в иные миры, давно умершего Фенвика Т.Овердога. Согласно медной табличке, укрепленной чуть ниже бюста, на подставке, старика направили в качестве Чрезвычайного и Полномочного посла к тоща только что открытому миру Йалк в 450 году Нового Летоисчисления (или в 2899 году нашей эры). Яркий берет Маньяна придал угрюмолицему старику-дипломату какое-то нехарактерное для него залихватское выражение.

Спустя минуту в комнате разнесся сильный аромат лакрицы. Маньян засуетился возле своего походного чемодана, извлек оттуда чашки, блюдца и через минуту уже разливал дымящийся розовый напиток.

— О, едва не забыл! — воскликнул он. — Подарок вам от того деревенщины, о котором я вам рассказывал.

С этими словами он достал из своего чемоданчика какой-то суживающийся на одном конце продолговатый предмет, завернутый в тонкую папиросную бумагу, и передал это Ретифу. Ретиф сорвал обертку и глазам его открылась высокая — не меньше фута — потемневшая от возраста бутылка темно-зеленого стекла, сквозь которое причудливо искрилось солнце и колыхалось рубиново-красное, великолепное вино.

— Вы говорили как будто о десяти бутылках, — напомнил Ретиф. — Но, судя по всему, они не поместились все в вашем чемодане?

— Нет, я не взял их с собой сюда не поэтому, — сообщил невозмутимо Маньян. — Не хотел портить вам отдыха в этом чудесном мире. Остальные бутылки на борту моего челнока. Уж я как-нибудь ими распоряжусь. Все равно они все запыленные и черные, как будто их вытащили из какого-нибудь древнего подвала. Скажу прямо, как подарок, они выглядят неприлично даже для третьего секретаря.

5
{"b":"17779","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Желтые розы для актрисы
Очаровательная девушка
Астрологический суд
Прощай, немытая Европа
Дюна: Дом Коррино
Планета Халка
Мои южные ночи (сборник)
О чем говорят бестселлеры. Как всё устроено в книжном мире
Т-34. Выход с боем