ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– И поэтому всякое богатство, кроме своего собственного, они считают неправедным. А кроме того их закон направлен против разврата и порока. Найти Признаки того и другого можно в чем угодно.

– Я не спорю. Но что ты предлагаешь? Объявить вендетту «Ордену Нового закона»? Но тогда мы уподобимся им и тоже начнем умножать зло. К тому же я не сыщик, не воин и не палач. Я священник, и мое дело – распространять любовь, а не разжигать ненависть.

– Да, но ведь есть еще тен-таи. Один тен-тай стоит сотни воинов. И они дружат с нами, а не с ними.

– Даже небо не знает, с кем дружат тен-таи и с кем они враждуют. И не забудь, что тен-таям нет дела до мирового зла и мирового добра. Для них нет Бога и дьявола, черного и белого. Они знают только один критерий.

– Сила света.

– Именно. Мы чувствуем мистическую связь с солнечным светом, и это благотворно отражается на нашей душе. На душе, заметь. А их сила света каким-то образом воплощается в движениях тела. И не один тен-тай не станет отлавливать инквизиторов и спасать их жертв ради нашего с тобой удовольствия. Все будет зависеть от того, увеличится от этого их сила или уменьшится. А предсказать это заранее могут только они сами, и то не всегда.

– Говорят, сила света – это обыкновенное самовнушение, которое помогает им мобилизовать скрытые резервы организма.

– Говорят. Но это не меняет сути дела. Мы над этим самовнушением не властны. Решать все равно будут они – и не все вместе, а каждый в отдельности.

– Может, это и к лучшему? Кто-то откажется, а кто-то, даст Бог, согласится.

– Может быть.

4

Название «инквизиторы» придумали журналисты, чтобы заменить громоздкую формулировку «члены ордена Нового закона». Сами инквизиторы поначалу называли себя просто «посвященными» или «избранными». Однако новое название пришлось им по вкусу, и вскоре лидер ордена, именующий себя магистром, стал подписывать свои эпистолы словами «Великий Инквизитор».

Кроме этих посланий Великого Инквизитора в распоряжении журналистов имелись только разные и смутные слухи и фантастические легенды, на основе которых и строились многочисленные статьи об «ордене Нового закона» – они в последнее время заполонили центральные издания, а недавно перекочевали и на периферию.

Писали, что именно инквизиторы стоят за недавней волной убийств преступных авторитетов и бизнесменов, нажившихся на строительстве «пирамид».

Писали, что боевики мафии боятся инквизиторов как черт ладана, потому что киллер, убивший инквизитора, может в тот же день заказывать по себе панихиду. И не только по себе – месть ордена распространяется и на тех, кто дал этому киллеру задание или сделал заказ, и вообще на всех, кто за ним стоит.

Писали, что если кто и избавит страну от царящего в ней беспредела, то это будет именно «орден Нового закона».

С другой стороны, писали, что этот орден – просто новая мафия, более жестокая и лучше организованная, чем прежняя. И убийства, о которых столько говорят – результат обыкновенного передела сфер влияния, после которого уже инквизиторы будут брать дань с бизнесменов и обеспечивать им «крышу».

А еще ходили слухи, будто Великий Инквизитор мстит за свою любимую девушку, которую погубила мафия, в результате чего он задумал искоренить все мировое зло.

Некая бульварная газетка объявила инквизиторов то ли сатанистами, то ли непосредственно исчадиями ада, задумавшими отдать всю планету во власть антихриста.

А одно солидное издание предположило, что все сказанное об инквизиторах с тех пор, как о них услышали впервые – сплошное вранье. Есть какая-то маленькая группировка, которая сидит в подполье и приписывает себе чужие дела. Зачем она это делает – вопрос другой, но разве мало может быть для этого причин? Взять хотя бы обыкновенное тщеславие.

Высокопоставленный чиновник министерства внутренних дел на одной из пресс-конференций в ответ на прямой вопрос заявил, что никаких инквизиторов не существует вовсе. Дескать, журналисты придумали не только название, но и сам «орден Нового закона», чтобы раздуть сенсацию. А убийства, которые приписывают ордену – это результат банальных мафиозных разборок.

Независимо от этого шеф охранного агентства «Львиное сердце» во всеуслышание заявил, что если инквизиторы каким-то образом затронут интересы агентства и его клиентов, то они будут иметь дело с тен-таями.

Узнав об этом, прокуратор ордена сказал Великому Инквизитору:

– С тен-таями мне не справиться. Я, к сожалению, не всесилен, и мое умение против них применить нельзя.

И тогда называющий себя Великим Инквизитором пожалел, что промедлил с местью «Львиному сердцу», которое полтора года назад принесло ему так много зла.

5

В этом сезоне на десять камер особого коридора Белокаменской тюрьмы приходилось всего два смертника. Один был Кружилин. Они с Костальским ведь не только похитили Яну Ружевич, но и поубивали кучу народа при неудачной попытке обмена пленницы на деньги. Это позволило применить к ним одну из немногих оставшихся статей, предусматривающих в качестве меры наказания смертную казнь. Вообще, в приговоре фигурировал целый букет статей – от похищения человека до незаконного ношения оружия, и от терроризма до нарушения правил дорожного движения с тяжкими последствиями, но окончательную меру наказания предопределило именно обвинение в умышленном убийстве нескольких лиц. Казанова получил по совокупности двадцать пять лет – максимальный срок по новому кодексу, а Крокодил, как организатор и особо активный участник, схлопотал вышку и теперь надеялся на смягчение приговора Верховным судом. Впрочем, даже если Верховный суд отклонит апелляцию, у Крокодила останется еще надежда на помилование.

Второй белокаменский смертник находился точно в таком же положении, только времени у него оставалось больше, потому что приговор ему был вынесен позже. Хотя взяли его в тот же день, что и Кружилина с Костальским, и дела их были некоторым образом взаимосвязаны. Рокотов с друзьями убил Льва Горенского, который должен был платить выкуп за Яну Ружевич. То есть с него этот выкуп требовали, поскольку Горенский был продюсером Яны. На самом деле он никакого выкупа платить не собирался, но этот факт не стал достоянием широкой общественности, и когда вся эта эпопея закончилась, публика решила, что дело Крокодила и Казановы сорвалось именно из-за вмешательства Рокотова и компании.

Правда, если бы Горенского не прикончил Рокотов, лично всадив гранатометный снаряд в бензобак его машины, то продюсера все равно ждали большие неприятности типа мины в подъезде или просто пули в голову. Слишком многие были им недовольны. Кому-то он задолжал деньги, у кого-то отобрал деньги, с кем-то не поделил сферы влияния. В общем, вокруг Горенского крутились слишком большие суммы, а осторожности ему не хватало. Все надеялся – авось, пронесет.

А вот не пронесло.

Причем погорел Горыныч на пустяке. Девушек, которые приходили к нему наниматься на работу на подпевки и подтанцовки, но не проходили по конкурсу, он через своего партнера пристраивал в заграничные кабаки и прочие злачные места. Наиболее везучие в этих кабаках пели и даже получали неплохие «бабки», но чаще этим девушкам приходилось исполнять стриптиз, а многие сразу или со временем становились проститутками. Ну, а где проституция – там наркотики, а где наркотики – там результат ясен.

И вот одна такая неудачная певица и танцовщица, трудясь на ниве сексуальных услуг в славном городе Амстердаме, вкатила как-то себе смертельную дозу героина. Двух ее бывших любовников – одним из них был Рокотов, а другим некто Зароков – это сильно расстроило и задело за живое. На почве мести они сошлись с родным братом покойной, совместными усилиями сколотили группу крутых парней и принялись убивать всех виновных вместе с охранниками и членами семей. Горенский стоял в этом расстрельном списке под первым номером.

3
{"b":"1778","o":1}