ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Кто они? – спросил я. – Что они такое?

Он окинул меня с ног до головы быстрым взглядом.

– На данный момент достаточно сказать, что они представляют кого-то, кто вас невзлюбил.

Он щелкнул переключателем, и свет полностью потускнел. На большом экране в шесть квадратных футов величиной с резким щелчком изображение приобрело фокус. Это была та платформа. Она парила над неспокойной водой примерно в пятидесяти футах отсюда и удалялась. Изображение было ясным, как будто я выглядывал в открытое окно. Один из людей в белом играл по волнам мощным лучом голубоватого света. Моя лодка исчезла, и в поле зрения не было ничего, кроме нескольких огрызков, обломков и остатков приборов, вертящихся в черной воде.

– Вы разошлись с его последователями холодно, – сказал человек в сером, – и это ему очень не понравилось – но тут ничем нельзя помочь. Подобрав вас, я поставил себя в положение, которое можно назвать невозможным. – Он уставился на меня, как – будто обдумывал, как много мне можно сказать. – После того, что уже произошло, это не то слово, которое я использовал бы с легкостью, – заключил он.

– Откуда вы? ФБР? ЦРУ? Не думал, чтобы у них было что-либо подобное этому. – Я кивнул в сторону фантастической панели управления.

– Мое имя Байярд, – сказал он. – Боюсь, вы должны будете, ненадолго довериться мне, мистер Кэрлон.

– Как вы узнали мое имя?

– Проследив за ними, – кивнул он на экран. – Я о вас узнал кое-что.

– Почему вы меня подобрали?

– Любопытство – такое же хорошее качество, как и любое другое.

– Если вы шли у них на хвосте, как вам удалось попасть сюда вовремя? Первым?

– Я экстраполировал их курс и опередил на голову. Мне повезло: я вас вовремя запятнал.

– Как? Ночь темная, а огней я не зажигал.

– Я использовал инструмент, который реагирует на… некоторые характеристики материи.

– Не будете ли вы так любезны, Байярд, слегка прояснить это?

– Я не намерен быть таинственным, – сказал он, – но есть инструкции.

– Чьи?

– Этого я не могу вам сказать.

– Тогда я просто прошу вас выпустить меня на ближайшем углу, отправиться домой и выпить пару глотков, как если бы ничего не произошло. К завтрашнему утру все это будет казаться глупым – за исключением моей лодки.

Он уставился на экран.

– Нет, вы, конечно, не можете этого сделать. – Он бросил на меня острый взгляд. – Вы уверены, что ничего не осталось сзади? Что-то, что может бросить какой-либо свет на все происходящее?

– Это вы – человек-загадка, а не я. Я просто рыбак или был им до этого дня.

– Не простой рыбак. Рыбак по имени Ричард Генри Джоффри Эдвард Кэрлон.

– Я не думаю, что есть в живых хоть кто-нибудь, кто знает, что у меня три средних инициала.

– Он знает. Он знает также и то, что делает вас достаточно значительным, чтобы стать объектом полномасштабной операции Сети. Хотел бы я знать, что это.

– Должно быть, это случай ошибочной идентификации. Во мне нет ничего, что заинтересовало бы кого-либо, кроме специалистов по несчастным случаям.

Байярд нахмурился, глядя на меня.

– Вы не будете возражать, если я проведу несколько тестов на вас? Это займет лишь минуту-другую. Ничего неприятного.

– Это будет приятной переменой, – сказал я. – А какого рода тесты? И с какой целью?

– Разобраться, что с вами такое, что заинтересовало их, – кивнул он на экран. – Я скажу вам о результатах, если таковые будут. – Он вытащил какой-то прибор и нацелил его на меня, как фотограф, настраивающий экспозицию. – Если бы это слово уже не затерлось, – сказал он, – я бы назвал эти показания невозможными. – Он указал на зеленую стрелку, метавшуюся по светящейся шкале, как по катушке компаса на Северном Полюсе. – Согласно этому, вы находитесь в неопределенном количестве мест одновременно. И это, – он ткнул пальцем в меньший циферблат со светящейся желтой стрелкой, – говорит, что энергетические уровни, концентрируемые в вашем районе, – порядка десяти тысяч процентов от нормы.

– У вас перепутались провода, – предположил я.

– Явно, – продолжал он думать вслух, – вы представляете звеньевую точку в том, что известно как пример вероятностного стресса. Если допустить мою догадку, главное звено.

– Что значит?..

– Большие дела зависят от вас, мистер Кэрлон, – просто произнес Байярд. – Что или как – не знаю. Но происходят довольно странные вещи – и вы в центре их. То, что вы сделаете дальше, будет иметь глубочайший эффект в будущем мире – многих мирах.

– Помедленнее, – попросил я. – Давайте оставаться в реальности.

– Существует больше, чем одна реальность, мистер Кэрлон, – просто сказал Байярд.

– Кем, сказали, вы являетесь? – переспросил я.

– Байярд. Полковник Байярд Службы Имперской Безопасности.

– Безопасности, а? И Имперской к тому же. Звучит несколько старомодно – если вы не работаете на Хайле Селассие.

– Империум – большая сила, мистер Кэрлон. Но, пожалуйста, примите на веру слова, что мое правительство не враждебно вашему.

– На данный момент, это уже кое-что. Как получилось, что вы говорите по-американски без акцента?

– Я родился в Огайо. Но давайте на данный момент отложим это в сторону. Я потратил кое-какое время, смахнув вас у него из-под носа, но он не уступит. И к его услугам обширные ресурсы.

У меня все еще было ощущение, что он говорит сам с собой.

– Олл райт, вы потратили время, – подсказал я ему. – Что вы собираетесь делать с этим?

Байярд указал на экран с тонкой красной стрелкой, которая трепетала по картушке компаса.

– Этот инструмент способен отслеживать отношения высокого порядка абстрактности. Дается точка опоры, и он указывает положение артефактов, близко ассоциируемых с субъектом. На данный момент он указывает на отдаленный источник к западу от нашего положения сейчас.

– Наука, мистер Байярд? Или колдовство?

– Широчайший научный уровень, тем больший, что он входит в столкновение с той областью, которая некогда была известна как оккультные науки. Но оккультные – значит, просто тайные.

– И что это все должно сделать со мной?

– Аппаратура настроена на вас, мистер Кэрлон. Если мы последуем за ней, это может привести нас к ответам на ваши и мои вопросы.

– И когда мы туда доберемся – что тогда?

– Это зависит от того, что мы найдем.

– Вы не выдаете слишком много, не так ли, полковник? – заметил я. – У меня был долгий день. Я ценю то, что вы подобрали меня с лодки, прежде чем та утонула – и я полагаю, что должен вам какую-то благодарность за спасение меня от еще одного теста из нерв-автомата. Но игра в вопросы без ответов окончательно утомила меня.

– Давайте достигнем взаимопонимания, мистер Кэрлон, – ответил Байярд. – Если бы я смог объяснить, вы бы поняли – но объяснение будет включать рассказ о том, что я не могу сообщить вам.

– Мы ходим по кругу в наших разговорах, полковник. Я полагаю, вы это понимаете.

– Круг сужается, мистер Кэрлон. Я надеюсь, что это не петля, которая захлестнет всех нас.

– Это весьма драматический язык, не так ли, полковник? Вы так произнесли это, что оно прозвучало как конец мира.

Байярд кивнул, остановив взгляд. В многоцветном свете приборов его лицо было жестким, составленным из напряженных линий.

– Именно так, мистер Кэрлон, – высказался он.

Луна поднялась, окрасив серебром дорожку на воде. Мы прошли Бермуды, увидев в отдалении огни Азор. Пролетело больше двух часов; под нами неподвижно лежал океан, пока в виду не появился берег Франции, чертовски далеко.

– Сенсоры аппроксимации сейчас работают на уровне бета, – сказал Байярд. – Мы в нескольких милях от того, что ищем.

Он двинул рычаг, и залитый лунным светом изгиб берега ушел под нас быстро, бесшумно и гладко. Мы выровнялись на высоте пары сотен футов над вспаханными полями, скользнули над черепичными верхушками крыш маленькой деревушки, проследовали вдоль узкой извилистой дороги, что прорезала ряд заросших лесом холмов. Далеко впереди на черной земле заблестела широкая река.

4
{"b":"17780","o":1}