ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не включайте их пока я вам не скажу, — проинструктировал он нас, — иначе все графство узнает, что здесь кто-то бродит.

Мы следили, как он накинул одеяло на забор из колючей проволоки, перелез через него и зашагал по голому полю. Не говоря ни слова, мы с Фостером последовали за ним.

Равнина была пустынной. На далёком склоне холма светилось несколько одиноких огней. Стояла тёмная безлунная ночь. Я едва видел землю у себя под ногами. Судя по скачущему вдалеке свету фар, где-то по дороге проезжала машина.

Мы миновали внешнее кольцо камней, обходя поваленные глыбы двадцати футов в длину.

— Мы сломаем себе шеи, — сказал я. — Давайте включим один фонарик.

— Ещё не время, — прошептал Фостер.

Наш гид остановился. Мы подошли к нему.

— Больно много времени прошло с тех пор, как я тут был, — сказал он. — Сейчас прикину по Каблуку Монаха.

— Это ещё что такое?

— Вон тот огромный камень, который стоит особняком на Пути.

Мы напрягли зрение, но его тёмный силуэт был едва виден на фоне неба.

— Кости были закопаны там? — спросил Фостер.

— Не-а, они валялись просто так. Как говорил дед, в двадцати шагах отсюда. Но он был здоровый, пятнадцать стоунов весом, и очень ногастый… — бормотал хозяин, отмеривая шагами расстояние.

— Что мешает ему просто указать место и сказать: “Вот здесь”? — заметил я.

— Давайте подождём и увидим, — предложил Фостер.

— Так или иначе, — произнёс хозяин бара, — там в земле была яма, а рядом с ней камень. Думаю, шагов пятьдесят отсюда. Там, — указал он.

— Я ничего не вижу, — сказал я.

— Подойдём поближе!

Фостер пошёл вперёд, я — за ним. Сзади следовал хозяин. Я рассмотрел неясные очертания большого предмета, а перед ним глубокую впадину в земле.

— Вот, наверное, это место, — произнёс Фостер. — Старые могилы всегда проваливаются…

Вдруг он схватил меня за руку:

— Смотрите!..

Поверхность почвы перед нами, казалось, задрожала, потом начала подниматься и опускаться. Фостер быстро включил фонарик. Дно впадины выгнулось и раскололось надвое. Из образовавшейся расселины начала выплёскиваться бурлящая люминесцирующая масса, от которой отделился светящихся шар. Жужжа, он поднимался вдоль потрескавшейся поверхности векового камня.

— Сохрани нас святые! — прошептал хозяин бара сдавленным голосом.

Мы с Фостером выпрямились и застыли на месте, не спуская с шара глаз. Тот поднимался все выше — и вдруг ринулся прямо на нас. Фостер прикрыл голову рукой и быстро присел. Светящийся шар круто вильнул, нанеся ему скользящий удар, отскочил на несколько ярдов и завис в воздухе. В мгновение ока все вокруг нас заполнилось множеством таких же шаров, вырывающихся из-под земли и летящих на нас с жужжанием, подобно рою ос. Луч фонарика Фостера метнулся к этому скопищу.

— Пускайте в ход фонарик, Лиджен! — хрипло крикнул он.

Я продолжал стоять как вкопанный. Шары неслись прямо на Фостера, словно не замечая меня. Я слышал, как хозяин бара развернулся за моей спиной и бросился наутёк. Я нащупал, наконец, выключатель фонарика, нажал его в направил луч света на Фостера. Шар, попавший в луч над его головой, мгновенно исчез. На Фостера обрушивались новые шары, — и лопались подобно мыльным пузырям в свете фонарика. Но на их месте появлялись другие. Фостер крутился как волчок, сражаясь с ними. Вот он взмахнул рукой, и я услышал хруст от удара фонарика о камень за его спиной. В мгновенно наступившей темноте было видно, как шары сбились в плотную массу над его головой.

— Бегите, Фостер! — закричал я.

Он побежал, но, не преодолев и пяти ярдов, закачался и упал на колени.

— Прикройте, — прохрипел он и ткнулся лицом в землю. Я немного разогнал скопление мечущихся шаров и занял удобную позицию, чтобы защитить его, Вокруг меня стоял отвратительный запах серы. Кашляя, я упорно продолжал уничтожать шары, роившиеся вокруг головы Фостера. Новые шары из расщелины уже больше не появлялись. Удушающее облако обволакивало нас обоих, но охота велась только за Фостером. Я подумал о каменной глыбе: если мне удастся прикрыть себя со спины, у меня появится определённый шанс. Я наклонился, схватил Фостера за пиджак и стал пятиться, волоча его перед собой. Шары яростно кружили вокруг меня. Размахивая фонариком, я продолжал отступать, пока не упёрся спиной в камень. Я присел. Теперь они могли нападать только спереди.

Я бросил взгляд на расщелину, из которой появились все эти шары. Она казалась достаточно широкой, чтобы Фостер мог пролезть. Там он будет хоть как-то защищён, Я перевалил его через край, а сам прислонился спиной к камню я сосредоточился на сражении.

Теперь я уничтожал их по определённой схеме, проводя лучом сначала вертикально, а потом горизонтально. Но шары меня как будто не замечали. Они устремлялись к расщелине, пытаясь добраться до Фостера, л там, на подлёте, я доставал их лучом. Их полчища редели, а атаки становились менее яростными. Я уже начал выбирать и “гасить” отдельные шары. Жужжание стало прерывистым и неуверенным. Наконец вокруг меня осталось всего несколько беспорядочно мечущихся шаров. Минутой позже последняя уцелевшая пятёрка их обратилась в бегство и с жужжанием скрылась во тьме.

Я в изнеможении опёрся о камень. Глаза мои заливал пот, лёгкие раздирало от серы.

— Фостер! — задыхаясь позвал я. — С вами все в порядке?

Ответа не последовало. Я направил луч в сторону расщелины, но он высветил только сырую глину да несколько камешков.

Фостер исчез.

ГЛАВА VI

Я подобрался к краю ямы и поводил внутри её лучом фонарика. Он отразился от стенки и выхватил из темноты чёрную дыру, наклонно уходящую в глубь земли — тайное убежище, из которого вырвались эти шары.

Фостер застрял в просвете. Я сполз ниже и вытащил его оттуда. Он ещё дышал — это уже хорошо.

Теперь, когда этих шаров больше не было, меня стало интересовать, вернётся ли сюда хозяин бара. Или, может, он сообщит куда надо о том, что произошло, и приведёт сюда какую-нибудь поисковую группу. Но мне в это что-то не верилось: вряд ли он был из тех, кто сам напрашивается на неприятности, да ещё у призраков старых грешников.

Фостер застонал и открыл глаза.

— Где… они? — пробормотал он.

— Не волнуйтесь, Фостер, — ответил я, — с вами все в порядке.

— Лиджен, — обратился он ко мне. — Охотники…

— Хорошо, называйте их Охотниками, если вам так нравится. Хотя лучшего имени им и не придумать. Я дал им прикурить от фонарика. Их уже нет.

— Это означает…

— Не будем ломать голову над тем, что это означает, лучше уберёмся отсюда.

— Охотники… Они вырвались из-под земли… из расщелины.

— Да. И вы сами находитесь наполовину в этой дыре. Я думаю, они прятались именно здесь.

— Логово Охотников, — произнёс Фостер.

— Называйте его как хотите, — ответил я. — Хорошо, что вы туда не провалились.

— Лиджен, дайте мне фонарик.

— Боюсь, вы затеваете что-то такое, что мне придётся не по душе, — произнёс я, выполняя его просьбу”

Он посветил в горловину туннеля. Я увидел свод из полированного чёрного стекла, поднимающийся дугой на четыре фута от усыпанного каменными осколками дна шахты. Вниз по откосу, уходящему под углом примерно тридцать градусов, с дробным стуком покатился случайно задетый камень.

— Черт, этот туннель — дело рук человека, — заметил я, вглядываясь внутрь. — Я, естественно., имею в виду не человека эпохи неолита.

— Лиджен, нам обязательно нужно посмотреть, что там, — заявил Фостер.

— Давайте придём сюда в другой раз, с верёвками и страховыми полисами на большую сумму, — предложил я.

— Нет, — ответил Фостер, — Ведь мы же нашли, что искали…

— Конечно, — сказал я. — Так нам и надо. А вы уверены, что чувствуете себя достаточно хорошо, чтобы уподобиться Алисе и Белому Кролику из Зазеркалья?

— Да. Пошли.

Фостер сунул ноги в дыру, соскользнул вниз и пропал. Я последовая за ним: осторожно влез в туннель, бросил прощальный взгляд на ночное небо и, отпустив руки, съехал вниз. От сильного удара о дно шахты у меня захватило дух. Я встал на четвереньки на ровном полу, усеянном гравием.

13
{"b":"17781","o":1}