ЛитМир - Электронная Библиотека

— С вашей помощью или без неё, — произнёс я, — но я попытаюсь найти ответы на эти вопросы.

— Да, добрый Дргон, — ответил он, впервые не повысив голоса, — я понимаю. Но есть вещи, о которых ты ещё не знаешь…

— Довезите меня до космопорта, благородный Гоуп. Там на борту моего модуля есть достаточно стержней-памяток, чтобы подтвердить мой рассказ, да и масса других полезных вещичек.

— Это запрещено. Ты не понимаешь… — Я понимаю слишком много, — оборвал я его.

Он выпрямился и посмотрел на меня с оттенком прежней свирепости:

— Каким тоном ты разговариваешь со мной? Я — Властитель…

Я снова прервал его:

— А вы помните Кагу? Помните его новым человеком, молодым, красивым, подобным богу из какой-нибудь легенды? Его жизнь, прошла перед вашими глазами. Насколько она была хороша? Оправдались ли обещания молодости?

Гоуп закрыл глаза.

— Хватит, — сказал он. — Все плохо, все не так…

— “Я видел смерть их, стоя рядом; отныне жизнь их в моих руках”, — процитировал я не помню кого. — Вы гордитесь своими жизнями? А собой?.. А вы никогда не задавались вопросом, кем бы вы могли быть тогда… в Добрые Времена?

— Кто ты? — спросил Гоуп, не сводя с меня глаз. — Ты говоришь на старом валлонианском языке, в твоей голове полно запретных знаний, ты бросаешь вызов самой Власти…

Он поднялся на ноги.

— Я мог бы тебя замуровать, Дргон. Или передать Серым. И тогда тебя ждало бы такое, о чём я не могу подумать без содрогания.

Он повернулся и стал беспокойно расхаживать по комнате. Потом остановился и снова внимательно посмотрел на меня.

— Сейчас в нашем мире дела обстоят совсем худо, — произнёс он. — Когда-то, если верить легенде, люди жили так же хорошо, как Великие Боги Валлона. Тогда здесь всем правил могущественный Ртр, Говорят по секрету, что он ещё вернётся…

— Все ваши легенды говорят правду, можете поверять мне на слово. Это, конечно, не означает, что в один прекрасный день появится какой-то таинственный и всесильный папаша и выручит всех из беды. Но только не подумайте, что я считаю себя тем самым спасителем, о пришествии которого вы молитесь. Я просто хочу сказать, что когда-то Валлон был отличным местом для жизни и может ещё снова стать таковым. А пока он похож на заколдованную страну, где вы, как спящие красавицы, ждёте, когда вас разбудят. Ваши города, дороги, корабли находятся в целости и сохранности. Но никто не знает, как с ними обращаться, и никто даже не пытается узнать. Кто вас так запугал? Кто пустил эти слухи? Что вывело из строя систему регистрации памяти? Почему мы все не можем поехать в Окк-Хамилот и, воспользовались архивом, возвратить каждому то, что он потерял…

— От твоих слов бросает в дрожь, — сказал Гоуп.

— И за всем этим кто-то должен стоять, — продолжил я свою мысль. — Или когда-то стоял. Кто это?

Гоуп задумался:

— Среди нас был один выдающийся человек: Великий Властитель, Властитель Властителей по имени Оммодурад. Где он живёт, я не знаю. Этот секрет известен только самым приближённым к нему людям.

— Как он выглядит? Где бы мне его увидеть?

Гоуп покачал головой.

— Я видел его только раз. Он был в каком-то балахоне с низко надвинутым капюшоном. Он высокого роста, очень молчаливый. Говорят, — Гоуп понизил голос, — что благодаря чёрной магии он владеет всеми своими жизнями одновременно. Его всегда окружает ореол благоговейного ужаса.

— Не обращайте внимания на эти глупости, — заметил я. — Он человек, такой же как другие. Ткните ему ножом меж рёбер, и вы положите конец и ему, и его ореолу, и всему прочему.

— Мне не нравится этот разговор о смерти. Пусть творящий зло будет замурован. Этого достаточно.

— Сначала давайте его найдём. Как мне попасть в его окружение?

— Существует группа Властителей, которые являются его наперсниками, — сказал Гоуп. — Через них его воля доводится до более мелких Властителей.

— А мы можем подкупить кого-нибудь из них?

— Никогда. Они связаны с ним узами тьмы, колдовства и чар.

— Ну, я и сам могу показывать фокусы с парой игральных костей, если их налить свинцом. А все чудеса делаются с помощью зеркал. Давайте не будем отвлекаться от дела, благородный Гоуп. Как я могу пробраться в окружение одного из этих тузов?

— Ничего проще. Водитель и волынщик с такими способностями, как у тебя, может претендовать на любое место, которое ему понравится.

— А если телохранителем? Допустим, я побил тяжеловеса по имени Торбу. Даст ли мне это какое-нибудь преимущество в глазах нового Властителя?

— Но это не место для человека твоих способностей, добрый Дргон! — воскликнул Гоуп. — Конечно, эта должность ближе всего к Властителю, но она и очень опасна. Вызов, брошенный телохранителю, сопровождается такой кровавой рукопашной стычкой, которая по своей безжалостности: уступает лишь бою на право называться Властителем.

— Что? — насторожился я. — Можно оспаривать место Властителя?

— Успокойся, добрым Дргон, — ответил Гоуп, скептически глядя на меня. — Ни один нормальный человек, если он в своём уме, не бросит вызов Властителю.

— А вот я смог бы, если бы захотел?

— По правде говоря… если тебе надоела жизнь, все твои жизни, то это не менее подходящий способ положить им конец, чем любой другой. Ты должен знать Дргон, что Властитель — это воин, специально обученный боевому искусству. И лишь человек с такой же подготовкой может надеяться победить его.

Я ударил кулаком в ладонь:

— Мне нужно было догадаться об этом раньше! Повара готовят, чтобы занять подобающее место, волынщики — играют… и побеждает лучший. Это значит, что и Властители должны использовать ту же систему. А как это делается, благородный Гоуп? Каким образом можно получить шанс, чтобы доказать, что ты лучше?

— Только в бою, обнажив сталь. Отличительной чертой и гордостью любого Властителя является его готовность в одиночку доказать свои качества перед лицом самой смерти. — Гоуп с гордостью выпрямился.

— А телохранители? — спросил я. — Они сражаются…

— …голыми руками, добрый Дргон. Им не всегда хватает мастерства. Та смерть, которая случилась сегодня вечером, — редкий и печальный случай.

— Но он представил весь грязный фарс в истинном свете. Некогда существовавшая на Валлоне цивилизация теперь сведена лишь к нему!

— А всё-таки жизнь прекрасна… какими бы ни были правила…

— Я не верю вашим словам… да и сам вы — тоже. Кому из Властителей я могу бросить вызов? И как это сделать?

— Оставь, добрый Дргон…

— Кто ближайший друг вашего Великого Властителя?

Гоуп всплеснул руками:

— Властитель Кохи. Отсюда, из Бар-Пондероне. Но…

— И как мне взять его на пушку?

Гоуп положил руку мне на плечо:

— Дело нешуточное, добрый Дргон. Уже давно Властитель Кохи не брал в руки меч, чтобы защитить своё положение, но будь уверен, он не утратил своего мастерства. Именно благодаря своему мастерству он стал хозяином Бар-Пондероне, в то время как рыцари помельче — например, как я — довольствовались более скромными ленными поместьями.

— Я не собираюсь шутить, благородный Гоуп, — сказал я, продолжая его мысль. — Ведь в Добрые Времена я тоже был отнюдь не шорником.

— Но ведь для тебя это — смерть…

— Скажи, какова церемония вызова… Или завтра вечером я схвачу его за нос прямо в главном пиршественном зале.

Гоуп тяжело сел в кресло, поднял и уронил руки:

— Если не я, то тебе это скажет кто-нибудь другой. Но я не скоро найду такого волынщика, как ты.

ГЛАВА XV

Роскошные пурпурные драпировки преграждали солнечным лучам путь в богатый полумрак колоссального по размерам Зала Аудиенций с высоким сводчатым потолком. Вокруг стоял шелест взволнованных голосов придворных и просителей, которые нервничали в ожидании Властителя.

Прошло целых два месяца с тех пор, как Гоуп объяснил мне церемонию официального вызова Властителя — единственную, как он подчеркнул, которая признается. Если же я устрою засаду и убью его, пусть даже в честном поединке, его телохранители расквитаются со мной быстрее, чем я успею объявить себя их новым законным хозяином.

37
{"b":"17781","o":1}