ЛитМир - Электронная Библиотека

Я почувствовал себя лучше в чистом снаряжении из прочной кожи и стали. Торбу шёл впереди — за ним, как ватага троллей, следовали пятнадцать телохранителей. Нам встретилось не много дворцовых слуг, но они глазели на нас только с безопасного расстояния, потом быстро разбегались по своим делам. Мы пересекли пустой Зал Аудиенций, поднялись по широкой лестнице и двинулись вдоль просторного коридора, который был увешан богатыми парчовыми драпировками, устлан толстыми коврами и освещён мягким светом, горящим у каждой роскошно убранной двери.

Мы остановились у огромных двойных дверей. Откуда-то появились два стражника в пурпурных одеждах — они вышли проверить в чём дело. Торбу посвятил их в наши планы. Стражники заколебались, окидывая нас недоуменными взглядами…

— Нам нужно туда, ребята, — сказал Торбу. — Открывай!

Они подчинились его приказу.

Я протиснулся мимо Торбу в покои, по сравнению с которыми комнаты Гоупа казались номером дешёвенького мотеля. Через высокие окна струился яркий свет Синти, падая на широкую кровать и на лежащего на ней человека. Я подошёл поближе, схватил простыни в охапку и сдёрнул их на пол. Властитель Кохи, — семь футов ростом и сплошные мышцы, — медленно сел на постели, посмотрел мимо меня на стоящих за мной людей…

Стремительно как тигр, он выскочил из постели и бросился прямо на меня. Вытаскивать меч было некогда. Я двинулся ему навстречу, и, вложив в кулак весь свой вес, нанёс ему удар справа. Он успешно достиг цели. Я проскочил вперёд и быстро развернулся.

Кохи покачивался… но все ещё стоял на ногах. Вот как! Я врезал ему изо всех сил, чуть не сломав руку… а он остался стоять. Ему нельзя дать опомниться! Я снова бросился на него и нанёс мощный удар по почкам, потом, когда он повернулся, — правый в челюсть, и завершил все левой—правой по корпусу…

И вдруг я почувствовал, словно с высоты моста “Золотые Ворота” на меня обрушилась балка. Удар потряс каждую клеточку моего тела. В голове раздался шум сильного прибоя, и "я закачался в нём как утопленник. Потом я оказался в аду, и меня протыкали раскалёнными трезубцами… Я зажмурился. Рёв прибоя начал стихать. Я увидел Кохи, который, тяжело дыша, опирался на спинку кровати. Надо его добить.

Я подтянул под себя ноги и встал. От его удара моя грудь вогнулась, а левая рука стала словно чужая. Ничего — у меня ещё есть правая. Я подошёл к Кохи, выбирая выгодное положение. Он не смотрел на меня. Ему было трудно дышать: мои удары по корпусу достигли цели. Я прицелился в голову чуть выше правого уха, отклонился корпусом и нанёс сокрушительный удар, подкрепив его движением плеча и ног. Я почувствовал, как его челюсть подалась. Кохи подскочил и рухнул на пол, как свалившийся с обрыва товарняк в сто вагонов. Я сел на край кровати и глубоко вздохнул, стараясь не обращать внимания на вращающиеся огни, которые вспыхивали в моей голове.

Через некоторое время я разглядел Торбу. Он стоял передо мной с Иценкой под мышкой. Оба улыбались.

— Что прикажете, Властитель Дргон?

Я наконец обрёл голос:

— Приведите его в чувство и как-нибудь усадите на стул. Я хочу с ним поговорить.

Экс-Властителю Кохи моя идея совсем не понравилась, но Торбу и пара других ребят с кулачищами объяснили ему ситуацию жестами. И он согласился сотрудничать.

— Слезь с его головы, Мулл, — сказал Торбу. — И размотай верёвку, Блон. Властитель Дргон хочет, чтобы у него появилось настроение побеседовать. А вы, ребята, его смущаете.

Я перебрал свои ребра, пытаясь подсчитать, сколько поломано. По удару Кохи можно себе представить, как лягается страус, сила пинка у которого, я читал, составляет две тонны. Сейчас Кохи смотрел на меня звериным взглядом.

— Кохи, я хочу спросить тебя кое о чём. Предупреждаю, если твои ответы мне не понравятся, я подумаю о том, какое местечко подыскать тебе в подвале. Я совсем недавно освободил там одно из уютных гнёздышек. Его интерьер не заслуживает доброго слова, но там очень спокойно.

Кохи что-то проворчал. Сломанная челюсть мешала ему говорить.

— Парень в чёрном, — напомнил я ему, — тот, который претендовал на твоё место Властителя… Ты со своими лакеями опутал его проволочной сетью, а потом твои громилы куда-то его утащили. Я хочу знать куда.

Кохи снова что-то проворчал.

— Двинь ему, Торбу, — сказал я. — Поправь ему произношение.

Торбу ударил бывшего Властителя ногой по голени. Кохи подпрыгнул и зло зыркнул на него.

— Убери своих псов, — выдавил он. — Этого выскочку ты больше здесь не найдёшь.

— Почему?

— Я его отослал.

— Куда?

— Туда, откуда ни ты, ни твоя команда перебежчиков его вытащить не смогут.

— А точнее?

Кохи сплюнул.

— Торбу не понравилась твоя шутка насчёт перебежчиков, — сказал я. — И он сгорает от нетерпения сказать тебе это. Советую тебе говорить быстро и внятно, иначе ты рискуешь потерять целую кучу жизней.

— Даже эти свиньи никогда не осмелятся…

Я вытащил острый как бритва нож, приставил его к горлу Кохи и слегка нажал, отчего по его могучей шее потекла алая струйка.

— Говори, — спокойно произнёс я. — Или я сам перережу тебе глотку.

Кохи отпрянул, насколько ему позволяла спинка тяжёлого стула,

— Ищи его, убийца, — ухмыльнулся он. — Ищи в подвалах Властителя Властителей.

— Продолжай, — произнёс я.

— Великий Властитель приказал привезти этого раба к нему… в Сапфировый Дворец на берегу Мелкого Моря.

— А у этого Властителя Властителей есть имя?

— Оммодурад, — проскрипел Кохи, следя за ногой Торбу. — В том чужаке было что-то такое, что надоумило меня сообщить о нем Великому Властителю.

— Когда его увезли?

— Вчера.

— Торбу, ты знаешь, где Сапфировый Дворец?

— Конечно, — ответил он. — Но это место — табу. Оно кишит демонами и колдунами. Говорят, над ним висит проклятье…

— Тогда я поеду туда один, — сказал я, пряча нож. — Но вначале мне нужно побывать в космопорте Окк-Хамилота.

— Конечно, Властитель Дргон. Это несложно. Некоторые говорят, что там водятся и привидения, но так ли на самом деле?.. А вот Серые бывают.

— Мы о них позаботимся, — сказал я. — Отбери пятьдесят лучших людей и приготовь несколько воздушных аппаратов. Нужно, чтобы отряд готов был выступить через полчаса.

— А что делать с этим мошенником? — спросил Торбу.

— Замуруйте его до тех пор, пока я не вернусь. И если мне не удастся возвратиться живым, он это поймёт.

ГЛАВА XVII

Уже начинало светать, когда мой оперативный отряд приземлился на ровной посадочной площадке рядом со спасательным модулем, в котором я прибыл на Валлон. Он был таким же, каким я его оставил семь земных месяцев назад: люк открыт, входной трап выдвинут, внутреннее освещение включено. Привидений на борту не было. Но и непрошенные посетители? боясь их, не появлялись. Даже Серые не связывались с кораблями, считая, что в них обязательно водятся привидения. Без сомнения, кто-то на Валлоне здорово запудрил мозги местному населению.

— Вы что, собираетесь войти внутрь проклятого корабля, Властелин Дргон? — спросил Торбу, вычерчивая в воздухе магический знак. — Он же населён духами…

— Это обычная выдумка. Там, где может пройти моя кошка, пройду и я. Смотрите.

Едва я занёс ногу на первую ступеньку, Иценка быстро взобралась по трапу и скрылась внутри. Телохранители, раскрыв рты, со страхом смотрели, как я вхожу в мягко освещённый корабль. Черно-золотистый цилиндр с памятью Фостера лежал в рюкзаке, который я упаковал и оставил здесь много месяцев назад. Рядом с ним был другой, без маркировки — память Аммэрлна. Где-то в Окк-Хамилоте должно быть хоть одно устройство, которое может “оживить” оба этих цилиндра. Мы с Фостером обязательно его найдём.

Мой пистолет 38-го калибра лежал там же, где я его оставил. Я взял потёртый ремень с кобурой и опоясался. Опыт жизни на Валлоне доказывал, что решение захватить его с собой — самая умная из моих идей. Валлониане не придумали личною оружия, которое могло бы с ним сравниться. В обществе бессмертных достаточно смертельными считались и ножи.

42
{"b":"17781","o":1}