ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Как сказал старинный мудрец Сократ во время незабываемого путешествия по мозговым извилинам своих сограждан…

— Снова начинаешь «лечить» клиента, шулер? — насторожился Мишка, награждая меня преувеличенно грозным взглядом.

— Молчу.

— Так-то лучше.

— На доске закипело жестокое сражение, не на живот, а на смерть, — прошептал я и, заметив недовольный косяк Майкла, добавил:

— Все, теперь, действительно, молчу. Играем. Атари.

Фаза ІІ. Рембо

«Мерседес» плавно летел по трассе, ведущей к городу, неторопливо текли мысли сидящего за рулем «пятисотого» Сергея Савельева, хорошо известного в своих кругах под кличкой Рембо.

Переговоры в райцентре прошли успешно. Договор на капремонт школы подписан, процент отката согласован. Чиновники давно перестали поражать Сергея своей жадностью, но этот его удивил. Торговался прямо как мясник на рынке. За лишнюю сотню долларов был готов удавиться или удавить. Что только ни приводил в качестве аргументов: и больную жену, и двух дочерей-транжирок-студенток, и старую тещу, и скудность местного бюджета, и тяжелую ситуацию в стране, перечислял пофамильно всех, с кем ему предстоит поделиться, даже умудрился приплести школьников, которым капает на голову.

Серега все это стоически выслушал, понимающе кивая, и не стал рассказывать в ответ про больную мать, отца-алкоголика, дуру жену, проблемы с деньгами, рабочими, налоговой, охраной труда, пожарниками и санитарной инспекцией, как это обычно делают другие бизнесмены. Он просто напомнил, какая именно организация настоятельно рекомендовала поручить ремонт школы именно ему — Савельеву С. П.

Чиновник, вспомнив о силовиках, сник и больше не скулил, сразу же согласившись на общепринятый процент от слива денег.

Теперь, когда принципиальный финансовый вопрос утрясен, все остальное — дело техники. От переведенной суммы отдербанить положенное чиновникам и силовикам, при этом не забыв и себя. В этот раз можно изрядно откинуть на карман. Во-первых, компаньоны легко поверят в то, что за подряд школы надо отстегнуть больше обычного, а, во-вторых, в самой школе особый ремонт можно и не делать. Все замазаны — рот особо никто не откроет, а дети… — ну капает и капает на головы, что тут такого — привыкли, небось, уже.

Самим ремонтом, на оставшиеся после первого передела деньги, пусть занимается исполнительный директор фирмы «Витязь», за это он и зарплату получает. Сметы, материалы, рабочие, налоги и прочая муть — это все на нем висит. Компаньонов интересует только прибыль, вот за нее-то и спросят с него, а он пусть голову поломает, чтоб больше была. Прибыль поделят на троих — честно и благородно. Смешная, конечно, будет эта третья часть вторичной прибыли по сравнению с суммой, которая сразу прилипнет к рукам Рембо. А что делать — такова жизнь. Такой вот расклад — проще пареной репы. Все гениальное — просто.

Машина въехала в город. Серега закурил, выпустил струйку дыма и включил радио. Динамики квадросистемы приятно наполнили салон высокими частотами.

«Интересно, сколько этот сучок Парфен оставляет себе при обналичке? Наверняка кусочки сладенькие и немаленькие. Не мешало бы как-то проверить компаньона на вшивость. Только как? Банковские дяди — его тяги. К ним за здорово живешь не подъедешь. Не тот уровень. Хотя одну фишку Серега срубил. Деньги обналичиваются под зеленые по среднему курсу между покупкой и продажей обменных киосков, а берутся по курсу Нацбанка, который всегда гораздо ниже. С этой дельты кормятся они вдвоем с управляющим. Сереге оттуда ничего не капает. Тут его Ванечка обскакал однозначно… Куда, кстати, запропастился этот жиденок? Два клиента на приличные суммы есть, а он как в воду канул. Уже скоро неделя будет, как не объявляется. Родители твердят одно и то же: “Какие-то дела, уезжает рано, приезжает поздно”. Один раз удосужился-таки, перезвонил, сказал, что тема жирная попалась, как освободится — объявится. И опять ни слуху, ни духу. Жалко бабки терять, спрыгнут клиенты. А, мать твою…»

На нерегулируемом перекрестке слева вылетело что-то черное и, явно пытаясь избежать столкновения, ушло резко вправо, бахнув «Мерседес» в районе заднего левого крыла.

Серега дал по тормозам и выскочил из машины. На левом заднем крыле — след от удара и дальше, до самого фонаря — царапины и примятость. Он разъяренно повернулся к виновнику аварии. Сергей уже сообразил, что был на главной, и этот «бык» должен был уступить дорогу.

«Бык» оказался интеллигентного вида парнем, молодым (лет двадцати пяти), дорого одетым (костюм и галстук, несмотря на жару), с сотовым телефоном на поясе и очками на носу. Что-то черное оказалось спортивной «Тойотой»-купе. Маленькая машинка с разбитой левой фарой уткнулась в бордюр неподалеку.

Очкарик подошел и с легким вздохом достал визитную карточку:

— Тысяча извинений. Давайте знакомиться. Уже вижу, что не прав. Чужой город — не сориентировался. Простите великодушно.

— Что не прав, то не прав. — Рембо принял прямоугольный кусочек картона.

Пробежал строчки глазами: Михельсон Конрад Карлович, коммерческий директор, телефон, мобильный телефон, факс, электронная почта. Сама карточка тисненая, на дорогом картоне. Вздохнул с облегчением: «Платежеспособный попался. Уже легче. Не “Москвич” какой-нибудь. “Тойота” вещь недешевая», а вслух произнес:

— Ну что ж, давайте познакомимся. Савельев Сергей Петрович, — еще раз взглянул в карточку, — не скажу, Конрад Карлович, что это мне приятно, — протянул руку. Второй участник ДТП ее пожал, впрочем, тоже без особого удовольствия. И сделал стандартное предложение:

— Я полагаю, что нам, Сергей Петрович, не стоит доблестную Госавтоинспекцию тревожить. — Заметив Серегин настороженный взгляд, добавил, доставая из бумажника, — вот, пожалуйста, техпаспорт на машину и мои права.

— Согласен, не будем беспокоить честных тружеников. Им и так нелегко в этой жизни. Давайте сразу проедем на СТО для определения ущерба.

— Не возражаю. Только куда?

— Здесь рядом, поезжайте за мной, — убирая документы в карман, согласился Рембо, силясь спрятать хищную усмешку. Если с ГАИ у этого залетного коммерческого директора были шансы заплатить реальные деньги за ремонт, то в приватной беседе он будет раскачан на такую сумму: «О-е-е-е-е-е-й!»

Он сел в «Мерседес», «Тойота» пристроилась сзади. На СТО, пока Конрад Карлович оглядывал свою машину, горько качал головой и прищелкивал языком, Серега нашел знакомого немолодого автослесаря:

— Митрич, а ну-ка обсчитай мне ремонт. По путному. Тут мою машину бахнули маленько, — и выразительно подмигнул.

— Понял, Сереженька. Сделаем.

Митрич срубил ситуацию, что говорится, на лету. Когда подошел хозяин «Тойоты», седой автослесарь чмокал губами, мелко кивал головой и как заводной повторял: «Аяяяяяй, аяяяяяяй, аяяяяяй». Кроме того, он гладил пальцами облупленную краску, заглядывал под крыло и в салон. С определенной периодичностью, по-старчески кряхтя, разгибался, держась обеими руками за поясницу и замирал с трагической миной на лице.

— Ну, Митрич, не томи, говори правду, как есть, — «не выдержал» Серега. — Человек свой, хороший, — он кивнул в сторону стоящего рядом очкарика, — поэтому давай по совести. Сколько стоит — столько и говори.

— Значится так, — начал ремонтник, — крыло это надо менять, металл здесь хитрый. Начать его тянуть или, скажем, рихтовать, обязательно лопнет и начнет лущиться. Что надо к замене крыла, я думаю, понятно — само новое крыло, грунтовка, шпаклевка, покраска, защита, плюс работа. Опять-таки сушилкой обычной не обойтись. Это такая краска — враз пузырями пойдет. Это надо подумать… где такую приспособу взять… — Митрич сосредоточенно потер лоб, искоса взглянул на плательщика. Вид у того был расстроенный, но сносный: «Чайник!», — легко определил бывалый слесарь и тут же продолжил: — Приспособу эту я возьму, правда недешево стоить будет, ну, ничего, за работу меньше возьму. Ты же меня знаешь, Сережа! Что мне, старику, в этой жизни надо?

32
{"b":"177822","o":1}