ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— В том-то все и дело, — тут же внес необходимые разъяснения Савельев.

Беспокоить и обременять своими проблемами очень занятых людей в погонах потерпевшая сторона не хочет. А для решения ее самостоятельно не хватает малости — определить по номеру машины координаты злостного нарушителя правил уличного движения.

В завершение своей проникновенной тирады Серега одной рукой засунул стодолларовую банкноту в карман форменной рубашки, а другой протянул листок с номером:

— Не откажи, братан. Сам видишь, такая неприятность.

— Такой вот номер, говорите?..

Капитан изо всех сил постарался изобразить, что в раздумье не заметил движения руки бизнесмена с зеленым квадратиком. Удалось ему это на три с минусом. Но, в конце концов, это же был не театр и кричать: «Не верю!» Сереге совсем не хотелось. Цель его была до банальности прозаична — заиметь адрес владельца указанного транспортного средства. И все.

Капитан вернулся через несколько минут и почему-то весело сообщил:

— Ошиблась ваша бабуля, нет у нас на учете такого номера.

— Вот как!

Серега сдержанно поблагодарил и с расстроенным лицом (его скорбным выражением Станиславский, наверняка б, остался доволен) покинул штаб-квартиру гостеприимных и радушных областных гаишников.

«С машиной пролет», — Серега закурил и нервно забарабанил по рулю основного виновника знакомства с Конрадом Карловичем. Мысли прыгали, мешая сосредоточиться на главном: «Откуда плясать? Как вычислить господина Воробьянинова, скрывающегося под личиной Михельсона? Реальней всего сделать это через фирму. Учредительные документы и все такое. Юридический адрес найти б. Где его взять?»

Достал визитку: «…директор Михельсон Конрад Карлович, телефон мобильный, телефон рабочий, факс… офис! Точно, офис на складе! Там же должны быть договора на ответственное хранение, на аренду помещения и прочая канцелярия. Даже если этих жуликов, что наверняка, и след простыл, все равно какие-то данные в бумагах арендодателя должны быть. Каждое преступление оставляет финансовый след».

Серега повернул ключ зажигания и надавил на педаль газа.

Найдя на базе коммерческого директора, шустрого, вертлявого молодого пройдоху, Рембо быстро запугал его смесью лжи и правды и вытрусил из него все, что тот знал. Этот деляга быстро сообразил, что вступил во что-то нехорошее. На то он и коммерческий директор, чтоб чувствовать паленое еще тогда, когда оно только начинает пригорать.

— Рассказывай все по порядку, крыса канцелярская, — пытал его Савельев. Он закрыл кабинет изнутри и теперь наваливался всем своим огромным телом на стол коммерческого директора, за которым тот пытался спрятаться.

— Пришел он на общих основаниях, без протекции, — откатываясь вместе с креслом подальше в угол от грозного посетителя, торопливо вещал директор.

— Откуда Михельсон мог узнать о сдаче площадей в аренду? — Серега зашел с другой стороны стола и опять навис над директором.

— Мы давали объявление. — Тот попытался выбраться из блокированной Савельевым зоны, но тщетно.

— То есть эту информацию мог получить любой?

— Да.

— Где выходило объявление?

— В прессе. — Парень нашел занятие рукам, он принялся безотчетно перебирать разбросанные по столешнице карандаши.

— Какой?

— Местной. Областной.

— Кто проверял у этого «Януса» документы?

— Бухгалтерия.

— И только?

— Нет, конечно. Я лично проверял.

— И ничего подозрительного не заметил? — усомнился Рембо.

— Нет, все в полном ажуре!

— Кроме Михельсона кого еще видел в их офисе?

— Никого. Мелькала секретарша, но я к ней не присматривался. Еще какие-то люди приходили- уходили. Никого не запомнил. — Давно готовый к этому вопросу скороговоркой выпалил коммерческий директор.

— Идем, посмотрим помещение. — Без особого энтузиазма сказал Серега и выпустил коммерческого директора из угла.

— Конечно. Сейчас я вам все покажу. — С радостью покидая неуютную зону согласился тот и загремел связкой ключей.

Как и следовало ожидать, из всей стильной и богатой обстановки офиса в помещении остались только предметы, принадлежащие арендодателю, то есть: обои, выключатели и розетки. Все остальное было вывезено, скорее всего, вчера вместе с плиткой.

— Договор? Где? — прошипел Рембо прямо в лицо перепуганному директору.

— Сею секунду. Не извольте беспокоиться. Принесу. Шесть секунд. — По лицу парня пробежала волна легко читаемого страха, и он припустил рысью за документами.

Увидев реквизиты, юридический адрес и печать, Серега хлопнул себя по лбу: «Твою волю. Все это есть в договоре купли-продажи плитки. Надо успокоиться и сосредоточиться — дергаюсь, как хвост в проруби».

— Что можешь добавить, деляга? Предложения, вопросы, замечания? — Савельев свернул документы и засунул в барсетку.

— Ничего. — Проводив бумаги взглядом следящего за удавом кролика, помотал головой тот.

— Вот и славно. Веди дела осторожно. Береги себя.

— Угу. Хорошо.

Посоветовав дрожащему, как лист на ветру, директору забыть об этой истории, Рембо покинул территорию, окруженную двухметровым забором с колючей проволокой сверху.

Он с остервенением гнал машину к юридическому адресу фирмы. Не зря он перетрусил эту базу, не зря. Появилась интересная зацепка. В договоре аренды на бокс номер двадцать четыре и офис, площадью восемьдесят четыре квадратных метра, красовалась размашистая подпись Михельсона, а набранная печатными буквами ФИО генерального директора фирмы значилось, как Бессонов И. Н. В договоре купли-продажи плитки эта фамилия отсутствовала. Таким образом, всплыл новый человек, каким-то образом замешанный в этом разводе. И этот человечек может оказаться ключиком к ларчику, в котором лежат деньги, те самые шестьдесят две тысячи долларов. Серегины шестьдесят две штуки, кровные…

***

Найдя нужный адрес, Серега припарковал машину неподалеку и крепко задумался: «Горячку тут лучше не пороть. Как бы самому не встрять. Как быть дальше? Что исполнять в отношении человека по фамилии Бессонов? Надо его «вывозить» или колоть прямо на месте? Не пора ли подключать Прохора? Или может пока так пообщаться с этим генеральным директором? Так — это как? По-людски? Вряд ли он захочет откровенничать, наверняка, с ходу пошлет подальше. И это будет в любом случае, при любом раскладе. А какие вообще есть варианты? Как этот Бессонов может быть замазан в деле?» — он поерзал в кресле, усаживаясь удобней:

«Первый. Этого типа использовали втемную. Фирма работает, бизнес вертится, а тему с плиткой крутанули за его спиной. Кто? Или подчиненные, или те, кто его кроет. И так, и иначе мне он ничего не скажет. Во всяком случае, сразу и добровольно. Такие ситуации с кем попало не прокачивают — самому надо во всем разобраться, переосмыслить, а уже потом принимать решение. Нет, при таком раскладе говорить со мной он не будет. Это точно.

Второй вариант — более реальный. Он в курсе и в деле… А может, даже руководил всей операцией, — Серега оглядел фасад престижного дома, в котором была квартира Бессонова. — Вполне может быть. В этом случае он тем более говорить не будет. Сразу пойдет в отказ. Знать не знаю, ведать не ведаю. Договор подписан Михельсоном? Какой такой Конрад Карлович? У него еще есть старший компаньон Марк Ариевич? Не слышал, не знаю. Печать? Липа, подделка — сейчас за пятьдесят баксов любую сделают. Плитка? Никакого кафеля в глаза не видел. Не слышал, не знаю, не хочу, не буду… М-да… Похоже, по-хорошему разговаривать смысла нет».

Просидев еще полчаса в раздумьях, выкурив, не останавливаясь, пяток сигарет, Серега понял, что заползает в досужие домыслы. Строить какие-то версии на имеющейся информации глупо, сплошное сочинительство на всевозможных допусках и догадках получается. Надо брать этого Бессонова и прессовать по полной программе. Только так он может пролить свет на отношение его фирмы к Михельсону, Марку Ариевичу, плитке и всей этой истории.

42
{"b":"177822","o":1}