ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бизнес-ассистент. Лучшие инвестиции в свое будущее
О вкусах не спорят, о вкусах кричат
Да не опустится тьма!
Призрак в зеркале
Всё та же я
Пятьдесят оттенков серого
Книга, в которой прячется семейное счастье. О мудром воспитании без помощи психолога
Естественный отбор
Цепи его души
Содержание  
A
A

— Угу.

— Но не раньше, чем завтра. Бояться тебе его гнева не стоит. Сам говорил, что Скифа твоего пора представить к лику святых. Он тебя поймет и простит. «Если будет, кому понимать и прощать, что вряд ли», — последнюю фразу Рембо вслух не произнес.

Сеня проводил Рембо до дверей и на прощанье долго его благодарил, сам толком не понимая, за что. Видно, со страху.

Рембо пожелал Сене всего наилучшего, велел кланяться супруге и покинул гостеприимную квартиру бухгалтера.

Савельев напоследок обворожительно улыбнулся и прикрыл дверь. Спустился по ступенькам на один пролет, выдохнул:

— Эй, там, мусор возле мусора, смотри, какое дело провернули! — и громко зашелестел заветным пакетом.

— Бабки, бабулечки!

Из-за трубы мусоропровода показался Бес. Он даже не обиделся на каламбур. Лицо его было радостным, глаза горели лихорадочным огнем, губы от возбуждения дрожали. Серега сунул руку в карман:

— Пора, Рома, получать свою долю.

— Пора, пора! — Бес потирал руки.

— Ты готов?

— Всегда готов!

Физиономия Ромы недоуменно вытянулась. Ему прямо в лоб смотрел пистолет с глушителем. Сухо клацнул ударник. Раздался негромкий хлопок выстрела.

— В-я-я-як! — вдохнул последний раз мимолетный напарник Рембо.

Так он и умер — Рома Бесяев с вытянутым от удивления лицом и пулей во лбу. Вернее, во лбу было маленькое аккуратное входное отверстие. Пуля же, легко преодолев препятствие из мозгового желе, вырвала из затылка кусок черепной коробки и, отрикошетив от трубы мусоропровода, упала рядом с телом несостоявшегося богача. Костлявая старуха махнула косой избирательно и четко. Впрочем, обижаться на ее девиации в тот момент было уже некому.

Рембо достал из курточки Беса ключи от «девятки», немного подумав, все-таки оттащил тело в нишу мусоропровода и неспешно спустился вниз.

Он бросил пакет с деньгами на пассажирское сиденье, повернул ключ зажигания и направился к ближайшей станции метро.

Меньше чем через два часа произойдет сшибка Скифа с Прохором. В голове Рембо крутились противоречивые мысли. Комбинация так и задумывалась. Неоднозначно и, в то же время, беспроигрышно. Гениально, можно сказать без ложной скромности. В любом случае Рембо выигрывал. Если Скиф одолеет Прохора — Рембо получит еще двести штук. Двести. Гм. У Прохора там больше хранится. Если даже и двести, то общим числом набегает больше пол-лимона зелени. Даже без поддержки Прохора, с такими деньгами Скифа прижать можно элементарно. Затихариться поначалу, правда, придется. Но затем потихоньку можно будет легко расщелкать всю его бригаду. Скиф этот, как бельмо на глазу. Идеалист сраный. Давно пора было закрыть этот вопрос. Все руки не доходили. «Пока не кинут — бизнесмен не почешется». Очень актуальная поговорка.

С другой стороны, если Прохор проворней окажется, так положат они там Скифа с его тремя братками. С четвертым сам помог. Стоит ли упреждать Прохора? Денег не будет, зато и проблем не будет. Можно даже девку отпустить. Пугануть, трахнуть хорошенько во все дыры и на все четыре стороны. Лети, птичка. Тебе открыты все пути на свете. Скиф-то, небось, был ласков с ней, а она ведь молоденькая совсем, зеленая еще, ядреная, сладенькая. Все еще тугое, упругое, гладенькое, шелковистое. Ничего еще не видела, не знает, ничему не обучена. Эх, самый цинус. От таких мыслей сладкая истома пролилась по всему телу.

Рембо перестроился в правый ряд и потянулся к мобилке: «Предупрежу Прохора. Пусть встречает незваных гостей. Пусть валит беспредельщиков. Туда им и дорога. О девке тогда никто и не вспомнит. Нет Скифа — нет проблем, а сладкая девочка есть». Рембо набрал номер. В мембране прожурчал мелодичный женский голос:

— «Левиафан» рад вас слышать!

— Алло! Пригласите…

Взгляд его упал на пакет с деньгами: «За какую-то соску, пусть и толковую, можно будет получить столько же. Нет, — он отключился, — пусть сам Господь Бог решает, кто из них там, в «Левиафане», победит. Вмешиваться не буду. Если выиграет Прохор — мне останется девка, если Скиф — тогда деньги, что гораздо лучше. На такие бабки пять лет подряд можно каждый день по две штуки на дом вызывать. Хотя, если даже Скиф притащит бабло, девочка эта еще какое-то время будет доступна. Ничто не помешает ею позабавиться, получив деньги. Вот это мысль хорошая, правильная, — похвалил себя Серега, — а то что это за выбор: или-или? Надо и то, и то».

Он загнал «девятку» во двор неподалеку от метро. Огляделся и незаметно протер тряпкой все места, на которых могли остаться отпечатки пальцев. Ключи оставил в замке, а дверь прикрыл неплотно. Сейчас кто-нибудь пристроит к делу эти колеса. Если грамотный, то погонит ее к Климу или еще к кому-нибудь — на разборку. Если бездарь, то просто будет гонять по городу — до первого столба или гаишника.

***

Часы показывали двадцать один тридцать, когда Рембо занял свой, выбранный заранее, наблюдательный пост неподалеку от ресторана «Левиафан». Шагах в пятидесяти. Центральный вход в кабак выходил не на главную улицу, а на перпендикулярную ей. По обе стороны тихой улочки располагались жилые пятиэтажки. У одного из таких домов и присел на скамейку Рембо. Уже было темно, и Серега не опасался быть узнанным. «Мерседес» он оставил неподалеку — на другой улице. Сюда прошел дворами.

Поудобней устроившись на деревянной лавочке, закурил и, набравшись терпения, стал ждать. На входе в ресторан, освещенном неоновым изображением гигантского кита, точно срисованного со страниц «Моби Дика», стоял охранник. Высокий, статный, с гордо расправленными плечами. Одет он был в трехцветный камуфляж. Подпоясан толстым офицерским ремнем, на котором крепилось все необходимое для защиты культурного отдыха граждан — от баллончика с газом до кобуры с пистолетом. Прохаживался он вдоль входа мерным шагом, четко обозначая повороты на сто восемьдесят градусов. Вид имел надменный и воинственный.

«Сейчас тебе Скиф разъяснит в подробностях, чего ты стоишь на этом свете. Пистолет, скорей всего, газовый или пневматический, ну, максимум, комбинированный — газово-дробовой», — Рембо от нечего делать разглядывал охранника.

К последнему присоединился второй, пониже и потолще. В остальном — точная копия. Они закурили.

Входили и выходили посетители. В «Левиафан» важно прошествовала пожилая пара, доставленная к ресторану на новенькой «Ауди»-А-8. «Не повезло. Испортят им ужин», — констатировал Рембо. Из ресторана вышла молодая пара. Парень обнимал девушку, та прижималась к нему всем телом. Они отправились пешком в сторону проспекта. «Этим, наоборот, пофартило. Успели», — подумал Серега и взглянул на часы — девять пятьдесят.

Без трех минут десять к входу в ресторан подъехала «шестерка». Она неторопливо, очень плавно и аккуратно припарковалась, а вот выскочили из нее четыре фигуры в черном и масках довольно энергично и быстро. В руках налетчиков поблескивало оружие. У двоих — пистолеты, они рванулись вперед первыми. Вторая пара с автоматами Калашникова немного приотстала, оглядывая местность и прикрывая первых. Оба охранника не успели опомниться, как их профессионально нокаутировали и заволокли вовнутрь. Вход остался прикрывать один их налетчиков. Он предусмотрительно снял маску и напялил на голову берет охранной фирмы, отобранный у одного из не справившихся со своими прямыми обязанностями вышибал. Потом продефилировал вдоль фасада туда-сюда и, спохватившись, перевернул табличку с «открыто» на «закрыто».

Лицо его с такого расстояния разобрать было невозможно, но то, что это не Скиф, Рембо был уверен. Скиф там, впереди, на острие атаки. Сергей очень хорошо представлял себе то, что сейчас творится внутри штаб-квартиры Прохора: перепуганные посетители, орущие маски и угрожающе лязгающие затворы, матерящихся охранников, положенных мордами вниз, писк официанток, красного от бешенства Прохора и руководящего налетом Скифа.

«Человечка ему, конечно, не хватает. Подсобил тут я Прохору с устранением Беса, — прикинул Рембо, — один на выходе, второй держит под прицелом охранников и обслугу, третий страхует залы с посетителями, четвертый и пятый берут, прикрывая друг друга, кабинет директора. Одному Скифу (Сергей почему-то был уверен, что к сейфу рванет именно Евгений) тяжеловато будет взять в кабинете кубышку. Ничего, справишься, десантник, девку любишь — люби и сейфы потрошить».

74
{"b":"177822","o":1}