ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну что, убедились? — сказал он, улыбаясь, когда офицер перевел свои округлившиеся глаза с карлика обратно на Ретифа. — Никогда не переоценивайте своих возможностей и способностей, капитан.

16

Капитан тяжело плюхнулся в свое кресло, обтирая вспотевшее лицо цветастым платочком, брошенным ему Уи Уилли.

— Этот допрос сам по себе является грубейшим нарушением закона! — проревел крулч. — Я был уверен, что вы, земляне, не способны…

— Мы, земляне, очень хитрые бестии, — ответил Ретиф, не дав крулчу договорить до конца. — Но раз уж вы поняли нашу истинную природу, вы наверняка простите то, как мы обошлись тут с вами. А знаете… Мы, земляне, еще любим разного рода безобидные провокации. Это самый легкий способ распознать наших противников.

— Распознать… — промычал недоуменно крулч.

— Да. Понимаете, в каждом нашем противнике есть что-то от простофили. Наша задача — спровоцировать его так, чтобы он раскрылся перед нами. Таким образом мы тут же можем сказать: «Этот безобиден, а этот что-то замышляет». Вас, крулчей, мы раскусили очень эффектно. Вот такие дела…

— Ты блефуешь! — рявкнул крулч.

Ретиф укоризненно покачал головой.

— Вовсе нет. Мое дело сказать — ваше дело не поверить. Просто я говорил это для того, чтобы вы в следующий раз учитывали сказанное при составлении вами оценки возможностей землян.

На панели управления зажглась и стала мигать желтая лампа, одновременно с этим зазвучал зуммер. Рука капитана дернулась к телефонной трубке, но остановилась в нерешительности.

— Не бойтесь, берите, — сказал Ретиф. — Только не говорите по телефону ничего, что могло бы огорчить меня. Мы, земляне, народ вспыльчивый.

Крулч снял трубку.

— Ваше Сиятельство, — донесся торопливый и возбужденный голос на крулчском языке. Ретиф нажал на кнопку микрофона, так чтобы и ему был слышен разговор. — Мы были убиты пленниками! То есть — пленены убийцами! Их было двенадцать, а, может, и все двадцать! Некоторые из них были ростом со стофутовое дерево Фуфу, а другие — крохотные, как козявки! У одного были глаза — что горящие уголья. Из рук у него извергалось пламя, а изо рта — пар. Он сжигал все, к чему ни притрагивался! А другой…

— Молчать! — взревел капитан. — Кто?! С какого поста?! Что, раздери тебя дьявол, здесь происходит?! — Он резко развернулся к Ретифу. — Где остальные член твоей банды?! Как им удалось сделать так, что я не заметил их по своему экрану?! Ну?!

— Прошу прощения, — вежливо сказал Ретиф. — Но вопросы здесь задаю я. Вопрос первый: кто те гасперские официальные лица, которые получили от вас взятки?

— И ты полагаешь, что я так тебе сразу и сдам своих сподвижников?

— Нет, я ничего плохого с ними не сделаю, уверяю вас. Просто я хочу знать имена тех, кто взял от вас деньги, и предложить им больше.

Зуммер снова требовательно загудел. На этот раз замигала голубая лампа.

Крулч с опаской покосился на телефон.

— Это моя внешняя горячая линия связи с местным министерством иностранных дел, — сказал он. — Когда до кругов, близких к гасперскому правительству, и до самого правительства дойдут известия о твоем пиратском нападении на мой корабль, все сразу поймут, что же на самом деле скрывается за лицемерно миротворческой личиной землян, которые, прикрываясь фасадом мирной дипломатии…

— Снимайте трубку, не заставляйте их ждать, — приказал Ретиф. — Пришло им время узнать, что не они единственные ловки в закулисной тройной игре.

Крулч снял трубку.

— Да? — рявкнул он. Внезапно его лицо окаменело. Он быстро скосил глаза на Ретифа, потом на Уи Уилли.

— Что такое?! — крикнул он в трубку. — Пролетели по воздуху?! Где влезли?! Что ты хочешь сказать наконец, цапля?!

— О! — воскликнул Уи Уилли. — Что-то там эти гасперы преувеличивают!

Капитан бросил исполненный ужаса взгляд в сторону маленького человечка, сравнил его рост с ростом Ретифа, — в молодом дипломате было шесть футов и три дюйма, — и содрогнулся.

— Я знаю, — сказал он в телефон. — Они уже здесь…

С этими словами он бросил трубку обратно на аппарат и глянул зачем-то на панель управления.

— Кстати, — сказал Ретиф и вдруг приставил дуло пистолета прямо к груди крулча. — Прикажите сию же минуту свистать всех на центральную палубу.

— Они… Они уже там… — нетвердо сказал крулч, не спуская испуганного взгляда с указательного пальца Ретифа, лежавшего на спусковом крючке.

— В таком случае просто перепроверьте.

Капитан нажал какую-то кнопку, откашлялся…

— Свистать всех в центральные отсеки корабля, — сказал он.

Наступила короткая пауза, потом раздался крулчский голос:

— Господин капитан, все кроме вахтенных бригад уже собрались в энергетическом отсеке и у бойниц. Вы это имели в виду?

— Я сказал: всех, так тебя и так! — рявкнул офицер. Он раздраженным движением выключил связь. — Не знаю, пока, что ты задумал, — хрипло проговорил он. — Но учти: в моем распоряжении имеется три сотни бесстрашных воинов и… Тебе ни за что не выбраться с корабля живым!

Прошло две минуты. Телефон зазвонил.

— Все собраны в центральных отсеках, сэр!

— Уилли, — обратился Ретиф к карлику, который уже давно проскользнул в рубку управления через свое вентиляционное отверстие. — Видите это большой белый рычаг? Приведите его в нижнее положение и то же самое проделайте с соседним.

Капитан дернулся было в пульту, но ему в грудь опять уперлось вороненое дуло. Уилли неспешно прошел мимо скрипящего зубами крулча и сделал с рычагами то, что ему сказал Ретиф. Послышался отдаленный звук заработавших машин. Массивный корпус корабля сильно содрогнулся. Потом еще раз.

— Что это было? — спросил карлик.

— Задвинулись аварийные перекрытия, — ответил Ретиф. — Три сотни бесстрашных воинов благополучно заперты в центральной части корабля.

Капитан ударил кулаком по колену и в отчаянии застонал. Потом он вскинул на землянина подозрительный взгляд.

— Откуда тебе известны такие детали в управлении моего корабля?

— Результат того, что мне удалось перехватить чужие сведения и планы. У нехороших лиц. Уилли, пойдите освободите Джулиуса и остальных членов группы. Потом, я полагаю, будет самое время обсудить условия капитуляции.

— Этот день войдет в анналы галактических измен! — торжественно воскликнул капитан.

— О, что вы! Не думаю, что этот день заслуживает столь высокой чести, — ответил Ретиф. — В историю он войдет лишь в том случае, если нам удастся с вами прийти к общему знаменателю в некоторых вопросах. Джентльменское соглашение, если угодно.

17

Спустя час после восхода солнца экстренное заседание гасперского кабинета министров подошло к концу. По коридору неторопливо шел посол Шипсхорн и вел, по-видимому, очень приятный разговор с одетым по всей парадной форме крулчским офицером. Завидев Ретифа, земной посол остановился, а крулч поморщился.

— А, это вы, мой мальчик! Я был немного обеспокоен тем, что вы не смогли вернуться вчера вечером. Впрочем, как выяснилось, все наши страхи и тревоги были результатом дикого заблуждения! Как только крулчская позиция окончательно прояснилась, — знаете, эти ребята предпочитают разведение скотины и фольклорные танцульки всем видам военных операций! — гасперский кабинет смог прийти к быстрому и положительному решению вопроса о Договоре о Мире и Дружбе.

— Рад слышать эти слова, господин посол, — сказал Ретиф, кивнув каменнолицему крулчскому командиру. — Уверен, что для нас вполне достаточно мирного соревнования. И не стоит демонстрировать наши возможности вне рамок этого соревнования.

В конце коридора послышалось какое-то движение. Все обернулись туда и увидели крулчского морского офицера, который тащил за руку мрачного на вид моряка. Они приблизились к капитану, отсалютовали…

— Ваше Сиятельство, с этим моряком творится что-то непонятное. Он все толкует нам о каких-то магических превращениях…

8
{"b":"17783","o":1}