ЛитМир - Электронная Библиотека

Джурайя

«…Странные создания — женщины. Я и не думала, что и я странная. Меня с самого начала напрягало присутствие Корбина, он мне мешал, я его откровенно побаиваюсь. Тогда почему теперь, когда он все же уехал, кстати, как-то скоропостижно уехал, да еще и верхом… Странно. Так вот, теперь когда он уехал, чего-то не хватает. Что-то царапает, неприятно так. Ну не влюбилась же я? Нет, конечно. Глупости всякие лезут в голову, надо чем-то заняться. Пойду Адриса распинаю, пусть до занятий меня джигитовке поучит. Интересно, где сам-то научился, дитя облапошинских улиц…»

Адрис

В последних лучах солнца танцует девушка. Гибкое тело извивается, кружится, соблазняет, чарует, отнимает волю… Тонкие руки взлетают вверх и бессильно опадают, беззащитность и страсть наполняют танец, девушка танцует… Почему тело так безвольно, когда хочется бежать навстречу единственно возможной истинной любви во все времена, во всей Вселенной? Шаг… Еще шаг… Я иду, любимая! Иду к тебе! Пусть воздух вокруг стал патокой, пусть тянет назад неведомая сила, но я иду в обволакивающей, затягивающей паутине… Девушка танцует… Вот она повернула голову и застыла… Глаза в глаза… Волшебные, неземные глаза… Темные, манящие глаза… я иду, тянусь… Девушка развернулась и протянула руки — о да, это она, любимая моя, я так искал тебя!.. Она приближается, наплывает, вот она уже близко — только руку протяни… ее лицо искажается — открыт рот в беззвучном крике, глаза больше не чаруют, это два бездонных провала, мертвенные пятна покрывают кожу, на протянутых руках — черные когти на скрюченных пальцах… Ужас, животный, первобытный ужас охватывает все естество… Она приближается, наплывает, нависает! А-А-A-А-А!!!!!!!

«…Ч-черт, ну сколько можно… О Фан… Почему ты не можешь присниться по-человечески… Ты даже не сказала, чем я тебя обидел. Просто ушла. Я, наверное, виноват, что не искал тебя по всему свету. Наверное, ты хотела, чтобы я тебя нашел. И эти сны — это отражение моей вины перед тобой. Правда, я не знаю какой. Но она отравляет мою жизнь. О Фан… Я обречен на вечные муки. Я ведь даже влюбиться не могу — это осквернило бы память о тебе. Женщины… Я не смог отказать себе в этом удовольствии. Может быть, так я тоже предаю тебя, Фан? Я не знаю. Ты не дала мне шанса узнать этого. Ты ушла. Ты просто ушла. ТЫ бросила меня, а Я чувствую себя виноватым. Ты опять меня переиграла, Фан, оставив меня один на один с моими воспоминаниями…»

— Чего орать-то, — перед мутными после сна глазами расплывчатым пятном возникло лицо Джурайи. — Знаю, не красавица, но ведь не настолько!

«И что у девки в голове творится — барда-а-ак… Вполне симпатичная, я бы даже сказал милашка, мяса только нарастить на некоторых местах, а считает себя уродом каким-то… Личико кукольное, бледненькое только… Зато глаза — красивые, ресницы пушистые, кожа нежная… Грудь… Хм. Вообще-то она есть, но при общей худобе и в мужских рубахах ее не видать…»

— О чем мечтаем? В том месте, куда ты смотришь, у нормальных баб растут сиськи. Вставай, я тебе даже завтрак принесла.

— Ну говори, чего надо.

— Я что, не могу просто так завтрак другу принести?

— Ты? Не-а, не поверю, не проси! Все вы, девки, корыстные, просто так ничего не сделаете. Для вас хоть об стенку расшибись, даже спасибо не скажете… — Адрис грустно потер ушибленную шею.

— А кто тебя просил прыгать на спину наемнику, да еще и боевому магу, он же через все войны Соединенных Королевств прошел, а ты на него прыгаешь, как бешеная блоха! — Джурайя откровенно потешалась над бедственным положением товарища.

— Так и я ведь не в теплице выращен! Да я и не думал ни о чем, только бы Эльку, паразитку неблагодарную, от виселицы спасти… А она с этим хлыщом потом еще полчаса в кабинете миловалась…

— Ага, а потом от тебя до ночи не вылазила — то примочечки, то компрессики, то вкусняшечку… Э-э-э, ты че — ревнуешь?! А как же Фан твоя незабвенная? Неужто забыл?

— Забудешь ее, держи карман шире… — Адрис совсем загрустил. — Каждую ночь снится — вениками не отмашешься…

— Такая страшная? М-да, любовь — это страшная сила, — Джурайя сделала страшные глаза и поднесла скрюченные пальцы к лицу побледневшего парня, — и чем дальше, тем страшнее…

— Хватит ржать над чужим горем, говори, чего надо!

— Научи джигитовке.

— Чего?! — Адрис вытаращил глаза. — Тебе-то зачем? Ты и так вполне сносно в седле держишься.

— Вот именно, что сносно. А хочу хорошо. Мало ли, пригодится в жизни. Ты же знаешь, какая у меня жизнь. Неожиданная.

С этого дня у Джурайи совсем не стало свободного времени — ее день начинался с петухами, она обливалась водой из колодца и выполняла комплекс упражнений, которому научил ее Цень. Потом джигитовка с Адрисом. Потом практическая магия с Корнелиусом. Потом теория магии и алхимия с Примом. Времени на сон и еду хватало с трудом, зато ненужные мысли о Корбине посещали ее все реже. Эльку Джурайя теперь видела только перед сном — кроме занятий ментальной магией с Корнелиусом та взяла на себя функции домохозяйки. Теперь вся прислуга негласно находилась под Элькиным личным контролем, а сам Корнелиус все чаще и чаще говорил ей: «Что бы я без тебя делал?»

Прим задержался дольше, чем рассчитывал, а когда подошло время и ему присоединиться к Корбину, он с чистой совестью оставил лабораторию заботам Джурайи.

— Представляешь, у Корбина вместо дюжины учеников набралось восемь десятков! — делился Прим с преемницей перед отъездом. — Всех возрастов и обоих полов. Пока жилые корпуса подготовили, пока классы оборудовали, пока дисциплину установили… Вот парень зашивается! Так и до официального статуса академии боевой магии недалеко. Как ты думаешь, возьмет он меня на работу?

— А куда он денется? — весело спросила Джурайя. — Где он еще найдет теоретически подкованного мультиталанта? Прим, поговори с ним, а? Может, он и меня на стажировку потом возьмет? — девушка скорчила умильную рожицу и похлопала ресницами. — До сих пор стыдно, как я его своей шаровой молнией пугала… Он не глядя от нее отмахнулся, как от мухи, а я на нее кучу сил ухлопала. Я ведь быстро учусь. Честное слово. И возиться со мной не надо. А еще я с малышней помочь могу…

— Ну, Джунь, я спрошу, только ничего не обещаю. А ты мне здесь пока просто необходима — лаборатория на тебе, не забывай. Захочешь поговорить — используй кристалл вызова, не стесняйся. Ну все, пора. — Прим легко чмокнул Джурайю в лоб, помахал отцу и шагнул в телепорт.

Глава 15

Лорд Корбин

— Ну, рассказывай, что привело тебя в мою скромную обитель?

Учитель был весел и явно настроен пошутить. Корбин улыбнулся в ответ, отхлебнул вина из высокого кубка, погонял во рту, оценивая вкус. Нельзя было сказать, что он был ценителем таких напитков, но происхождение обязывало в них разбираться, поэтому он смог в достаточной мере оценить его букет. А недурно, право слово, недурно — похоже, Учитель извлек из погреба если не лучший, то один из лучших сортов вина. Во всяком случае, как минимум из первой десятки.

Сам Корбин не видел смысла в таком дорогом и не слишком полезном занятии, как коллекционирование вин. Дома граф предпочитал напитки при той же крепости более простые и дешевые — не потому, что было жалко денег, а потому, что результат был практически одинаков, но на халяву… Поэтому, когда они с Учителем покинули трапезную (Учитель ему даже завтрак толком доесть не дал — так поговорить хотел) и уединились в его кабинете, Корбин не отказал себе в удовольствии посмаковать редкий напиток. Он медленно, не торопясь, выпил вино, улыбнулся еще раз:

— Дела политические, Учитель. Мне нужен ваш совет.

— Слушаю тебя, Кори…

— Учитель, вы же знаете, как я не люблю это прозвище. С детства…

39
{"b":"177841","o":1}