ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Скалову. Приступили разведке районе Закопане. Численность гарнизонов: г. Закопане — до 1000 чел. и около 150 сотрудников полиции безопасности и СД. В прилегающих к ж. д. полотну населенных пунктах: Новы Тарг — до 1000, в Шафлянах — около 50, Поронино — 100. Численность меняется. Опросом населения Костелиско, Медзе, Червоне и др., жители которых работают на строительстве оборонительного рубежа, установлено: траншеи полного профиля роются северо-восточнее города Рабка, идут через село Обидово — восточнее Новы Тарг — на село Нова Бяла. На отдельных отрезках — противотанковые рвы. Уточненные данные обстановке квадратах Новы Тарг — Закопане сообщу следующих сеансах связи. Потемкин».

Как и предполагал Мацнев, выход в эфир радиостанции не остался незамеченным. Уже 27 декабря партизанские заставы зафиксировали отряд немецких солдат — около 200 человек, — который спустился в Костелискую долину в двух-трех километрах южнее шоссе Закопане — Витув. Доложили заместителю командира по разведке. Чураков и Мацнев решили, что обнаруживать пока себя нет нужды.

Снег в этом месте лежал глубокий. Партизаны, отправляясь на задания, двигались обходными маршрутами, и вражеская разведка, увидев нетронутое снежное покрывало, покинула долину.

А 29 декабря стало известно, что гитлеровцы побывали в селе Киры. Они пытались узнать что-либо о «десанте советских парашютистов». Были опрошены почти все жители. Некоторым, угрожая расстрелом, устроили форменный допрос...

— Твои разведчики ходили, — говорил Мацнев своему заместителю. — Их могли видеть и чужие глаза. Ох, чует мое сердце: испортят фашисты нам новогоднюю ночь.

Партизаны выставили усиленные посты, разведгруппы проложили маршруты таким образом, чтобы их появление в населенных пунктах не связывалось с Костелиской долиной.

Советскому командованию нужны были достоверные сведения об обороне немецких войск, и Мацнев благоразумно старался избежать стычек, которые могли перерасти в ожесточенное сражение с превосходящими силами противника.

Однако, вопреки ожиданиям, 30 и 31 декабря прошли спокойно. Отряд вел разведку, укрепляя оборонительные огневые точки и готовился к встрече Нового года. Мацневу в эти дни надоело выпроваживать командиров взводов подрывников, разведчиков, каждый из которых приходил проситься на задание: «совершить налет на гарнизон...», «устроить фашистам фейерверк...», «забросать гранатами штаб...», «выкрасть «ценного фрица...»

Новый год встречали все вместе. Был даже небольшой концерт — «на злобу дня»: с шутками, сатирическими куплетами, импровизациями.

Владимир Семенович Мацнев вспомнил дни, когда Новый год был мирным, детство, юность, родителей...

Отец с первых же дней в Красной Гвардии и Красной Армии. Мать — до революции батрачка, после революции служила артиллеристом на бронепоезде «Борец за Свободу», где ее муж был комиссаром. С 1920 по 1936 год отец работал в органах ВЧК — НКВД, затем — до 1942-го — на партийной работе, потом ушел на фронт...

Когда началась война, Потемкин, к тому времени уже окончивший институт и работавший в школе учителем физики, стал проситься на фронт. С трудом добился, но попал не на передовую, а в военное училище. Позже были бои под Сталинградом, плен... Организовал побег: с ним ушло более сотни военнопленных. Образовали партизанский отряд. Он был начальником штаба, потом командовал отрядом. После освобождения Красной Армией Ровно сдал командование и стал проситься на передовую или в тыл противника.

Учитывая опыт и организаторские способности Мацнева, Управление НКГБ Ровенской области по согласованию с Наркоматом госбезопасности Украины поручило ему сформировать из бывших партизан специальный разведывательно-диверсионный отряд...

В сентябре 1944 года отряд с боем прорвался через линию фронта. Он пополнился за счет местных патриотов и бежавших из плена красноармейцев...

Мацнев знал всех собравшихся в лесном домике и тех, кто в этот момент находился в «секрете»... Но даже если говорить о каждом кратко, ему не хватило бы новогодней ночи. Вот, например, командир взвода разведки Иван Федотович Ткаченко. О его смелости и мужестве свидетельствуют медали «За отвагу» и две — «За боевые заслуги», полученные в 1943 году.

Рядом с Ткаченко пристроились радистки Елена Киселева и Рая Калугина, совсем девочки, им недавно исполнилось по двадцать.

Лену Киселеву Ткаченко считал своей землячкой: она родилась в Белгороде, но затем вместе с родителями переехала в Воронеж... Рая Калугина — украинка, из села Привольное. Обе учились в институтах. И вот война... Не без сомнений взял Мацнев девушек в свой отряд, но не ошибся. Спокойствию и выдержке этих «пичуг» удивлялись даже бывалые партизаны. Нередко им приходилось разворачивать рацию во время боев. Случалось, вражеские мины падали в десяти-пятнадцати метрах, а они лишь на мгновенье выпускали из рук телеграфный ключ или карандаш для того, чтобы прикрыть своим телом рацию.

— После войны расскажем о каждом, — вслух произнес Владимир Семенович.

— О чем вы? — удивленно посмотрел на командира Чураков.

Мацнев улыбнулся:

— После войны расскажем, как били врага, как воевали партизаны и чекисты — вроде тебя, и о тех, кто сложил голову и не дожил до Победы... Народ должен знать и помнить своих сынов!

...Новый год начался с боя. 3 января прибывший в штаб связной доложил: «В пяти километрах южнее шоссе Закопане — Витув, прямо на заставу, движется отряд немецких солдат».

Мацнев, взглянув на карту, сказал:

— Сейчас на заставе отделение Дробинчука. Ну, на Николая Захаровича можно положиться — не пропустят фрицев.

Донеслась приглушенная расстоянием пулеметная очередь, заговорили автоматы, перекрывая их, громыхнул взрыв гранаты.

— Тишина закончилась, — озабоченно проговорил Мацнев. — Теперь жди гостей. Будем готовиться к обороне.

Встретив огонь партизан, немцы остановились, затем рассыпались в разные стороны и отошли. Как и предполагал командир, через час противник подтянул оборону, перекрыли все подходы к месту боя. Мацнев готов был послать Дробинчуку подкрепление, но не понадобилось. Партизаны удачно выбрали место для огневых точек, и гитлеровцам не удалось прорваться. Неоднократно немцы предпринимали попытки атаковать. Их подпускали совсем близко, уже можно было разглядеть лица...

Все ближе и ближе маячат на мушках фигуры в ненавистной форме. Партизаны готовы нажать на спусковые крючки автоматов, но их сдерживает спокойный голос Николая Дробинчука:

— Не стрелять, ребята! Подождем. Пусть обогнут уступ — так они нам виднее будут.

И, наконец, команда: «Огонь!..

Захлебывается очередная атака. С наступлением темноты гитлеровцы, оставив на снегу убитых, отошли в села Киры и Костелиско.

Кто-то из бойцов, делясь впечатлениями от боя, удивился, мол, еще не доводилось видеть, чтобы противник так слепо, в панике метался по ущелью. Мацнев ответил:

— Вероятно, этим солдатам не приходилось вести бой в горах. Мы уже привыкли. А представьте себе, что ощущает человек, который это испытал впервые: гром выстрелов, усиленный и отраженный эхом; пули, рикошетя от скал, противно свистят, а рядом падают идущие в атаку... Однако, товарищи, готовимся к серьезному бою. Сегодняшний свидетельствует о том, что нас недооценили. Завтра наверняка, здесь появятся лыжники-егеря, подтянут артиллерию... Это нарушает наши планы, но бой надо принимать.

О том, что произошло на следующий день, стало известно из отчета командира специального отряда НКГБ УССР им. Щорса капитана Потемкина:

...4 января 1945 г. в 11 часов 30 мин. гитлеровцы силой одного горнолыжного батальона при поддержке артиллерии и минометов начали наступление по Костелиской долине... Встреченные огнем нашей усиленной заставы (1-й взвод под командованием тов. Голубева (Карпа Степановича Рябца), отходили, теряя убитых и раненых...

К 15 часам противник сконцентрировал артиллерийский огонь по заставе, применяя шрапнельные снаряды, и снова начал наступление. Так как обстановка становилась серьезной, на помощь заставе был брошен 2-й взвод под командованием тов. Кухарева (Петра Александровича Кислицина).

К 19 часам со стороны перевала из Томановой долины появилась группа немецких лыжников в количестве 100 человек. Ее цель была понятна — выйти в тыл нашей заставе и совместным ударом с наступавшими со стороны Костелиской долины частями уничтожить ее... Было принято решение устроить засаду. Для этого 3-й взвод под командованием тов. Кошкина (Ивана Тихоновича Тихонова) занял оборону и, подпустив спускающийся по открытому склону отряд гитлеровцев, открыл огонь из пулеметов. Немцы залегли... По-видимому, они не предполагали наткнуться здесь на нашу оборону. С наступлением темноты эта группа лыжников отошла обратно через Томановый перевал в гор. Закопане...

21
{"b":"177852","o":1}