ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Если не веришь, зачем приглашаешь, кацо? — с обидой в голосе проговорил Вахтанг и, махнув рукой, повернулся, чтобы уйти.

— Не сердись, это я так, — остановил его Карониди и положил руку на плечо старика. — Извини. До завтра. — Карониди повернулся и зашагал к своему дому.

Возвратившись домой, Карониди стал обдумывать план дальнейших действий:

«Вахтангу можно верить. Помог же он вовремя удрать из Тбилиси, рассказав об аресте Махмуда. Пожалуй, сегодняшняя встреча случайное совпадение. Вернется Баланадзе — проверим. А главное — поскорей лететь! Вот его-то я и попрошу узнать расписание полетов. Это никому ни о чем не говорит. А заплачу — будет молчать».

Баланадзе хорошо был виден на экране. Вот слегка рябит и поблескивает озеро. Справа — кустарник, заросли камыша. Баланадзе остановился невдалеке, огляделся. Увидел большой валун и зашагал к нему. Закурил. Потом посмотрел вдаль, в сторону развалин старой крепости. Выкурив папиросу, достал из кармана моток шпагата, растянул по земле в направлении крепости, стал отмерять. Нагнулся. В разные стороны полетели камни, потом стал разгребать землю ножом, вытащил из земли большой пакет завернутый в целлофан, развернул его.

Забродин и Асатиани отчетливо увидели, как Баланадзе подержал в руке пистолет, обтер его сверху рукавом пиджака, положил во внутренний карман. То же самое он проделал с другим пистолетом. Чекисты переглянулись. Они понимали друг друга без слов: пока у преступников было только холодное оружие, все было проще. А теперь?

Между тем Баланадзе достал из пакета большую пачку денег и еще какие-то вещи. Остальное зарыл на том же месте. Отдохнув, отправился в обратный путь.

Асатиани приказал выключить экран и зажечь свет. Потом раздвинули плотные шторы, и в просторный кабинет ворвался дневной свет. Первым нарушил молчание Асатиани:

— Тут есть над чем подумать. Может быть, следует задержать Баланадзе в пути, пока он не доставил оружие Карониди?

— Тогда придется брать и Карониди. А если у него в Батуми связной? Ведь на следствии от Карониди ничего не добьешься... — возразил Забродин.

— Предлагаю Баланадзе пока не трогать. Усилить наблюдение за домом, а также на вокзалах, в портах, на аэродромах в Тбилиси, Кутаиси, Батуми.

— Принимается.

Рассуждая вслух, Забродин продолжал:

— Повезло Вахтангу. Хорошо, что не потребовалась помощь, хотя ниши люди были поблизости и наготове... Карониди жесток и безжалостен. Но все же, почему он не тронул этого шапочника? Ведь это свидетель против него.

— Карониди надеется, что ему удалось замести следы. А раз так, то нападение на кого бы то ни было пока исключено. До тех пор пока скрывается у Баланадзе, он будет осторожен. А когда покинет эту комнату, вот тогда другое дело. Тут уж смотри в оба...

— А зачем ему понадобилось расписание рейсов самолетов — Батуми — Тбилиси?

— Э, дорогой, не торопитесь. Я не Карониди, — Асатиани улыбнулся. — Через два часа узнаем.

Спустя два часа Вахтанг Чадунели сообщил Асатиани и Забродину о своей последней встрече с Карониди:

— Разговор был короткий, на улице. К себе в комнату он не приглашал. Взял бумагу с расписанием рейсов, дал мне деньги, не поскупился. — Чадунели достал из кармана сторублевую купюру и положил ее на стол. — Прощаясь со мной, Карониди сказал: «До скорой встречи!» Вот и все. — Вахтанг развел руками. — Больше узнать ничего не удалось...

— Не сказал, когда встретитесь и когда полетит? И ни о чем больше не просил?! — спросил Забродин.

— Нет. Я передал разговор точно, не упустил ничего.

— Думаю, что о будущей встрече он соврал, как врал вам до сих пор, — сказал Забродин. — Наверное, хотел припугнуть. Никакой встречи у вас с ним больше не будет.

— Я тоже так думаю, — сказал Асатиани. — Спасибо, — поблагодарил он Вахтанга. — Вы нам очень помогли.

Возвратившись домой после ночной встречи с Вахтангом, Карониди разбудил спавшего Баланадзе.

— Завтра тебе нужно ехать в Батуми.

Баланадзе сел на край постели и удивленно протер глаза. Потом сказал:

— Завтра не могу. И так начальство ругалось, что четыре дня меня не было на работе. Начальник говорил, что я пьянствовал. Если и завтра уйду, не договорившись, меня уволят. Где я потом найду такую работу? И что скажет Ислан-бей?

— Хорошо, послезавтра. Мне нужно срочно уходить. Дальше оставаться здесь нельзя. Да и тебе будет лучше. А чтобы отпроситься у начальства, придумай хороший повод, например скажи, что кто-нибудь из близких устраивает в Батуми свадьбу. Проверять никто не будет, здесь это принято.

Баланадзе ничего не ответил. Лег и уснул. Карониди тоже улегся, не дождавшись ответа. А утром, уходя на работу, Баланадзе сказал:

— Постараюсь что-нибудь придумать и завтра уехать. Что нужно сделать в Батуми?

— Купить билет на самолет Батуми — Тбилиси. Больше ничего.

— Не понял, — произнес Баланадзе, — почему Батуми — Тбилиси? Для кого билет?

— Билет нужен мне. Ты купи его на пять дней вперед. Когда привезешь, я поеду в Батуми поездом, а оттуда полечу в Тбилиси.

Баланадзе с недоверием покосился на Карониди. Он, по-видимому, ничего не понял или не поверил, но переспрашивать не стал. На следующий день рано утром выехал в Батуми.

Наступила самая ответственная пора. Карониди готовился к решительным действиям. Готовились и чекисты. Они знали, что Баланадзе поехал в Батуми, но терялись в догадках: почему поехал Баланадзе, а не Карониди? Почему поездом, а не самолетом? Ведь Карониди интересовался расписанием полетов.

— Неужели Баланадзе пойдет на встречу со связным? — с недоумением произнес Забродин, Асатиани только пожал плечами.

Возможно, чекисты действовали неосторожно и Карониди заметил, что они идут по следу? Какие шаги предпримет он в ближайшее время?

Развязка близилась. Но где и в какой момент она произойдет?

Утром Баланадзе прибыл в Батуми. Наскоро перекусив в шашлычной, отправился в кассы «Аэрофлота». В это зимнее время там было пусто, и он без труда купил билет на самолет до Тбилиси, вылетающий из Батуми через пять дней. Остаток дня слонялся по городу: был на рынке, зашел в аквариум, пообедал в столовой. А вечерним поездом выехал обратно в Кутаиси.

Подробное сообщение, полученное из Батуми Забродиным и Асатиани, не прояснило мотивов поведения Карониди, а вызвало даже некоторое недоумение. Баланадзе — а связь между его поездкой и положением, в котором оказался Карониди, была очевидной, — вероятно, выполнял какое-то поручение Карониди. Но какое?

Асатиани и Забродин снова скрупулезно перебирали все действия связного. Он заходил в аквариум. В этот час там было немноголюдно. Со скучающим видом походил у витражей, задержался на несколько минут возле тюленей, причем разглядывал их с явным интересом. Это вполне естественно для человека, который не так уж часто видит таких зверей. Кроме того, очевидно, что ему просто надо было как-то убить время. Потому что ни с кем в аквариуме он не встречался.

На батумском рынке сообщник Карониди тоже вел себя как человек, которому некуда деть время. Ни товары, ни продавцы не привлекли его внимания — он спокойно ходил между рядами, равнодушно разглядывая пестроту рынка. Лишь у одной из промтоварных палаток остановился ненадолго, поинтересовался стоимостью какой-то яркой пижамы. Но покупать ее не стал и, еще с минуту постояв, пошел дальше.

Продавец этой палатки, как сообщили из Батуми, вне подозрений. Да и, кроме вопроса о цене и ответа, никакого другого контакта между ними не было. От этой палатки все с тем же скучающим видом Баланадзе направился дальше вдоль рядов. Остаток дня он прослонялся по городу, ни с кем не встречаясь, ни с кем не разговаривая, а вечером сел на обратный поезд.

— Значит, единственное, зачем он ездил в Батуми, — это билет? — Забродин вопросительно посмотрел на Асатиани.

34
{"b":"177852","o":1}