ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В качестве основания для внесения протеста Шамин указывал, что Щиров возводил в суде гнусную клевету на одного из руководителей партии и правительства Заместитель председателя военной коллегии генерал Чепцов оснований для опротестования не нашел и дело возвратил. А через год, когда политическая ситуация в стране изменилась, тот же Шамин направил в административный отдел ЦК письмо, в котором сообщал, что в сентябре 1951 года в судебном заседании трибунала МВД Коми АССР Щиров «категорически утверждал, что Берия в 1944 году путем применения коварных методов неоднократно использовал его жену в половом отношении, тем самым разрушил его семейную жизнь, а его Щирова незаконно репрессировал».[474] А вскоре по указанию заместителя Главного военного прокурора от 13 августа 1953 г. Щирова этапировали из Речного лагеря в Москву…

Теперь пришло время сказать о главном. Причины, которые толкнули Героев на переход границы, как оказалось у них тоже были идентичные — пьянство и женщины. Многие фронтовики погорели на этом. О том, какие драматичные коллизии разворачивались в военное время в отношениях между мужчинами и женщинами, мне не раз приходилось читать в архивных документах военно-судебного ведомства.

Например, в докладе председателя военного трибунала Северного фронта приводился такой пример. Командир 3 взвода прожекторного батальона гвардии старший лейтенант Е. Баранов, сожительствовавший с красноармейцем в юбке Ш., и, видимо, закативший ей сцену ревности, сопровождавшуюся избиением, обвинялся органами следствия по ст. ст. 74 ч.2, 193-17 п. «д» и 193-2 п. «г» УК РСФСР. Военный трибунал 82 дивизии дело прекратил в подготовительном заседании, поскольку Баранов к этому времени вступил с Ш. в законный брак.[475]

В этом случае все обошлось. Но нередко доходило до убийств и самоубийств. Перечитывая архивные документы, ощущаешь, что в местах развернувшихся трагедий кипели просто шекспировские страсти. Так, в докладе председателя военного трибунала Среднеазиатского военного округа приведено дело командира 482 аэродромно-технической роты 45 авиаполка старшего лейтенанта Силяева, который «находясь в нетрезвом состоянии, учинил ссору с сержантом В., с которой состоял в фактическом браке, а затем, на почве ревности, выстрелом из револьвера системы «Наган» убил ее».[476] А младший лейтенант 542 отдельного зенитного артдивизиона. Астахов, как видно из доклада председателя военного трибунала Забайкальского фронта, на почве ревности к своей сожительнице вольнонаемной М. «предполагая, что она у К., проживающего в другой комнате этой же землянки, взял револьвер и, обнаружив К. и М. спящими вместе, произвел в них 7 выстрелов, убив обоих».[477]

Наших же Героев, Щирова и Коссу, подтолкнули к роковым для них шагам непростые отношения, сложившиеся с собственными, законными женами. А спровоцировал их на последнее отчаянное пике — алкоголь. Но если у Коссы это был глупый, импульсивный поступок, то у Щирова положение сложилось совсем иное.

Из письма жены, Анастасии Савельевны Косса, на имя Сталина, от 11 декабря 1949 г.: «…муж явился на аэродром сильно пьян и расстроен…, без разрешения командования вылетел на самолете, не сообщив никому куда и зачем…, я подозревала его в измене». Еще в ходе допроса от 23 сентября 1949 г. она показала следователю:

Косса систематически пьянствовал, гулял с другими женщинами и плохо относился ко мне. 22 сентября он также был выпивши, а на мое замечание «что он нехорошо делает» заявил: «…ты все обижаешься и мной недовольна. Ну запомни сегодняшнее число». После этого Косса выпил еще вина, поцеловал дочь, заплакал и начал одевать новое обмундирование. Я его уговаривала и не пускала из дому, но он меня оттолкнул, взял с этажерки топографическую карту и уехал на аэродром.

Сам Косса объяснял следователю:

Уходя от жены, я имел в виду пойти на аэродром, сесть в самолет и улететь…Куда, сам не знал. А когда сел в самолет, то принял решение лететь за границу, так как в этот момент прорвалось мое озлобление за понижение в должности, за переводы из одной части в другую, за недоверие…

Во время полета он протрезвился, приземлился в Сучаве, с тем, чтобы дозаправиться и немедленно возвращаться. Но было уже поздно…

Из письма Софьи Иосифовны, жены С. Щирова, написанного в июне 1949 г. и адресованного в МГБ СССР: «Попав в среду таких людей, как Герой Советского Союза подполковник Середа, майор Соловьев, он начал пьянствовать, домой приходил под утро. Понятно, дело дошло до разрыва. Я не хотела этого, он обещал исправиться. Летом 1948 года его командировали в Германию, там он пьянствовал, за что получил выговор по партийной линии. Его перевели в Ташкент, но я с ним не поехала, так как наши отношения окончательно испортились».

Надо сказать, что в этом письме Софья рассказала не обо всем. Она подменила причину следствием, умолчала о главном — об истории ее взаимоотношений с любвеобильным Л. Берией.

Свадьба С. Щирова с Софьей состоялась 7 ноября 1944 года. А уже через десять дней он узнал, причем случайно, что жена была на даче у Берии.[478]

Ю. Феофанов очень точно, на мой взгляд, описал его состояние в тот момент: «Боевой летчик, ас, Герой, покоритель неба, только что соединивший себя брачными узами с умной красивой женщиной, — это же вершина, взлет, пик жизни! И… отвратительное унижение, плевок в душу, полное бессилие. Нет, тут нужен Шекспир».[479]

Со слов Щирова он «был убит всем этим», отчаялся от столь разительных перемен в своей жизни, допущенной по отношению к нему и его семье несправедливости.[480]

На одном из допросов Щиров заявил:

Испытывая чувство позора и унижения, я пустился в пьянство, а затем в 1948 году, стремясь уйти от стыда и позора, выехал в Ташкент.

Всемогущий Берия стал ассоциироваться у Щирова с Властью. Потому то, в знак протеста, он и решился, судя по его показаниям, на свое последнее отчаянно-хмельное пике — решил сымитировать переход границы, а на суде обнародовать преступные действия Берии. Но суда, как мы уже сказали, не было. Впрочем, и сама версия Щирова об «инсценировке перехода границы» с целью разоблачения Берии, как мне представляется, окончательно сформировалась в его голове позже. А в тот момент он действительно хотел уйти. Уйти от самого себя, от стыда и позора, порушенной жизни и пьяных загулов. Потому-то взял с собой карты этого района и говорил следователю о Франции, где у него были друзья из эскадрильи «Нормандия-Неман».

В 1953 году, после этапирования в Москву, С. Щиров на допросе у военного прокурора дал следующие показания:

— Я никогда не собирался изменять Родине. Выслушайте меня… Я говорил это следователям на Лубянке… Я хотел сказать это и суду, но суда не было… Все мои показания о французах, югославах, полете с польской студенткой, пьянки с Середой — все эти факты из меня выкрутили. Весь мой побег — это инсценировка, которую нетрудно было разгадать. Я поехал на границу, туда, где служил, в район Ленинакана, я там знал все тропки и никак не мог заблудиться. Я же говорил следователям: так границы не переходят. Я сделал все для того, чтобы после ареста, который я, понятно, предвидел, доказать — побег был вымышленный, инсценированный. Зачем я это сделал? Это был жест отчаяния, наверное, глупый, но мне надо было привлечь внимание к себе. Как все было? В 44-м я женился в Москве на женщине, которую полюбил всей душой. На третий день должен был уехать в командировку в Чкаловскую. Через неделю вернулся. Жены дома не было. Стал ждать. Восемь, десять… 12 часов. Жена не возвращалась. Я начал волноваться. Около двух часов ночи я услышал, что около дома остановилась машина. Из нее вышла жена. Мой приезд, очевидно, был для нее неожиданным. От нее пахло вином. Стала путано мне что-то объяснять. Я был убит всем этим — шел десятый день после свадьбы! Утром она мне сказала: «Сергей, со мной произошло ужасное… Ты не поверишь, но это так. На другой день после твоего отъезда ко мне зашла Нина, ты ее знаешь, пригласила прогуляться. Мы шли и болтали. Тогда я даже не заметила, как около нас остановилась черная машина. Вышел человек в военной форме. Поздоровался с Ниной и пригласил нас прокатиться, заехать к его товарищу. Я отказалась, конечно. Он настаивал. Нина сказала — надо поехать, нельзя не поехать… Мы въехали в какой-то двор, вошли в дом. Нас привели в комнату… Вошел Лаврентий Павлович Берия. Я была ошеломлена. Он угостил нас вином, стал что-то говорить, я ничего не воспринимала… А через день снова около меня остановилась черная машина и вышел тот же полковник». Вот что рассказала мне жена. Я не знал, верить ли ей или нет. Я был вне себя… Думал, что все это она сочинила. Но на следующий день часов в 12 в квартире раздался звонок, я открыл дверь. Не спрашивая разрешения, чуть не отстранив меня, в квартиру вошел полковник и спросил мою жену. Она вышла вместе со своей матерью. Не обращая на нас внимания, полковник сказал жене, что надо ехать, и вышел. Жена бледная, смущенная бросилась ко мне: не могу, мол, не ехать. Я ей сказал: «Езжай к своему Берии и скажи, что для этих целей у тебя есть муж. Если через час не вернешься, меня не увидишь никогда». Через час она вернулась. Полковник больше не приходил, но звонки по телефону не прекращались. Я предложил жене развестись, она умоляла меня не делать этого. Я настоял, чтобы меня вернули на фронт, где я и был до конца войны. Я был вне себя… В 1947 году меня отозвали в Москву, в Управление ВВС.[481] Через несколько дней раздался звонок, я взял трубку. Голос с грузинским акцентом сказал повелительно: «Софу позовите». Я бросил трубку. Звонки не прекращались. Однажды я услышал из другой комнаты, как жена говорит в трубку: «Не могу, муж дома… Хорошо, Лида приедет». Лида — ее сестра… В тот вечер я напился. И вообще стал пить. Дело дошло до командующего. Но мне было все равно. Вскоре меня уволили из ВВС и направили в Ташкент, в аэроклуб. Уехал туда один. Я жену любил, но больше не мог быть с ней… И в то же время не мог вытерпеть того, что произошло. Я не желал с этим мириться. Но что было делать? И тогда я решился на свой отчаянный шаг. Я думал, что если все скажу перед трибуналом, то грязные дела этого мерзавца скрыть не удастся. Когда меня привезли на Лубянку, на первом же допросе я все сказал… И все остальные показания давал, находясь беспрерывно в карцере.[482]

вернуться

474

надзорное производство ГВП № 16644-49, с. 43

вернуться

475

архив военной коллегии, оп. 1, д. 285, Доклады о судимости офицерского состава в 1944 г., с. 70

вернуться

476

архив военной коллегии. Оп. 1, д. 285, л. 313

вернуться

477

архив военной коллегии. Оп. 1, д. 285, л. 326

вернуться

478

В ходе проверки, проведенной ГВП было установлено, что «действительно в 1944 году начальник личной охраны Берии Л.П. - полковник Саркисов, увидев на улице жену Щирова, завлек ее к Берии в особняк, и там Берия принудил ее к сожительству, после чего неоднократно вызывал к себе в течение 1944-49 годов». На допросе в прокуратуре 24 сентября 1953 г. полковник Р. Саркисов показал, что жена Щирова среди любовниц Берии проходила под номером 117.

вернуться

479

Бремя власти, М, 1990, с. 234

вернуться

480

жена С. Щирова заявила на допросе: «Совершенное моим мужем преступление по моему мнению не связано с тем фактом, что я находилась в интимных отношениях с Берия»

вернуться

481

по одной из версий, Щирова возвратил в Москву Л. Берия, и даже обещал ему за молчание маршальские звезды.

вернуться

482

Аналогичные показания Щиров давал и в суде военного трибунала 14.09.51 г.

94
{"b":"177861","o":1}