ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

ВОЕННАЯ РЕФОРМА В СТРУКТУРЕ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ — составляющая военной реформы, предусматривающая модернизацию структуры ВС на принципах инвариантности и адаптивности к изменениям внешних и внутренних условий существования государства.

При переходе от мирного к военному времени, а также при крупных изменениях экономического положения страны в мирное время структура ВС (в отличие от состава ВС) не должна подвергаться серьезному пересмотру. Иными словами, структура ВС должна обладать свойствами инвариантности и адаптивности к изменениям внешних и внутренних условий существования государства.

При существующей в РФ в начале ХХI века видовой структуре в мирное время ответственность за боеготовность и боеспособность ВС, а главное, за заказы вооружения несут главные командования (главкоматы), которые с началом крупномасштабных военных действий упраздняются, а управление войсками осуществляют Ставка и командования фронтами (направлениями). Последние, занимающиеся в мирное время военными округами, как правило, не принимают активного участия в заказах вооружения, хотя в особый период именно они будут вынуждены нести ответственность за все упущения в военном строительстве мирного времени.

Чтобы убедиться в опасности такой структуры, достаточно вспомнить уроки первого года Великой Отечественной войны, «сменяемость» командующих фронтами за чужие грехи, миллионные потери в линейных воинских формированиях. Сложность сценариев войны 1941-1945 гг. с присущими им неопределенностями, как известно, отодвинула на задний план истинные причины неудач и виновников трагических последствий начала военных действий.

Можно указать и на другие недостатки видовой структуры ВС. Так, например, «вертикальные (автономные) стволы» главкоматов заведомо обречены на определенные трудности в организации между собой «горизонтальных» функциональных связей в мирное время, что требует не только достижения компромиссных организационных и технических решений, но и преодоления исторических традиций развития видов и родов войск, а нередко и излишней самоуверенности главкомов и командующих родами войск. В конечном счете это предрасполагает к излишку заказывающих органов и, как следствие, к росту типажа вооружения, имеющего, подчас, сходные функциональные боевые возможности за счет ничем не оправданного числа близких по замыслу конструкторских работ.

Однако главный недостаток видовой структуры ВС мирного времени — это трудности информационного сопряжения в реальных боевых условиях средств связи, разведки, радиопротиводействия, разработанных по заданиям различных главкоматов, ориентированных, прежде всего, на решение собственных (видовых) задач и лишь потом — на совместное проведение операций разнородными войсковыми формированиями. Информационные «нестыковки», в частности, трагически подтвердились в операциях федеральных сил РФ в рамках антитеррористических кампаний на Северном Кавказе, особенно в части выдачи наземными войсками целеуказаний авиации. В этом смысле для России предпочтительнее не нынешняя «видовая», а «функциональная» структура, ориентированная на слаженность и взаимодействие ВС в стратегических операциях.

Принципиально важным является вопрос разделения зон ответственности между высшими инстанциями ВС. Здесь более предпочтительной представляется законодательно установленная в 1958 г. американская модель, разделившая сферы ответственности, предоставив полномочия Министерству обороны в формировании военной политики и в управлении развитием вооружений, а Комитету начальников штабов (КНШ) — в решении оперативных вопросов.

При этом американцы решительно отвергли назначение на должность министра обороны военнослужащих, отдав предпочтение гражданским лицам, владеющим геополитикой и вопросами технического строительства.

В конечном счете, все преобразования структуры министерства обороны должны придать вооруженным силам ярко выраженный и не скрываемый от сопредельных государств оборонительный характер, не вызывающий у них чувства угрозы, которая побуждает к неоправданной милитаризации экономики.

ВОЕННАЯ РЕФОРМА И ВОЕННАЯ КОНВЕРСИЯ — сокращение размеров (объемов) военного производства и ВС при котором гражданское производство расширяется за счет высвобождаемых мощностей оборонной промышленности и передаче некоторых видов военной техники в гражданский сектор.

Непосредственно влияет на оборонную и экономическую безопасность государства (См. 1.2.16, 1.2.18).

В конце ХХ века развитие мирных процессов в отношениях между ведущими государствами мира и их коалициями привело не только к углублению понимания опасности бесконтрольного отношения человека к окружающей его природе, но и выдвинуло перед мировым сообществом проблему выживания человечества в масштабах планеты и ближнего космоса за счет проведения всеобщей военной конверсии.

Как правило, является не причиной, а следствием радикального улучшения военно-политической ситуации в регионе или на международном уровне, существенного ослабления военных угроз государству, что позволяет ему осуществить крупные экономические преобразования для развития гражданского сектора экономики.

Не исключена и обратная взаимосвязь между этими процессами, если государство, изыскивая резервы для развития мирной экономики, проявляя политическую мудрость и трезвый реализм в оценке международной безопасности, в одностороннем порядке сокращает вооруженные силы.

Военная конверсия имеет два взаимосвязанных «ствола»:

• военно-промышленную конверсию, как сконцентрированное во времени крупное сокращение размеров (объемов) военного производства с параллельным расширением производства гражданской продукции на высвобождаемых мощностях оборонной промышленности. При этом необходимо военно-промышленную конверсию проводить в соответствии с порядком и сроками сокращения военных заказов и состава Вооруженных Сил;

• конверсию в Вооруженных Силах, предусматривающую существенное сокращение их численного состава и коррекцию структуры. При этом выводимые из боевого состава некоторые виды военной техники (автотракторная техника, воздушные и водные суда, войсковая энергетика, инженерно-строительная техника и т.п.), а также капитальные объекты военных инфраструктур (военные городки, ангары, шахты, причалы и т.п.) передаются в гражданский сектор для прямого использования или утилизации.

Военно-промышленная конверсия. Исходной материальной базой и первым шагом к глобальной военной конверсии является военно-промышленная конверсия, как наиболее радикальный путь перехода с агрессивного на созидательный путь развития государства или сообщества государств.

Именно этот фактор оказал решающее влияние на прекращение «холодной войны», на формирование новой военной политики, новых военных доктрин и концепций западных государств, на зарождение идеи разумной оборонной достаточности.

Характер и темпы проведения военно-промышленной конверсии могут быть различны, во многом они зависят от уровня милитаризации экономики государства и степени потенциальной военной угрозы его интересам. В частности, бывшее союзное руководство, учитывая высокий уровень милитаризации экономики и сознания в СССР, должно было рассматривать военно-промышленную конверсию как сложную стратегическую задачу обеспечения национальной безопасности в реалиях нового миропорядка. Этапы ее реализации должны были меняться и уточняться сообразно обстановке как в самом государстве, так и за его пределами.

В 1988 г., одновременно с началом одностороннего сокращения вооруженных сил и расходов на вооружения, в СССР были разработаны и одобрены три основополагающих принципа проведения военно-промышленной конверсии:

1. Конверсия не доминанта, а производная планомерного преобразования состава и структуры ВС в соответствии с новой (1987 г.) военной доктриной.

2. Сохранение научных и технологических достоинств военного производства, его традиционной кооперации, высокой организации работ и уникальных кадров.

104
{"b":"177863","o":1}