ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А как насчет остального? – недоверчиво спросил Рыжий Бык, потирая огрубевшей рукой свой давно не бритый подбородок, щетина которого трещала, как сало на горячей сковородке.

– Нам нельзя ничего трогать. Я позвоню по особому телефону в старую лабораторию Никодеуса, чтобы связаться с Центральной и добиться командировки Инспектора по континуумам сюда. Он взял бы все в свои руки.

– Ты говорил о вознаграждении. Как насчет десяти тысяч долларов наличными на месте?

– Уверен, можно договориться. Нет проблем, Рыжий Бык. Я позабочусь, чтобы твои интересы были соблюдены.

– Что ж, это уже лучше. Жаль, конечно, мы с тобой могли бы славно поработать: мой ум и твои ловкие фокусы, вроде прогулок по небу или превращения в дым под самым носом у Джонов.

– Ты несешь чепуху, Рыжий Бык. Поверь мне, я позабочусь, чтобы ты на этом не проиграл. Теперь расскажи мне точно, где эта пещера?

– Ну… я не знаю, приятель, – неуверенно промямлил Рыжий Бык. – Ты честный простак и все такое, но это самая большая возможность преуспеть на моем пути. – Он поднялся. – Мне надо в уборную, – признался он. – Дай мне минутку обдумать дела.

Он важно прошествовал в глубь таверны. Лафайет взял модель Марк III и вгляделся в ее содержимое. Модель не напоминала ни один прибор из тех, которые он когда-либо видел.

Это было похоже на детали часов с восьмидневным заводом или переносного телевизора, тщательно перемешанные и упакованные.

С одной стороны около донышка была маленькая плоская кнопка, привлекавшая слабым свечением. Лафайет нажал ее.

Вселенная вывернулась наизнанку. Лафайет, прижимаясь к внутренней стенке обширной тверди, окружающей пустой пузырь, в который обратилась Земля, смутно сознавал, что его тело теперь заполняет пустоту бесконечного пространства, в то время как его глаза, находившиеся в самом центре реальности, воззрились друг на друга, исследуя бездонное небытие, которое закручивалось, расширялось

Стены комнаты плыли мимо как замедляющая вращение карусель. Лафайет зажмурился от головокружения, нащупал свой бокал с вином, от души хлебнул и сел. Его сотрясала дрожь, и для восстановления дыхания он сделал несколько глубоких вздохов. В рассеянности он заглотил кусок пищи размером с крутое яйцо, отодвигаясь как можно дальше от невинного на вид приборчика, лежащего перед ним на столе.

– Да, О'Лири, ты гений, – пробормотал он про себя, похлопывая карман в поисках платка, чтобы промокнуть со лба холодный пот. – Читаешь Рыжему Быку лекцию об опасности общения с экспериментальным оборудованием Лаборатории Времени, а сам тычешь в кнопку, и чуть… чуть… не делаешь, что же я чуть не сделал?!

Неожиданно со стороны аллеи за таверной послышался шум драки.

Бармен вышел из-за стойки с толстой дубинкой в руке. Он резко остановился, уставившись на Лафайета.

– У нас закрыто, ты! – грубо заявил он. – Как ты вообще сюда попал, а?

– Через дверь. Том, как всегда, – парировал Лафайет. – И что дальше?

– Выметайся со своими манатками, ты, гнусный мошенник! – Бармен показал толстым большим пальцем на дверь. – Вон!

– Что на тебя нашло. Том? – вспылил О'Лири. – Пойди, вытри стакан или еще что-нибудь.

– Послушай, оборванец, я открыл кабак, чтобы мой старый кореш, Рыжий Бык, мог спокойно повидаться с важным человеком. Это не значит, что всякий уличный мерзавец может греться у моего камина.

– Да, стоящий камин, – огрызнулся Лафайет, – «Секира и Дракон» когда-то был недурным погребком по сравнению с другими забегаловками, но сейчас испортился. – Он поперхнулся, так как Том дал ему дубиной под дых, схватил за шиворот и пособил встать со скамьи.

– Говорят тебе, вон, бродяга, значит, вон!

Когда хозяин толкнул Лафайета к двери, он, спотыкаясь, схватился за один из столбов, которые поддерживали прогибающиеся балки, завернул за него и прямо в подбородок ударил бармена. Тот кубарем полетел на утоптанный земляной пол, угодив головой под стол.

– Благодарю вас, я как раз собирался уходить, – произнес Лафайет, хватая Марка III со стола, и заметил, что его голос стал хриплым и дребезжащим. И неудивительно после такого вероломного нападении старого знакомого.

– Думаю, тебе лучше отложить испытания посетителей. Том, Это разлагает твою личность. – Он задержался у двери, чтобы поправить пальто в отогнуть лацканы. Ткань оказалась необъяснимо сальной. Он посмотрел вниз, в ужасе уставился на грязные бридже, рваные чулки в истасканные туфли.

– Всего-то из-за одной небольшой потасовки? – вслух удивился он.

Хозяин с трудом выполз из-под стола.

– Погодите-ка, мистер, – невнятно бормотал он, – мы еще не расквитались. – Когда он встал, пошатываясь, Лафайет выскользнул на темную улицу.

Заморосил холодный дождь, подул порывистый ветер.

Рыжего Быка нигде не было.

– И куда же он запропастился? – вслух удивился Лафайет, собираясь обернуться плащом. Но тут обнаружил, что теплая вещь пропала.

– Проклятье! – выругался он, вновь оборачиваясь к двери таверны.

– Том, я кое-что забыл! – крикнул он, но, как только он заговорил, огонь внутри погас. Лафайет изо всех сил забарабанил кулаками, во все впустую. Дубовая дверь была крепко заперта.

– Хорошенькое дело! – зарычал он. – Теперь он на меня взъелся, а это был мой чуть ли не самый лучший плащ. Тот, что сшила Ларди, тетушка Дафны.

Лафайет поднял ворот пиджака, рассеянно отметив, что он из грубой шерсти; смешно, что он схватил пиджак в темном чулане. Только он не мог припомнить, чтобы в его гардеробе вообще имелись такие потрепанные вещи. Может, он принадлежит человеку, который приходил очистить трубу от ласточкиного гнезда…

– Но это все равно, – твердо решил он. – Главное – передать эту адскую машинку в нужные руки. Я закрою ее в подвале дворца, а потом попытаюсь связаться с Центральной, и… – От дальнейших размышлений его отвлек топот тяжелых сапог по плитам аллеи, проходящей между узкими зданиями на несколько ярдов вперед. О'Лири отступил, инстинктивно хватаясь за рукоятку меча.

Но, увы, меча на месте не оказалось – он это понял сразу, как только пальцы сомкнулись на пустом месте. Много лет он не надевал меч, разве что по праздникам, и тогда только легкую модель, усыпанную драгоценностями и предназначенную для представлений. Кроме того, он давно не разгуливал один по полуночным улицам. Так что ему и в голову не пришло, подобно герою мелодрамы, нацепить старое лезвие, которое когда-то сослужило ему службу.

Пока он наспех прятал модель Марк III, из проема аллеи показались три человека, все в мягких шляпах с пером, жакетах в желтую и зеленую полоску

– цвета Адоранны; широкие алые шарфы, свободные мешковатые штаны над сапогами с отворотами – королевская городская стража.

– Эй, старина! Ребята, как я вам рад! – поприветствовал Лафайет всех троих. – Я уж думал, это грабители, а то и хуже. Послушайте, меня нужно сопроводить обратно во дворец, и…

– Стой, бродяга! – рявкнул первый мушкетер.

– К стене! Повернись и поставь на нее руки над головой, – да ты знаком с процедурой! – скомандовал второй стражник, держа руку на эфесе.

– Шутить не время, – строго перебил О'Лири. – Я нашел краденую вещь из королевского подвала. Очень важная штука, Коротышка, – обратился он к невысокому пухлому сержанту с лихо закрученными усами, – ты иди впереди, а вы, двое, замыкайте.

– Не смей называть меня по кличке! – заорал сержант, выхватывая клинок.

– И мы тебе не ребята!

– Какая муха тебя укусила, Коротышка? – опешил Лафайет. – Неужели ты бесишься из-за того, что я выиграл у тебя в кегли со счетом два – пятьдесят вчера вечером? – У его горла тотчас очутился меч.

– Если ты не закроешь рот, Клайд, я приколю тебя к стенке! – Коротышка сделал резкий выпад. – Обыщите-ка его, парни. Я чувствую, что этот тип не простой бродяга.

– Вы что, все с ума посходили? – завопил О'Лири, когда стражники грубо придавили его к стене и не более деликатно принялись ощупывать карманы.

3
{"b":"17788","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
О темных лордах и магии крови
Все девочки снежинки, а мальчики клоуны
Любовь понарошку, или Райд Эллэ против!
Как написать кино за 21 день. Метод внутреннего фильма
Честь русского солдата. Восстание узников Бадабера
Штурм и буря
Замок Кон’Ронг
Пчелы
Шкатулка Судного дня