ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кончилось тем, что Ли Май Лим чуть ли не силой утащила Неустроева из эпицентра скандала в каюту, отведенную ей с инфантом, который нуждался в особом уходе и охране.

Больше ни у кого на всей канонерке индивидуальных кают не было. Чтобы разместить пассажиров, количество которых раза в три превышало численность экипажа «Тени бабочки», пришлось потесниться всем, включая даже капитана маленького звездолета.

Ли Май Лим попыталась успокоить землянина самым доступным для нее и самым понятным для него способом, что ей прекрасно удалось, и в результате Неустроев даже прозевал момент отлета.

И только голос девушки по имени Зоя навязчиво преследовал его до глубокой ночи, несмотря на звукоизоляцию, которая на канонерке была ничуть не хуже, чем на крейсере.

Уже засыпая Евгений Оскарович впал в философическое настроение и перед тем, как погрузиться в дрему, успел подумать, что нагие девственницы снились ему вовсе не к дождю.

А к чему — он так окончательно и не решил.

31

Глупому моторо-мотогалу, который имеет могущественных родственников, пробиться наверх значительно проще, чем умному моторо-мотогалу, который таких родственников не имеет. Однако если моторо-мотогал умен и у него есть влиятельная родня, то ему пробиться наверх проще, чем всем остальным.

Правда, заоблачных высот такой счастливчик вряд ли достигнет, потому что умникам свойственно весьма болезненно воспринимать непроходимую тупость вышестоящего начальства и соответственно на нее реагировать. Именно по этой причине генерал Забазар, который отличался незаурядным умом и сообразительностью, стоял в моторо-мотогальской табели о рангах значительно ниже маршала Караказара — тупого, как дерево баобаб.

Хорошо еще, что у Забазара была наверху волосатая лапа, которая щедрой рукой отсыпала ему награды и привилегии и прикрывала его в чрезвычайных обстоятельствах. Таких, например, как захват генеральского катера партизанами и его угон непосредственно в логово врага.

Генерал Забазар был действительно умнее всех прочих моторо-мотогальских военачальников. Исключительный случай — высокий интеллектуальный уровень сочетался у него с развитой микроцефальной железой, впрыскивающей в кровь наркотические гормоны храбрости. И не всегда было понятно — то ли он храбр до безрассудства, то ли это рациональный рассудок делает его таким смелым.

Никто другой не рискнул бы спорить с помощником адъютанта Всеобщего Побеждателя в звании маршала даже по мелочам, несмотря на то, что это лишь младший помощник запасного адъютанта. Любого пригвоздил бы к месту панический ужас перед последствиями, и его челюсти сомкнула бы судорога страха.

А генерал Забазар был настолько умен, что заранее просчитал все последствия, и оказался прав. Вице-генералиссимус Загогур не утвердил приказ своего младшего помощника о лишении Забазара «Кровавого сердца».

Правда, он не стал и дезавуировать слова маршала Караказара, так что все остались при своих.

Вице-генералиссимус вообще держался холодно. И надо сказать, было отчего. Вместе с генеральским парадным катером в руки миламанов попала информация о совершенно секретных планах по перехвату крейсера с носителем гена бесстрашия на борту.

Справедливости ради надо отметить, что план этот придумал все тот же генерал Забазар. Он первым понял, в каком месте бескрайнего фронта «Лилия Зари» будет прорываться в свое родное скопление. И предельно точно выбрал планету, мимо которой миламанский крейсер обязательно должен будет пролететь, скрытно пробираясь к окраине Галактики.

Был, конечно, риск, что крейсер пойдет домой кружным путем, и тогда концентрация сил на Рамбияре окажется бесполезной, но вероятность такого варианта Забазар оценивал как один к трем. А на три шанса против одного начальник Главного штаба союзнических войск готов был ставить не задумываясь.

Он настаивал, что лучше перехватить «Лилию Зари» на дальних подступах, потому что на ближних ее прорыв наверняка будет обеспечивать половина миламанского флота. А у моторо-мотогалов нет свободных резервов, чтобы надежно закрыть бреши в заслонах, прикрывающих второстепенный фронт на краю Галактики.

Единственные силы, которые удалось туда направить — это часть боевого флота союзнических войск и один эскадрон отборной бронекавалерии — 128 мотошлюпок, которые вполне способны справиться с одним легким крейсером, но окажутся бессильны против прикрывающего удара целой вражеской флотилии.

А другая часть боевого флота союзнических войск устроила миламанам засаду на Рамбияре. Мудрый генерал Забазар предлагал правда, занять расположенную неподалеку планетку, лишенную разумной жизни, но Дважды Генералиссимус Набурбазан эту идею начисто отверг. Он хотел одним ударом убить двух зайцев — посодействовать Забазару в его операции по захвату носителя гена бесстрашия и доложить своему шефу, второму адъютанту Всеобщего Побеждателя, о новом территориальном приобретении.

Второй «заяц» был для Набурбазана гораздо важнее, а пустынный мирок без разумной жизни не мог считаться полноценным территориальным приобретением. Поэтому Забазару пришлось атаковать Рамбияр — наудачу, с колес, без толковой разведки и серьезной подготовки.

Вот и получилось, что о рамбиярских колдунах и о бандах мятежников, которые воевали против местных князей, но после оккупации в считанные дни переквалифицировались в партизан, Забазар узнал только после инцидента с катером.

Он, разумеется, тотчас же отдал приказ выловить всех колдунов и прилюдно сжечь их на медленном огне по древнему моторо-мотогальскому обычаю — но ведь было уже поздно.

Парадный катер генерала Забазара стоял в секретном доке на орбите миламанской планеты Рай Рио Ман, а моторо-мотогал по имени Забатаган давал показания миламанской разведке.

32

— Мы успеем предупредить «Лилию Зари»? — спросил у своих подчиненных высокопоставленный миламан по имени Мир Ка Мин, отвечавший в центре за всю операцию по поиску и доставке в Ми Ла Ман носителя гена бесстрашия, когда стало ясно, что генерал Забазар совершенно точно угадал маршрут крейсера.

— Нет. Они уже ушли из точки рандеву, — ответили Мир Ка Мину подчиненные, и тогда был объявлен мозговой штурм. Требовалось срочно найти ответ на вопрос «Что делать?» — который, как оказалось, имеет мистическое значение не только для землян.

Когда корабль находится в гиперпротранстве, с ним невозможно поддерживать связь по информационному каналу. Можно лишь послать «гонца» — сверхветового почтового кибера. Но пока он долетит до «Лилии Зари» и «Тени Бабочки», они успеют подойти к Рамбияру достаточно близко, чтобы моторо-мотогалы сумели их засечь.

К тому же «гонца» придется направлять по тому же опасному маршруту, и если мотогалы сядут ему на хвост, то «Лилии Зари» не поможет никакая маскировка. «Гонец» выведет врагов прямо к крейсеру, даже если тот будет еще далеко.

Так что предупредить «Лилию Зари» никак невозможно. Больше того — кажется, «Лилию Зари» вообще невозможно спасти.

Миламаны, интеллектуальный уровень которых вызывал зависть у друзей и ненависть у врагов, искали выход и не видели выхода.

Однако кроме миламанов в совещании участвовал Забатаган, который, собственно, и принес своим нанимателям дурную весть.

Миламаны с трудом переносили его присутствие — не потому что он принадлежал к расе врагов, а потому что физиологические особенности этой расы внушали миламанам отвращение. Этот серый цвет лица, пергаментная кожа, мощные обезьяньи челюсти с длинными клыками, а главное — запах, который не в силах отбить никакие ванны и дезодоранты.

И однако же именно Забатаган подал из своего угла спасительное предложение.

— Вы могли бы неожиданно напасть на Рамбияр, — хрипло и жестко произнес он по-миламански. Этот нежный щебечущий язык в его устах казался таким же странным и неуместным, как скрипка в руках биндюжника.

Между тем, в Главном штабе союзнических войск Мотогаллии подполковник Забатаган работал старшим переводчиком мобильной группы сопровождения генерала Забазара и именно в силу этого имел доступ к секретам высшей категории.

28
{"b":"1779","o":1}