ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Анонс для киллера
Подвал
Тень невидимки
Тихая сельская жизнь
Москва 2042
Бумажная принцесса
Прорыв
Пёс по имени Мани
О тирании. 20 уроков XX века
A
A

Скоро командование Мотогаллии окончательно убедится, что Забазар вообще не принимал участия в высадке штрафников на Рамбияр, и его беспримерные подвиги в одиночном блуждании по враждебной планете — не более чем легенда и миф, не имеющий ничего общего с действительностью.

А как только это станет известно, Забазара — если он будет под рукой — тотчас же снова законопатят в штрафную эскадру и теперь уже точно угробят без славы и поминовения. И его покровителям во главе с Загогуром и Набурбазаном тоже придется несладко.

Но есть и другой выход. Тот, который предлагает Забатаган — только с продолжением. Если Забазар возглавит межпланетные галактические войска, а Загогур — Мотогаллию, то они очень скоро станут де факто хозяевами Галактики. И настанет день, когда они смогут диктовать свою волю всем, даже миламанам, которых — с их вечной верой в абстрактный гуманизм — обвести вокруг пальца в мирное время будет даже проще, чем в военное.

— Миламаны не понимают, с каким огнем они вздумали играть, — словно прочитав мысли Забазара, произнес Забатаган. — А нам это на руку. Мотогальник Заба превыше всего!

— Слава родному мотогальнику! — кивнул вице-генерал и добавил: — Я поговорю с Генералиссимусом.

91

Палач царя Гурканского так и застыл в нелепой позе с воздетым к небу мечом, потому что из-за Восточной башни дворца показался Бог Воинств на своем летающем троне, который через ретранслятор, выведенный на громкие динамики, вещал громовым голосом:

— Остановитесь, несчастные, или от вашего города не останется даже пепла!

Зам Ми Зунга в этом полете на всякий случай сопровождали два спецназовца на трофейных мотогальских мотошлюпках. Если пустить в ход их боевые излучатели, то от города действительно могло мало что остаться. Конечно, руин и пепла хватило бы выше головы, но вряд ли турмалинцы обрадовались бы этому обстоятельству.

Правда, миламанские спецназовцы вовсе не собирались применять это страшное оружие. Они лишь держали наизготовку парализаторы дальнего боя. Но даже они не понадобились, потому что палач сам медленно опустил меч, а остальные гурканцы даже и не думали браться за оружие.

Царь Гурканский в ходе войны, конечно, разочаровался в Боге Воинств, но все-таки он был бог, а царь — всего лишь один из смертных.

А тут еще, как будто одного бога мало, на площадь выкатилась сразу целая группа божественных созданий, в главном из которых все сразу признали великого и могучего Бога Солнца. Даже огромный Бог Воинств был ниже его на целую голову.

Тут же был и Бог Табунов, ростом с обыкновенного человека, и какая-то неизвестная богиня с медовой кожей и зелеными глазами, и двенадцать вооруженных невольниц в цветных шелках, и две девушки в боевых одеяниях западных рыцарей.

Последние сразу насторожили всех присутствующих, и гурканцы не бросились на них только потому, что девушки были в свите богов.

Неустроев первым понял причину всеобщего замешательства, и тут же ему в голову пришла замечательная идея.

Он вдруг осознал, как просто помирить живородящих и яйцекладущих и одновременно получить для подробного изучения биоконтейнер, известный как Божественное Яйцо. Этот контейнер интересовал Неустроева лично — как биолога, претендующего к тому же на Нобелевскую премию.

Не желая терять время зря, Неустроев отвел в сторону Ри Ка Рунга, и вскоре тот уже звонил на корабль капитану.

Лай За Лонг сразу понял, чем может кончиться для него предложенная авантюра, но идея была слишком заманчива. Особенно после того, как Неустроев предположил, что в биоконтейнере может находиться резервный или эталонный генофонд роксаленской расы, изучив который можно будет понять причину удивительной биосовместимости роксаленцев.

Гурканцы в турмалинском дворце еще не успели прийти в себя от явления народу целого сонма богов, а над городом появилось и вовсе нечто невиданное. Крейсер «Лилия Зари» во всей красе приближался с востока и его нельзя было сравнить ни с чем, кроме как с обителью богов и небесами обетованными.

Мощные динамики сотрясали землю, причиняя боль барабанным перепонкам. На разных языках они разносили по окрестностям текст, адаптированный для каждой веры в отдельности.

Яйцекладущие роксаленцы узнали, что демиурги вернулись в созданный ими мир и не могут скрыть разочарования, увидев, во что он превратился. Яйцекладущие и живородящие, сотворенные, чтобы жить в мире и согласии, окунулись в пучину вражды. Они убивают друг друга за право владения Божественным Яйцом, которое было оставлено на планете, чтобы объединить всех людей Роксалена в единую семью.

И поскольку роксаленцы остаются глухи к голосу разума, демиурги приняли решение забрать с Роксалена Божественное Яйцо. Назад оно вернется только тогда, когда на планете воцарится вечный и прочный мир, и не останется даже следа вражды между живородящими и яйцекладущими.

Если же и эта мера окажется бесполезной, то в следующий свой визит демиурги вообще испепелят все враждующие города и страны и оставят на планете только одну деревню Буху-Барабаху, где люди живут точно так, как они и должны жить по замыслу создателей.

А живородящие роксаленцы узнали, что боги разгневаны на них из-за вражды с яйцекладущими, ибо те и другие были созданы в начале времен для мирной жизни и вечного благоденствия.

Поэтому боги забирают у живородящих яйцо дракона Шаривара, который принес на землю семя людей, и лишают планету своего благоволения до тех пор, пока на ней не установится прочный мир.

Если же он так и не установится, то небожители опять-таки сотрут с лица земли все враждующие города и страны и оставят одну только деревню Буху-Барабаху, где люди живут точно так, как заповедано богами.

Объявив все это со звенящих высот, «Лилия Зари» элегантно развернулась над городом, и десантные катера обрушились на холм, в котором был скрыт склеп с Божественным Яйцом. Из катеров вышли боги (они же демиурги) в полном боевом облачении, и живородящие с яйцекладущими в одночасье лишились предмета раздора.

Сопротивления никто не оказал.

И что самое интересное, никто из яйцекладущих больше не пытался штурмовать Турмалин, а живородящие не делали никаких поползновений к тому, чтобы отбросить врагов от городских стен.

Все вместе горевали об утрате и только в деревне Бухе-Барабахе ни на минуту не прекращалось веселье, потому что жители этой деревни вообще не привыкли унывать.

92

Сразу же после того, как крейсер «Лилия Зари» вернулся на высокую орбиту, его капитану Лай За Лонгу был передан приказ о его отстранении от командования кораблем и откомандировании в распоряжение штаба флота для последующей отправки на фронт или отдачи под суд по усмотрению следственной комиссии.

В вину командиру «Лилии Зари» вменялось нарушение Устава, неисполнение приказов, уклонение от передислокации в зону боевых действий и вмешательство во внутренние дела нейтральной планеты, повлекшее за собой тяжкие последствия.

Последствия и вправду были тяжкие. Естественная война, сотрясавшая нейтральный Роксален на протяжении многих веков, сменилась противоестественным миром, который хоть и был еще очень непрочен, но все же имел место — и именно по вине капитана Лай За Лонга и его людей.

Командование было настроено весьма решительно, но оказалось, что капитан первого ранга Лай За Лонг в решительности нисколько не уступает адмиралам. Он заявил, что они сами запятнали себя предательством, затеяв преступный сговор с моторо-мотогалами из большого мотогальника За’ — а следовательно, потеряли всякое право отдавать какие бы то ни было приказы.

В результате ко всем претензиям, адресованным Лай За Лонгу, добавилось еще и обвинение в открытом мятеже, и командиру «Лилии Зари» стало совсем уже нечего терять.

И тут он вспомнил, что на нем висит еще и слово чести, данное носителю гена бесстрашия по имени Же Ни Йя. Правда не все условия были выполнены, но это случилось по независящим от землянина причинам, и Лай За Лонг решил, что теперь как раз самое время поступить так, как и было обещано.

72
{"b":"1779","o":1}