ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты вел себя как истинный носитель гена бесстрашия, — сказал капитан Неустроеву, который только что, преодолев страх высоты и катастрофы, вернулся на его корабль. — И теперь я обязан сделать то, в чем поклялся тебе при отлете с Земли. Я отдаю тебе свой корабль в полное владение и прошу только об одном — не требовать моего ухода с крейсера.

— Разве этот корабль принадлежит лично тебе? — удивился Неустроев.

— Я поклялся добиться, чтобы этот корабль достался тебе, как вознаграждение за сотрудничество и компенсация за неудобства и опасности, которые тебе пришлось перенести. И не имеет значения, каким способом я это сделаю. С тех пор, как мое командование пошло на сговор с мотогалами, мне с ним не по пути.

— А твое командование не объявит Земле войну из-за этого корабля? — забеспокоился Неустроев.

— Миламаны не воюют с нейтральными планетами. Подобное может произойти, лишь если Земля выступит на стороне мотогалов. А я надеюсь, этого не случится.

93

О том, что вице-генерал Забазар нанимает землян для службы в Единых Галактических войсках, миламаны адмирала Май Не Муна узнали через несколько дней после начала переговоров. Еще не было никакого конкретного соглашения, а Забазар при поддержке Забатагана уже занялся опасной самодеятельностью.

И пресечь эту самодеятельность не было никакой возможности, не поставив под угрозу весь план раскола мотогальской армии и общества.

Не успели миламаны начать хитроумную комбинацию, как сами оказались в ловушке, поскольку против них работал не обычный тупой мотогал с маленьким мозгом и большой микроцефальной железой, а умнейший из потомков мотогальника Заба, который вообще богат талантами.

С тех пор, как земные наемники стали грузиться на мотогальские корабли, исчезла даже элементарная возможность решить все проблемы одним ударом, атаковав мотогальские звездолеты за нарушение предварительных условий, с которыми согласился Забазар.

Во первых, посредник Забатаган, по всей видимости, умышленно, забыл включить в эти условия принцип неприкосновенности Земли. А во-вторых, на борту мотогальских кораблей теперь находились жители нейтральной планеты, пошедшие на службу уже не моторо-мотогалам, а Галактическому сообществу, покой которого должны защищать Галактические войска.

Миламаны не воюют с нейтральными планетами и их жителями.

К тому же они отнюдь не ждали от землян такой прыти и сильно удивились, когда на планете носителей гена бесстрашия нашлось великое множество авантюристов, готовых наняться куда угодно, лишь бы пощекотать нервы. Эти люди порой даже не спрашивали, куда им придется отправиться и ради какой целью придется рисковать жизнью.

Ветераны войн и локальных конфликтов, жертвы вьетнамского, афганского и чеченского синдрома шли косяком, и Забазар остро сожалел, что у него так мало кораблей. А Генералиссимус Загогур неожиданно почувствовал, что если дело пойдет так и дальше, то у него, пожалуй, есть шанс действительно стать новым лицом на портрете Всеобщего Побеждателя.

А что касается кораблей — тут нет ничего невозможного. В предвидении больших боев у скопления Ми Ла Ман союзнические войска получили новую матчасть, которую Бунтабай выбил у своих покровителей, аргументируя это тем, что иначе он не сможет оказывать им действенную поддержку.

И вся эта матчасть сохранилась в неприкосновенности, потому что союзнические войска уклонились от больших боев вопреки желанию Бунтабая продемонстрировать наконец всем доброжелателям и недругам свои полководческие таланты.

Забазару оставалось только подставить руки под этот перезрелый плод и, возглавив мятеж, повести союзнические войска к новым победам.

Теперь, когда на его стороне был сам Генералиссимус Загогур, вице-генерал Забазар не видел перед собой вообще никаких проблем. И ему стало казаться, что черная полоса позади и к нему снова вернулась удача.

94

У командира «Лилии Зари» Лай За Лонга было много друзей и во флоте, и в дальней разведке, и когда капитана объявили мятежником, друзья не отвернулись от него.

Когда «Лилия Зари» уходила с орбиты Роксалена за границу Галактики, преследование было практически сорвано, и разумеется, к этому приложили руку товарищи Лай За Лонга.

И о том, что вице-генерал Забазар вербует землян себе на службу, Лай За Лонг тоже узнал от друзей. И немедленно поделился этой новостью с Неустроевым.

Евгений Оскарович и так собирался лететь на Землю. Во-первых, он просто соскучился, а во-вторых не терял надежды на Нобелевскую премию — особенно после того, как ученые с «Лилии Зари» изучили содержимое роксаленского биоконтейнера и установили, что в нем действительно содержится генофонд. Но не роксаленской расы, а скорее — всех гуманоидов классического типа.

Живородящие роксаленцы были к этому прототипу особенно близки, но и люди от него тоже не особенно далеко ушли. А вот яйцекладущие — это был, судя по всему, уже следующий этап эксперимента.

В том, что здесь происходил именно эксперимент, никто уже не сомневался. Правда, так и не удалось определить, кто и когда его проводил. Но зато было сделано открытие, которое несло в себе большую практическую пользу.

Оказалось, что из клон-клеток Божественного Яйца можно вырастить гуманоидов со стопроцентной биосовместимостью. Сами эти гуманоиды будут живородящими, но клон-клетки можно привить и яйцекладущим роксаленским женщинам, а их потомки без проблем будут скрещиваться с кем угодно — даже с икромечущими, а возможно, и с трехглазыми цветоаномалами.

Как участник этого открытия — если не в качестве кабинетного ученого, то как минимум в качестве полевого исследователя — Неустроев вполне мог претендовать на Нобелевскую премию, но после сообщения о манипуляциях моторо-мотогалов на Земле, он рвался на родину не ради денег и не ради славы.

Он был уверен, что Землю надо спасать, и капитан Лай За Лонг, оставшийся командиром «Лилии Зари» и после юридически сомнительной смены владельца, вполне разделял его мнение.

А тем временем Ли Май Лим и роксаленская принцесса Эдда никак не могли поделить Неустроева. Эдда даже умудрилась прорваться на корабль вместе с сестрой Рузарией, чему все биологи на крейсере теперь были только рады.

Еще на корабле оказалась крестьянка, которую взяли на корабль только потому, что у нее тоже был инфант от Неустроева. Кроме того, здесь присутствовала целая толпа гурканских невольниц, которых привели с собой Евгений и Зоя, но эти девушки, как живородящие, были менее ценны для миламанских биологов.

И все это не считая земных женщин, которые продолжали пребывать в состоянии беременности, постепенно приближаясь к моменту разрешения от бремени обычным путем.

Правда, вознаграждение, обещанное им, Лай За Лонг выплатить, увы, не мог. У него просто не было столько золота. Многие девушки, правда, ничего уже не требовали и были рады, что их просто вернут домой, но Зоя устроила скандал, и этот бедлам настолько утомил Лай За Лонга, что он даже начал понимать чуждую миламанам земную примету, что женщина на корабле — к несчастью.

Хорошо еще, что на «Лилии Зари» не было условий для поединков на мечах. Как Эдда ни порывалась вызвать Ли Май Лим на дуэль, у нее ничего не выходило, пока миламанка не предложила дуэль на инфантах.

— Как это? — удивилась принцесса, живо представив, как они будут лупить друг друга по головам своим еще не рожденным потомством.

Но оказалось, что Ли Май Лим имела в виду совсем другое.

— У кого первым вылупится ребенок, та и победила, — пояснила она.

Роксаленке пришлось согласиться на эти условия и с того дня соперницы больше ничем не занимались — только с утра до вечера кормили грудью своих инфантов, которые росли и тяжелели не по дням, а по часам.

А корабль тем временем стремительно приближался к Земле.

95

Юный музыкант Гургес не был испепелен грозной Богиней Гнева и не потерял ни души, ни тела — и все-таки он очутился в обители богов, где вот уже несколько дней целый сонм святителей колдовал над ним в надежде вернуть мальчику зрение.

73
{"b":"1779","o":1}