ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы зовете его «Брем», мисс Кэрролл. Это его первое имя?

— Это его единственное имя. Просто… Брем.

— Когда-то, мисс Кэрролл, вы хорошо знали его. Есть что-нибудь…

По поблекшим щекам старой дамы покатились слезы. Она нервно достала носовой платок и вытерла глаза.

— Я старая дева, Джеймс, с неудавшейся судьбой. Ты должен извинить меня.

Тримейн встал:

— Прошу прощения, мисс Кэрролл. Мне очень жаль. Я вовсе не собирался допрашивать вас. Вы слишком любезны. Я не должен был…

Леди покачала головой:

— Я знала тебя еще мальчиком, Джеймс, и полностью доверяю тебе. Если что-нибудь из того, что я в состоянии сообщить о Бреме, может оказаться полезным, я обязана помочь тебе и тем самым, возможно, Брему.

Она замолчала. Тримейн ждал.

— Много лет назад Брем ухаживал за мной. Однажды он предложил мне поехать к нему домой. По дороге поведал ужасную и трогательную историю. Он рассказал, что каждую ночь в одиночку ведет битву со злыми созданиями в пещере под своим домом.

Мисс Кэрролл глубоко вздохнула и продолжила:

— Я разрывалась между жалостью и ужасом. Просила отвезти меня обратно. Он отказался.

Мисс Кэрролл переплела длинные пальцы, ее взгляд был устремлен в далекое прошлое.

— Когда мы добрались до его дома, Брем сразу же кинулся на кухню. Он зажег керосиновую лампу и открыл потайную панель. За ней оказалась лестница. Брем спустился по ней… и оставил меня одну в доме.

Всю ночь я просидела в экипаже, ожидая Брема. На заре он наконец появился. Пытался что-то объяснить, но я не желала слушать.

Брем снял с шеи медальон и вложил мне в руку. Он сказал, чтобы я хранила его. И если Брем когда-нибудь понадобится мне, то я особым образом должна сжать медальон между пальцами… и Брем придет. Я в ответ сказала, что, пока он не согласится показаться врачу, я не стану с ним встречаться. Он отвез меня домой. На этом наши отношения с Бремом прекратились.

— А медальон? — спросил Тримейн. — Он все еще у вас?

Мисс Кэрролл несколько заколебалась, но затем приложила руку к шее и сняла серебряный диск, висящий на изящной золотой цепочке.

— Теперь ты видишь, Джеймс, что я за старая дура.

— Могу я поближе взглянуть на него?

Она протянула Медальон. Серебряный диск был довольно тяжелый и совершенно гладкий.

— Мне хотелось бы изучить более тщательно, — сказал Тримейн. — Я могу взять его с собой?

Мисс Кэрролл кивнула.

— Есть еще кое-что, — сказала она. — Возможно, это совершенно не важно…

— Я буду признателен за любую мелочь.

— Брем боится грозы.

3

Неподалеку от центральной улицы Элсби рядом с Тримейном затормозил автомобиль.

Открылась дверца, из нее высунулся Джесс, посмотрел на Тримейна и спросил:

— Успехи есть, Джимми?

Тримейн покачал головой:

— Мне некуда торопиться. Боюсь, идея насчет Брема — пустышка.

— Странная штука с этим Бремом. Понимаешь, он до сих пор нигде не появился. Я начинаю немного беспокоиться. Не хочешь смотаться со мной и посмотреть?

— Конечно, хочу. Только так, чтобы до наступления полной темноты я успел вернуться в отель.

Когда машина отъехала от тротуара, Джесс спросил:

— Джимми, чего ради полиция штата лазает здесь и все вынюхивает? Из того, что ты рассказал мне, я понял, что ты работаешь тут в одиночку.

— Я тоже так думал, Джесс. Но похоже, Граммонд желает обскакать меня. Он чует, что это дело попадет в газеты, и не хочет остаться в стороне.

— Ну что ж, полиция штата может быть весьма ловкой в таких делах. Никак не возьму в толк, почему ты предпочитаешь держать их в стороне. Если здесь работает шпионская сеть…

— Мы боремся неизвестно с чем. Я не знаю, что стоит за этим делом и сколько человек в нем замешано. Возможно, это сеть большевистских агентов… а может, тут кто-то покрупнее. У меня ощущение, что за последние несколько лет мы и без того наделали достаточно ошибок. Не хочу запороть это дело.

На западе погас последний розовый луч солнца, когда Джесс въехал в открытые ворота и медленно протащился меж старых деревьев к невысокому, но широкому дому. В окнах было темно. Тримейн и Джесс вылезли из машины, обошли дом кругом, потом поднялись на крыльцо и постучали в дверь. Под окном, выходящим на крыльцо, виднелось черное пятно обуглившегося деревянного пола, краска на стене в том месте вздулась пузырями.

Где-то застрекотал сверчок и резко замолчал. Джесс наклонился, подобрал стреляный патрон от дробовика и посмотрел на Тримейна.

— Мне это не нравится, — медленно сказал Джесс. — Как ты думаешь, эти бестолочи?..

Он дернул дверь. Она открылась. Звякнул сломанный засов. Джесс обернулся к Тримейну.

— Возможно, это не просто детские шалости, — сказал полицейский. — У тебя есть пистолет?

— В машине.

— Лучше захвати его.

Тримейн вернулся к машине, сунул пистолет в карман пиджака и вслед за Джессом вошел в дом. Там было тихо и пустынно. Джесс включил фонарик и при его свете осмотрел кухню. На покрытом клеенкой столе стояла пустая тарелка.

— В доме никого нет, — сказал Джесс. — Кто угодно решил бы, что Брем исчез неделю назад.

— Не очень-то уютно… — Тримейн замолчал. Издали донесся тонкий визг.

— Я начинаю нервничать, — заметил Джесс. — Проклятая бродячая собака…

Вдали загромыхало низкое рычание.

— А это что за чертовщина? — спросил Тримейн.

Джесс посветил на пол.

— Смотри! — воскликнул он.

В кольце света на деревянном полу виднелась россыпь темных капель.

— Это кровь, Джесс… — Тримейн внимательно осмотрел пол. Широкие половицы без малейшей щели между ними были совершенно чистыми, если не считать темных пятен.

— Может, он резал цыпленка? Тут все-таки кухня.

— Капли крови не только здесь. — Тримейн проследовал за цепочкой темных пятен до самой стены, где она неожиданно обрывалась.

— Ну, что ты обо всем этом думаешь, Джимми?

Раздался вопль, слабый крик отчаяния, разорвавший тишину.

Джесс уставился на Тримейна.

— Я слишком стар, чтобы начать верить в призраков, — заявил он. — Как ты считаешь, эти распроклятые мальчишки спрятались здесь и устраивают розыгрыши?

— Я считаю, — ответил Тримейн, — что нам лучше убраться отсюда и задать несколько вопросов Халлу Гаскину.

Вернувшись в участок, Джесс провел Тримейна к камере. Долговязый подросток, развалившийся на железных нарах, сонно прищурился на посетителей из-под копны сальных волос.

— Халл, это мистер Тримейн, — сказал Джесс. Выбрал из связки большой ключ, отомкнул дверь камеры. — Он хочет поговорить с тобой.

— Я ни в чем не виноват, — угрюмо заявил Халл. — Что плохого, если мы подожгли комми?

— Брем — коммунист, да? — спокойно поинтересовался Тримейн. — А как ты это узнал?

— Он иностранец, разве не так? — бросил в ответ парень. — А еще мы слыхали…

— Так что вы слышали?

— Они ищут тут шпиков.

— Кто ищет здесь шпионов?

— Копы.

— Кто это сказал?

Парень глянул на Тримейна, потом уставился в угол камеры.

— Копы сами болтали об этом, — сказал он.

— А ну, Халл, раскалывайся! — потребовал Джесс. — Мистер Тримейн не может тратить на тебя всю ночь.

— Они запарковались к востоку от города, на триста второй дороге, за рощей. Подозвали меня и назадавали кучу вопросов. Сказали, что я могу помочь им схватить шпиков. Хотели знать про всех странных чуваков в округе.

— И ты упомянул о Бреме?

Парень опять метнул короткий взгляд на Тримейна.

— Они сказали, что вычислили: шпики где-то к северу от города. Ну, Брем

— чужак, и он живет как раз там, разве нет?

— Что-нибудь еще?

Парень уставился в пол.

— Во что ты стрелял, Халл? — спросил Тримейн. Парень исподлобья посмотрел на него. — Ты знаешь, откуда взялась кровь на кухонном полу?

— Не знаю, о чем вы болтаете, — ответил Халл. — Мы охотились на белок.

4
{"b":"17790","o":1}