ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ради бога, что он сказал? — не поверил своим ушам Гроссбландер. — У меня сильное подозрение, что он назвал меня нецензурно!.. — и он замолк, глядя, как складки шатра упали, обнажив барочные формы, сияющие при свете огней и штандарты, свисающие с минаретов.

— О!.. Да это же мой Большой Театр Балета! — протрубил Гроссбландер.

— …и деликолепный вар, — воскликнул премьер-министр, сжимая его руку. — Но я скемного нефужен… мне кажется, сто эта целиколепная цаленькая меремония зыла мастроена Елом Пофифлом…

— Просто немного таинственности, чтобы поддержать ваше превосходительство в недоумении, хе-хе, — поспешно сымпровизировал Маньян.

— Пы вологаете — это зеликолепное вдание есть сар от ДКЗ? — премьер-министр, сконфузившись, сморщился. — Но я выл уберен, что мето эсто гросси Миусси.

— Маньян! — заорал Гроссбландер. — Что здесь происходит?

Маньяна затрясло, но тут вперед выступил Ретиф и подал тщательно перевязанную и опечатанную внушительную бумагу.

Гроссбландер взломал печати и стал читать.

— Маньян! Вы — разбойник! Вы устроили это представление, чтобы заинтриговать зрителей?

— Кто? Я, ваше превосходительство? — удивился Маньян.

— Не скромничай, мой мальчик! — Гроссбландер шутливо ткнул Маньяна под ребро. — Я восхищен! — он посмотрел на Шилфа, чье тело странно подергивалось, а глаза бесцельно блуждали.

— Даже мой коллега гроуси проникся духом момента. Хорошо. В ответ мы так же на открытии Проекта гроуси проникнемся духом. Не правда ли?

— Пожет мыть бозже, — проквакал слабый голос. — Саменно ийчас я куаду в улет… — Шилф круто повернулся и поспешил прочь среди криков, вспышек и сверкания ракет торжественного фейерверка.

— Ретиф! — прошипел Маньян, когда и посол, и премьер-министр удалились, сердечно болтая. — Что?… как?…

— Было слишком поздно воровать здание обратно, — объяснил Ретиф. Поэтому я решил Магомета привести к горе.

9

— Я чувствую, мы катаемся по тонкому льду, — сказал Маньян, беря с подноса стакан крепкого эля и с тревогой обводя глазами присутствующих. — Если он когда-либо узнает о том, что вы напали на посольство гроуси и выкрали документы, и что один из наших шоферов заткнул глотку своей конечностью самому Шилфу… — он замолчал, когда в конце зала появилась хилая фигура в очень растрепанном фраке и с ужасно перекошенными глазами.

— О боже! — пробормотал Маньян. — Боюсь, что слишком поздно фрахтовать судно!

— Воровство! — прорычал Шилф, уставившись на Ретифа. — Штурм! Обман!

— Я бы хотел выпить за это, — громогласно сказал толстый дипломат, берясь за стакан.

— А, Шилф! — пророкотал посол Гроссбландер, словно айсберг прорываясь через толпу. — Рад вас здесь ви…

— Поберегите свои восторги для другого случая, — прошипел, белея от ярости, гроуси. — Я здесь для того, чтобы обратить ваше внимание вот на этого, — он указал пальцем на Ретифа. Гроссбландер нахмурился.

— Да это парень, который носит мой портфель, — начал он. Что он…

Вдруг раздался мягкий хлопок, сопровождающийся металлическим клацаньем. На полированном полу прямо под Шилфом лежала гора хромированных канцелярских скрепок.

— Вы что-то уронили, ваше превосходительство? — пискнул Маньян.

— Почему? Что? Я? — слабо запротестовал Шилф.

— Та-ак! — промычал Гроссбландер. Его лицо стало ярко-пунцовым, что вызвало шепот восхищения среди представителей туземной администрации.

— Но почему, однако, эти скрепки оказались в моем кармане? — громко вскричал Шилф, впрочем, без особой уверенности в голосе.

— Ха! — заорал Гроссбландер. — Вот именно это я и хотел бы узнать!

— Ба! — воспрянул духом Шилф. — Что это за пустяки по сравнению с тем опустошением…

— Пустяки? Вы называете шестьдесят семь скрепок «пустяками»?..

Шилф был ошарашен.

— Да как вы можете, то есть, я протестую…

— Оставьте ваши протесты, Шилф, — Гроссбландер повел гроуси к выходу. Я хочу начать следствие…

— Я пришел сюда, чтобы рассказать вам о неслыханной пакости! — вскричал Шилф, пытаясь завладеть инициативой. — Вторжение и грабеж! Нападение и хулиганство!

— Решили чистосердечно признаться? — добродушно скосил на него глаза Гроссбландер. — Ну что же, это вам зачтется на суде.

— Сэр, — жарко зашептал Маньян, — ввиду великодушного жеста посла Шилфа сегодняшним вечером, думаю, было бы возможным пренебречь этим несомненным доказательством его жульничества. Мы можем присовокупить скрепки к нашему дару!

— Это его работа! — Шилф ткнул пальцем в сторону Ретифа.

— Постыдитесь, — с укоризной проговорил Гроссбландер. — Этот парень всего лишь носит мой саквояж. Маньян — офицер по расследованию. Его рвение должно быть известно и вам, Шилф! Вы совсем спятили? Но, как советует Маньян, я полагаю, что на этот раз буду к вам снисходителен. Но вы должны поклясться…

Гроссбландер хлопнул гроуси по худой спине и повлек его к ближайшему кубку с пуншем.

— Небо! — выдохнул Маньян. — Что за удача! Но я удивлен, как это Шилф осмелился на прием принести скрепки!..

— Он — нет. — Сказал Ретиф, — Это я так запланировал.

— А?.. Не может этого быть!

— Боюсь, что может, мистер Маньян.

— Но… в таком случае кража не доказательство и… его превосходительство обвинен зазря?!

— Не совсем так. Я нашел эти шестьдесят семь скрепок спрятанными в кабинете, под цветочной тумбой.

— О, боже! — Маньян промокнул платочком свой лоб. — Неужели нужно хитрить и воровать для того, чтобы принести немного добра этому миру? Иногда я думаю, что дипломатическая служба для меня слишком трудна.

— Забавно, — заметил Ретиф, взяв с подноса бренди. — Но и мне иногда она кажется достаточно трудной.

4
{"b":"17793","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
17 потерянных
Ловушка архимага
Одна история
Кодекс Прехистората. Суховей
Бумажная принцесса
Воскресное утро. Решающий выбор
Смотри в лицо ветру
Призрачная будка
Ветер над сопками