ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Князь Пустоты. Книга третья. Тысячекратная Мысль
Темные воды
Хороший плохой босс. Наиболее распространенные ошибки и заблуждения топ-менеджеров
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Секрет индийского медиума
Я скунс
Джордж и ледяной спутник
Тьерри Анри. Одинокий на вершине
Королевство крыльев и руин
A
A

В доме должен быть видеофон. Через секунду на экране может появиться адмирал Харлоу или сенатор Теин. Они бы выслушали меня и предприняли что-нибудь.

Я поднялся на ноги и не таясь пошел к дому. На мой звонок дверь открылась. Передо мной стоял человек с ружьем в руках.

Двуствольное энергетическое ружье было направлено прямо мне в грудь. Мужчина с бесстрастным выражением лица держал его твердо, будто нацелил аппарат для опрыскивания тли. Я стоял неподвижно и размышлял о том, что должен испытывать человек, через легкие которого пропускают разряд энергии.

Он позволил мне немного над этим подумать, а потом, обернувшись назад, что-то отрывисто сказал по-японски. Я догадался, что он просит кого-то обыскать меня. Из-за его спины появилась низенькая полная женщина и очень деловито ощупала меня от груди до лодыжек, словно каждое утро перед завтраком ей приходилось обыскивать подозрительных субъектов. Закончив, она доложила мужчине, что у меня ничего нет. Не опуская ружья, он жестом приказал мне войти и запер дверь.

— Кто вы? — спросил он.

Его голос хрустел, как черствый хлеб, да и эмоций в нем было не больше, чем у зачерствевшей корки.

— Я ищу работу, — сказал я. — Я просто…

— Ваше имя, — перебил он.

— Джон Лэйси, — ответил я не очень уверенно. — Сожалею, если напугал вас, но…

— Вас зовут Джон Бон, — оборвал он меня. — Полиция сгорает от желания найти вас. За последние пять дней они дважды сюда приходили. Почему они разыскивают вас?

— Они мне не сказали.

— Дайте посмотреть на ваши запястья.

Я протянул руки; он велел повернуть их, я подчинился.

— Кто посоветовал вам прийти сюда?

— Никто. Я просто устал.

— Как вы намерены выбираться с Борнео?

— Не знаю. Не загадывал так далеко вперед.

— Где ваши друзья?

— Какие друзья?

— Те, которые освободили вас из полиции.

— Никто ниоткуда меня не освобождал, меня вовремя предупредили, и я сбежал в лес. Вот и все.

— Как вы пробрались сюда? Дороги ведь патрулируются.

— Я держался подальше от дорог.

— Вы прошли сто восемьдесят миль?

— Я не знал, что так много.

— Мы находимся в восьми милях от Теракана. — Он смотрел на меня, словно ожидая, что я что-нибудь отвечу. — Порт, конечно, под наблюдением.

— И что же вы собираетесь делать?

Вместо ответа он повернулся к женщине и сказал ей, чтобы она попросила кого-нибудь немедленно прийти. Затем он провел меня на светлую, залитую солнцем кухню.

— Почему бы вам не отпустить меня? — робко предложил я. — Я не совершил никакого преступления.

— Вас тут же арестуют, — ответил он. — Пожалуйста, посидите и помолчите.

Он сидел, наставив ружье на меня, не двигаясь, не разговаривая, даже не мигая. Прошло десять минут и послышался шум подъехавшей машины. Я хотел встать, но хозяин приказал оставаться на месте.

— Прошу вас, мистер Бон, не торопитесь.

Хлопнула дверь, послышались тихие голоса и шаги. Четверо мужчин вошли в комнату. Они не были полицейскими.

Один — крупный парень с грубыми руками и хмурым выражением тяжелого с обвислыми щеками лица. Другой — маленький, чересчур худой, с ввалившейся грудью и руками, тонкими, как палки. Третий — полный и бледный с неподвижным лицом и серой кожей. Последний из этой четверки, хитрый на вид парень, постоянно хлюпал носом. Все они были одеты в не слишком чистые рабочие комбинезоны и походили на сельских жителей. Вместе с ними в комнату проник слабый запах удобрений.

Мой хозяин что-то сказал, и все уставились на меня, как на пропущенный в грядке сорняк. Женщина, сложив руки и выпятив губы, стояла позади.

Похожий на лису, шмыгнув носом, что-то спросил по-японски, видимо: «Это точно?»

Ответа я не понял. Я усиленно прислушивался к их разговору, но улавливал примерно половину.

— …быть уверенным?

— …опасно… живет…

— Почему… цель… долго.

— Кто еще… здесь… пешком.

— …ловушка… смерть…

— Ты… ждет.

— Не… решение…

Они замолчали и посмотрели на меня.

— Будьте добры, объясните, что происходит? — спросил я. — Кто эти люди?

— Мои коллеги, — ответил хозяин. — Шик… Фредди… Ба Вей… Шарнхорст. И, конечно, миссис Макреди. Кстати, меня зовут Йото.

Они смотрели на меня — я смотрел на них, стараясь хоть что-нибудь прочесть на этих лицах. Но я видел лишь какое-то тупое звериное любопытство, будто моя голова уже лежала на плахе.

— Отлично, — сказал я. — Вы решили, что со мной делать?

— Конечно, — скупо улыбнулся мистер Йото. — Прежде всего миссис Макреди накормит вас. А потом мы вытащим вас с Борнео.

5

Миссис Макреди поставила передо мной великолепный завтрак. Я даже не представлял себе, что так голоден, пока не почувствовал запах готовящейся пищи. Я ел, а мужчины разговаривали. Я даже не пытался следить за их беседой. Мне казалось, что я все равно ничего не пойму, даже если бы и знал их язык.

— Вы уезжаете сегодня ночью, — объявил мистер Йото.

— Как?

— Вас отправят вместе с дневной партией продукции и погрузят на пароход, отплывающий за границу.

— Думаю, кому-то будет очень интересно наблюдать, как я еду по конвейеру вместе с ананасами.

— Вы будете надежно спрятаны в ящике.

— А как насчет того, чтобы дышать и есть?

— Никаких трудностей. Воздух в ящики поступает, к тому же с вашим ящиком будут обращаться осторожно. Фрукты — нежный груз. Когда будете в пути, сможете выйти. На барже нет людей.

— Куда она меня довезет?

— А что вы для себя наметили?

— Вашингтон, Северная Америка.

Он задумался.

— Дайте подумать… Флотилия девять, Конвой триста сорок четыре… Завтра среда. Отлично. Я могу поместить вас на баржу, направляющуюся в Филадельфию и Норфолк.

— Достаточно близко, — согласился я.

— Баржи управляются автоматически, — продолжал он. — Если возникнет какая-нибудь неполадка, то туда может прибыть ремонтная бригада. Но если это и произойдет, вы без труда спрячетесь.

— Как долго продлится путешествие?

— В это время года — семьдесят два часа.

— Что произойдет, когда я приеду?

— Вас встретят.

— Могу я поинтересоваться, кто?

— Надежные люди.

— И еще один вопрос, — сказал я. — Почему вы это делаете?

— Я думаю, вы сами знаете ответ, мистер Бон.

— Вы меня совсем не знаете. Вы даже не знаете, почему полиция преследует меня.

Он едва заметно улыбнулся.

— Вы прикончили двух из этих свиней. Это вполне весомая рекомендация, мистер Бон.

Я открыл рот, но вовремя изменил вопрос:

— Вы одобряете убийство полицейских?

Мистер Йото издал звук, похожий на плевок.

— Вы могли бы выдать меня и получить щедрое вознаграждение, — гнул я свою линию.

— Неужели вы думаете, что я бы взял деньги тиранов, которые втоптали в грязь нашу свободу, — прошипел он. — Чтобы я содействовал планам шакалов, которые похитили у нас все, что делает жизнь осмысленной?

Я оглядел его радостный дом с солнечным садом и простирающимися до горизонта мирными полями, и удивился тому, что услышал.

— Облеченные властью думают, что находятся в безопасности, там, далеко наверху в своих креслах, — разглагольствовал он. — Но искра сопротивления еще не угасла. Они еще не вытравили дух неповиновения.

— Неповиновения чему? — задал я ему вопрос.

Он дернул головой, словно я его ударил. Большой рот Йото искривился.

— Вы умный человек, — сказал он. — Держите язык за зубами. Отличное качество. То, чего не знаешь, не выдашь и под пытками.

Казалось, что он говорит по-английски, но не на той длине волны. Я ничего не ответил и пошел спать.

Они подняли меня, когда стало совсем темно, провели вниз на кухню, дали чашку горячего кофе и комбинезон, который, как сказал мистер Йото, спасет меня от холода, сырости и паразитов. Комбинезон плохо сидел на мне, от него шел запах несвежих крекеров, но все же это было гораздо лучше того, во что превратился мой костюм после недели жизни под открытым небом. Миссис Макреди выдала мне фальшивое удостоверение на имя Джона Бона, на нем был проставлен номер счета и довольно кругленькая сумма.

9
{"b":"17799","o":1}