ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Антон Антонов

Гуманное оружие

Быть иль не быть,

вот в чем вопрос. Достойно ль

Смиряться под ударами судьбы,

Иль надо оказать сопротивленье

И в смертной схватке с целым морем бед

Покончить с ними?..

В. Шекспир

Преддверие

Ют Архен Хено-нои вошла в Дом Расставания на непослушных ногах и замерла у входа, не в силах побороть страх, который пронизывал ее до костей и вгонял в дрожь, словно смертельный холод.

Она боялась смерти и никогда не думала, что это случится так рано.

Хозяева даруют вечную молодость, но Ют Архен Хено-нои не успела насладиться даже малой толикой этого дара.

Она еще помнила время, когда у нее не было Хозяина – беззаботные сорок восемь сезонов детства. И сорок девятый, самый важный, когда Хозяин впервые ласково коснулся ее мыслей и наполнил ее душу восторгом.

Но с тех пор прошло всего тридцать два сезона – и Хозяин отрекся от нее.

Рано или поздно такое случалось со всеми. Вечная молодость не означает бессмертия. Бессмертны только сами Хозяева, но чем дольше они живут в одном теле, тем труднее становится поддерживать его в надлежащем состоянии.

Но если Хозяин отрекается от молодого носителя – это значит, что ему не удалось слиться с телом в единое целое и почувствовать его своим. А это плохо. Это генетический брак, который бросает тень на предков и потомков.

Больше того – он бросает тень на весь род, и другие члены его тоже могут умереть молодыми.

Но Ют Архен Хено-нои не помнила подобных случаев в своем роду. А значит, это ее собственная вина. Ничем иным не объяснить, почему Хозяин отвернулся от нее на 81-м сезоне жизни, когда молодость только начинается, когда еще нет потомства – и теперь уже не будет, а это великий позор.

Когда огонь Хозяина погас, ничего уже не изменить и ничего не исправить. Нельзя даже вернуться домой из храма, где объявлено во всеуслышание:

– Ют Архен Хено-нои, твой Хозяин отрекся от тебя, и Дом Расставания ждет.

Не откроются двери и не заговорит никто, увидев, что роговой ромб над переносицей черен и пуст, и сама несчастная не откроет лица, шествуя в черной накидке с вуалью и капюшоном от храма к черному зданию, где ждет ее смерть.

Можно свернуть с прямой дороги и удлинить свой путь, можно пройти через город, стараясь не обращать внимания на то, как шарахаются в стороны прохожие, у которых горит неземным светом во лбу огонь Хозяина, и можно даже поймать на себе сочувственный взгляд того, кто помнит, что это однажды случится и с ним.

Одного нельзя – встретить новый рассвет. Потому что на рассвете Хозяин начнет рваться из тела наружу, и даже представить себе невозможно, какая это боль.

И если не подоспеет вовремя помощь, если Хозяин, покинув тело, не доберется до чистой воды и погибнет, виновницу будут судить за убийство высшего существа и казнить мучительно и долго.

Но даже если Хозяина удастся спасти, преступнице не стоит надеяться на легкую казнь.

Легкой смерти достойны только те, кто беспрекословно исполняет закон.

Любой носитель с радостью пошел бы на смерть по воле Хозяина, но беда в том, что высшие существа сами боятся гибели. Смерть носителя причиняет им тяжкую боль. И когда наступает время, они заранее отключают все рецепторы и разрывают священную связь.

Это и есть отречение, и когда оно происходит, носитель обретает полную свободу мыслей и действий. Но воспользоваться ею он не может, потому что жить без Хозяина нельзя.

Сосущая пустота и страх не оставляют носителя до самых ворот Дома Расставания, и Ют Архен Хено-нои сполна почувствовала это на себе.

Ее молодой Хозяин, переживающий первое перерождение, как будто вовсе не вмешивался в ее мысли и дела. Он был слишком юн и неопытен, чтобы направлять ее и помогать ей в решениях и поступках, и Ют всегда казалось, что она живет сама по себе, а Хозяин просто набирается сил в ее теле.

Она даже завидовала подругам, которые получали от своих Хозяев реальную помощь и поддержку. А теперь они продолжали жить, а ей предстояло умереть.

И лезли в голову кощунственные мысли о том, что, может быть, ее вина не так уж велика, а все дело в молодости Хозяина, которому слишком быстро надоело его первое тело и захотелось сменить носителя и испробовать новую ипостась.

И зарождалось где-то в глубине подсознания нечто вроде обиды, перерастающей в гнев, – почему из-за этого должна страдать она, почему должен погаснуть ее разум и погибнуть ее тело, не познавшее еще многих радостей, включая главную – радость материнства.

Но Ют Архен немедленно одернула себя. Разве можно даже думать такое о высших существах! Если Хозяин отрекся от нее – значит, она провинилась перед высшими и ее тело недостойно носить в себе частицу Истинного Разума.

При этой мысли Ют Архен Хено-нои особенно остро ощутила, что разрыв священной связи с Хозяином – это самая большая утрата в ее жизни. Даже расставание с самой жизнью не идет с этим ни в какое сравнение.

И она решительно шагнула вперед – туда, где начиналась Галерея Ожидания.

Здесь Хозяева ожидали, когда, их перенесут в Дом Соединения, приближая тем самым к обретению нового тела, и это было одно из мест, где можно полюбоваться на их невиданную красоту.

Они дремали в своих капсулах дивным сплетением тонких светящихся нитей, и на кольцах в основании капсул были написаны имена их прежних носителей Ют Архен знала, что как только Хозяин обретет новое тело, кольцо с его капсулы внесут в Дом Повиновения, и с этой минуты душа прежнего носителя обретет вечный покой.

Ют Архен Хено-нои читала чужие имена, оттягивая тот момент, когда наступит время войти в последнюю дверь.

Она была в галерее не одна Еще одна фигура в накидке с вуалью маячила в дальнем конце. Чтобы лучше разглядеть Хозяев, спящих в прозрачной воде, она сбросила вуаль с лица, и даже на расстоянии Ют Архен Хено-нои разглядела, что эта обреченная совсем юна. Шестьдесят сезонов, не больше.

Это было странно, хотя Ют слышала истории о носителях, которые теряли Хозяина вместе с жизнью в первый же сезон. Такое случалось редко, но все-таки бывало.

Эта мысль мелькнула в голове и сразу же отступила в тень. Ют Архен было не до этой малолетки. Она думала о том, что ждет ее саму за последней дверью.

Об этом никто никогда не рассказывал, потому что никто никогда не выходил оттуда живым.

Последняя дверь была закрыта, и слова «Галерея Ожидания» обрели для Ют Архен Хено-нои еще один смысл.

Ждать, однако, пришлось недолго. Дверь раскрылась, как диафрагма, и Ют Архен в последний раз оглянулась, чтобы увидеть свет солнца.

Он бил сквозь треугольные окна в конце Галереи Ожидания и смешивался с мистическим светом капсул, в которых спали высшие существа.

Казалось, Хозяева провожают ее с миром и ласково прикасаются к ее мыслям, давая понять, что Ют Архен Хено-нои ничем не провинилась перед высшими. Просто ее гибель имеет высший смысл.

И с этим ощущением Ют Архен, собравшись с силами, шагнула за последнюю дверь.

Ее встретили двое – тан и теина – и, ни слова не говоря, в четыре руки сняли с нее накидку. Она попыталась удержать ее или хотя бы закрыть руками лицо с безобразным черным ромбом погасшего огня, но ей не дали сделать ни то, ни другое.

– Не бойся, – сказала теина. – В Доме Расставания обычаи внешнего мира теряют цену и смысл.

Ют Архен стояла в луче яркого света, а те двое были во тьме, и обреченная не могла разглядеть их лиц.

Но на мгновение теина приблизила лицо к свету, и Ют Архен невольно вздрогнула, потому что ромб у нее на лбу тоже был черен и мертв.

Она была уже готова задать недоуменный вопрос, но тан не дал ей это сделать.

– Ты хотела бы увидеть Расставание со стороны? – спросил он. – Ты хотела бы узнать, как тело расстается с жизнью, а Хозяин – с телом?

1
{"b":"1780","o":1}