ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Второй раз грозить расстрелом и хвататься за пистолет Богатырев не рискнул. Глава администрации – слабак и трус, с первого взгляда видно. На него только чуть надавили – он и треснул. А этого бычару генерального так просто на испуг не возьмешь.

Законы военного времени пока еще не действуют, и даже чрезвычайное положение не введено. Как бы не влипнуть по уши за самоуправство.

– Хорошо. Тогда мне надо позвонить, – сказал майор с тем намеком, что надо сообщить командованию о задержке, – И разговор будет секретный.

– Хрен с тобой, звони, – махнул рукой директор и, хлопнув дверью, удалился в комнату. Ему тоже было не с руки слишком уж нарываться. У военных руки длинные.

Богатырев отомстил генеральному, позвонив с его домашнего телефона по межгороду в Питер. И еще больше расстроился, потому что сестренка Василиса где-то шлялась среди ночи.

«Совсем распустилась девчонка», – подумал он, но тут же вспомнил себя в ее годы и приказал внутреннему голосу заткнуться.

В конце концов, он ей не отец и даже брат только наполовину. Жалко только будет, если она не успеет вовремя уехать из города.

Богатырев стоял на улице, собираясь с мыслями и путаясь в них, и даже не заметил, как со спины подошла к нему Люба. Шаги босых ног были совершенно бесшумны.

Он оглянулся только после того, как девушка произнесла негромко и с какой-то отчаянной надеждой:

– Хочешь, я тебя отвезу? До райцентра или до заставы.

Майору совсем не улыбалось снова трястись в телеге, влекомой старой клячей, засыпающей на ходу. Но делать все равно было нечего. Да и скорость по асфальту наверняка будет побольше, а тряска – поменьше.

– Куда ближе? – спросил он.

– До заставы. Только там документы проверяют, а у меня нету…

– Не получила еще?

– С собой не взяла.

И чтобы героический летчик перестал наконец обращаться с ней как с маленькой девочкой, Люба поведала ему, что ей уже скоро девятнадцать, так что пусть он не думает.

Он, собственно, ничего такого и не думал – просто убедился окончательно, что девушка не только созрела, а даже и перезрела. А женихов в деревне нету. Правда, деревня не одна на свете – но контингент как-то не вдохновляет.

Богатырев, например, уже отчаялся найти на центральной усадьбе акционерного общества «Ленинский путь» хотя бы одного человека, не страдающего поутру с похмелья. А такая девушка достойна большего.

Ей был нужен танкист в шлеме и галифе. Или, на худой конец, пилот сверхзвукового истребителя. Хотя на безрыбье сгодился бы, наверное, и какой-нибудь прапорщик пограничных войск с соседней заставы.

Но майор, вне всякого сомнения, лучше прапорщика, а если он еще и летчик – то это вообще предел мечтаний.

Богатырев обратил внимание на то, как Любочка мимоходом погладила лежащий на телеге гермокостюм, и у него заныло под ложечкой.

Когда телега за околицей села вывернула на старую малоезженную дорогу с запыленным потрескавшимся асфальтом, майор подумал вдруг, что спешить ему, собственно, некуда.

Все, что нужно, он командованию уже сообщил, а другой самолет ему все равно не дадут. Нет у полка лишних самолетов. А лишние летчики теперь есть. Черт его знает, сколько еще пилотов, спасенных катапультой, точно так же, как он, добираются сейчас до своих частей.

Лошадь опять забыла, что должна бежать рысью, но на этот раз Богатырев не стал подгонять ни ее, ни возницу. А вместо этого прилег на телеге, устремив взгляд в синее небо, и протяжно, на манер народной песни, в голос затянул из Гребенщикова:

Ехали мы, ехали с горки на горку,
Да потеряли ось от колеса.
Вышли мы вприсядку – мундиры в оборку,
Солдатики любви – синие глаза.

А глаза у Любы и правда были синие-синие – прямо как то озеро, которое показалось между деревьями – маленькое такое озерцо из тех, что в изобилии встречаются в этих краях.

– Останови, – прервав песню, попросил майор – Хочу окунуться.

Это было как раз то, чего ему не хватало все утро для полной ясности в мозгах. Сверхзвуковой полет с фигурами высшего пилотажа да еще в боевой обстановке вышибает из организма столько пота, что душ после посадки просто необходим. А в этот раз посадки не было – значит, не было и душа.

Конечно, на заставе обязательно должна быть баня, но ведь неизвестно, как там еще все сложится, а прохладное лесное озеро, пожалуй, даже лучше.

Летчики – люди рисковые, и Богатырев ухнул в воду с разбега, даже не думая о том, какие опасности могут подстерегать его на дне. Что ему какие-то коряги, если он выжил в воздушном бою с пришельцами.

А когда он вынырнул, балдея от наслаждения, и оглянулся на берег, Люба уже стояла там, нагая и слегка смущенная, опасливо пробуя воду ногой.

Вадим поднырнул поближе и окатил ее лавиной брызг.

С визгом и хохотом девушка сорвалась с кромки берега в воду, и майор понял, что никуда ему не деться, ибо против такой атаки весь опыт истребителя-перехватчика бессилен.

Он успел еще подумать, что на войне, как на войне, и неизвестно, что с ними обоими будет завтра, – а после уже не думал вообще ни о чем, катаясь по траве с пейзанкой, превратившейся в безумную дикарку, и упиваясь энергией ее горячего тела, которое черпало силу и здоровье прямо из живой земли.

А потом он долго и нежно гладил пальцами ее босые ноги и думал об отце и деревенских жителях, которых в последнюю очередь коснутся беды, летящие на крыльях черных кораблей.

Леса их укроют, и земля их поддержит, и небо их не предаст.

10

«Цель 30» пересекла границу к северу от Ладожского озера и вернулась в воздушное пространство России, продолжая неуклонно двигаться на юг по тридцатому восточному меридиану.

Торжественным салютом в честь этого события стал скоординированный залп управляемых зенитных ракет.

В этот час уже никто из посвященных не высказывал предположений, что инопланетяне прибыли на землю с мирными целями. Сбитые самолеты все расставили на свои места.

РВСН, дальняя авиация и военно-морской флот были ориентированы на возможное нанесение удара по воздушным целям, и тут выяснилось, что подобные задачи не отрабатывались на учениях никогда, ибо не предполагалось, что они в принципе могут возникнуть.

Стрелять по летательным аппаратам ядерными боеголовками – это даже глупее, чем из пушки по комарам.

И вот теперь нежданно-негаданно на горизонте появилась достойная цель, а ядерные силы страны не могут гарантировать, что им удастся ее поразить.

Конечно, управляемые крылатые ракеты малой и средней дальности можно очень точно нацелить на любой объект, но никому даже в голову не приходила мысль атаковать ими подвижные цели.

А между тем «цель 120», на которой предполагалось испытать метод ядерного устрашения инопланетян, двигалась с очень приличной скоростью – гораздо быстрее, чем «цель 30», которая приближалась к Петербургу, как крадущийся хищник.

В этом не было ничего странного. «Тридцатой» оставалось до Питера каких-то двести километров, а ее двойнику до Китая – в десять раз больше.

Практически с самого начала никто не сомневался, что «цель 120» рвется в Китай. В якутской тайге ей было просто нечего делать.

Хотя кто знает этих пришельцев? Может быть, именно якутская тайга для них – самое идеальное место обитания.

Однако это маловероятно.

Гораздо более логично другое предположение. Четыре инопланетных корабля одновременно атакуют главные ядерные державы. Один корабль – на Россию, один – на Китай и два – на Соединенные Штаты.

Немного воображения – и можно увидеть на карте, как «цель 60» и «цель 150» берут США в клещи, чтобы в нужный момент ударить одновременно с двух сторон.

Но сколько бы ни было городов у них на пути, нет никаких сомнений, что первый на очереди – Санкт-Петербург. «Цель 30» доберется до него раньше, чем «цель 150» дойдет до Анкориджа на Аляске, а «цель 60» приблизится к канадскому Галифаксу.

10
{"b":"1780","o":1}