ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пришельцы блокировали Питер, но пока еще не взяли его под контроль. И надо было сделать все возможное, чтобы им это не удалось.

Обсуждение планов ввода войск в Санкт-Петербург президент начал с таким видом, как будто ничего не случилось и не было никакой попытки применить против черных кораблей ядерное оружие. Не получилось – значит, наплевать и забыть.

Совещание было в самом разгаре, когда президенту доложили, что, по непроверенным сведениям, инопланетяне в Санкт-Петербурге высаживаются из своих машин.

Некоторое время назад подобные сообщения поступили из Анкориджа, но вскоре с ним была потеряна связь. Журналист, который вел репортаж по сотовому телефону, не успел сказать, каковы эти пришельцы на вид. Но поскольку разговор прервался на словах: «Oh my God![2]» – мир ожидал чего-то ужасного.

И вот теперь появился новый шанс узнать о них хоть что-то конкретное – если, конечно, и с Питером не прервется связь.

21

Фигура, которая мягко спрыгнула на бетон с двухметровой высоты, была человеческой.

Серебристый скафандр, словно сотканный из амальгамы, и обтекаемый зеркальный шлем не меняли сути дела. Две руки, две ноги и совершенно человеческая осанка не оставляли никаких сомнений в том, что это гуманоид, очень близкий по своим биологическим характеристикам к homo sapiens.

У него даже пальцев было столько же, сколько у человека, и любой наблюдатель сильно бы удивился, окажись под шлемом нечеловеческое лицо.

Скафандр менял цвета, словно шкура хамелеона, но эта маскировка не мешала с близкого расстояния наблюдать за движениями пришельца.

Пришелец держал в руках нечто такое, в чем трудно было не опознать оружие, и двигался с какой-то кошачьей грацией, которая отличает суперэлитных бойцов.

Доктор Богатырева не успела моргнуть, а он уже сместился вправо, под прикрытие стены здания, и пропал из глаз.

Зато следом из люка в днище катера появился второй. И повел себя точно так же – только сместился влево.

Третий, едва коснувшись ногами бетона, припал на одно колено, поводя стволом оружия из стороны в сторону, а потом стартовал из низкой стойки и стремительно вбежал в здание через оплавленный пролом.

Остальные двое мгновенно рассредоточились по залу вдоль стен, и Мария Петровна, которая боялась оторвать голову от пола, не могла за ними уследить.

Пока она смотрела, как перемещается короткими перебежками один пришелец, другой оказался прямо у нее за спиной, и Богатырева услышала его голос.

– Вставай!

Голос был женский и какой-то удивительно мелодичный, с неясным акцентом и неправильными интонациями.

Команда прозвучала не как приказ или восклицание, а скорее как вопрос – и Мария Петровна не сразу поняла, чего от нее хотят.

Но пришелец – или пришелица? – рывком поднял ее на ноги и прислонил к колонне.

Богатырева подумала, что сейчас ее будут обыскивать в поисках оружия, как это делают спецназовцы в кино, – однако у инопланетян, очевидно, были более совершенные методы.

– Поворачивайся! – приказал тот же мелодичный голос, и Богатырева окончательно решила, что она все-таки женщина. У мужчины просто не может быть такого голоса.

Наверное, она хотела сказать: «Повернись!» – но недостаточно хорошо владела языком, и Мария Петровна даже удивилась, что при таком высоком уровне цивилизации у этих пришельцев нет элементарных ретрансляторов.

Ее мозг отчаянно хватался за какие-то привычные представления, почерпнутые из книг и фильмов. Для того чтобы адекватно оценивать окружающие явления и события, человеку обязательно необходима точка отсчета и система координат.

Инопланетянка, говорящая по-русски с акцентом, вписывалась в эту систему не вполне.

Она стояла перед земной женщиной, расставив ноги и с оружием наперевес Ее скафандр-хамелеон был теперь совершенно черным, и только шлем оставался зеркальным. Мария Петровна почему-то попыталась представить скрытое под этим шлемом лицо.

И одновременно где-то на задворках сознания мелькнула мысль, что это, может, и не женщина вовсе, а, к примеру, робот, у которого барахлит речевая система. И под шлемом нет никакого лица, и сам шлем – это не головной убор, а сама голова.

Как член экспертной группы по проблеме поиска внеземной жизни Богатырева живо интересовалась фантастикой. Ведь одной из задач группы было изучение фантастических и футурологических прогнозов, предположений и технологических описаний на предмет их правдоподобия. И хотя специализация Марии Петровны была иной, она регулярно получала по электронной почте все материалы экспертной группы и добросовестно их изучала.

Преодоление светового барьера в этих материалах признавалось крайне маловероятным, а одна из возможных альтернатив условно называлась «Одиссея роботов».

Роботы могут путешествовать в космосе тысячелетиями, не нуждаясь в системах жизнеобеспечения, в комфорте, в пище и даже в энергии. Они могут преодолеть любое расстояние в режиме консервации и добраться до цели на досветовой скорости. И только после этого перейти в рабочий режим и начать выполнение своей задачи.

Правда, никто не думал, что этой задачей окажутся боевые действия. Установление контакта, изучение жизни и цивилизации – это возможно, а война в таких условиях – это глупо. Военная экспедиция, растянутая на тысячи лет, попросту не имеет смысла.

И поскольку главной целью экспертной группы было выявление угроз внеземного происхождения, военное вторжение инопланетян числилось в списке этих угроз на одном из последних мест.

А теперь оно произошло, и перед членом экспертной группы Богатыревой стоял в полный рост инопланетный боец предположительно женского пола, а Мария Петровна лихорадочно думала о том, что по долгу службы она просто обязана задать визави несколько важнейших вопросов – но их никак не удавалось сформулировать.

Зато инопланетянка формулировала свои вопросы без труда.

– Где люди с оружием? – спросила она, и на этот раз вопрос прозвучал как утверждение. И остался без ответа, потому что Мария Петровна вообще потеряла дар речи.

Откуда-то из глубины послышались пистолетные выстрелы, и инопланетянка резко обернулась, принимая боевую стойку Но через минуту расслабилась снова.

Ближайший человек с оружием лежал в двух шагах от нее, но он был неопасен. Капитана Дворовенко задели струи голубого града, и он лежал на полу животом кверху с блаженным выражением лица.

Инопланетянка нагнулась к нему и достала из кобуры пистолет.

– Оружие варваров, – сказала она. – Делает больно. И тут Марию Петровну прорвало.

– А вы не варвары?! – со слезами в голосе воскликнула она. – Что мы вам сделали?! Зачем вас сюда принесло?

– Мы не варвары, – раздался такой же приятный голос с другой стороны. Мария Петровна повернула голову и увидела другую инопланетянку. Зеркальная амальгама ее комбинезона тускнела на глазах. – Носители высшего разума удостоили нас просветления, и мы несем этот свет всем мирам Вселенной, открывая варварским племенам путь к вершинам подлинной цивилизации.

Эта инопланетянка говорила по-русски гораздо лучше первой. Правда, ее фраза очень уж напоминала лозунг и могла быть дословным переводом с инопланетного оригинала, который все эти гуманоиды попросту заучили наизусть.

Но Марии Петровне было наплевать, хорошо ее понимают или не очень.

Одну ее дочь реанимационная машина увезла в госпиталь МЧС, а вторая вообще так и не нашлась и, наверное, тоже где-нибудь лежит, сраженная наповал голубым градом, – и доктору Богатыревой было что сказать этим носителям высшего разума.

Наверное, большую часть ее речи с трудом поняли бы даже иноземцы, владеющие русским языком в совершенстве. Такую лексику не изучают в университетах, и Мария Петровна сама не ожидала от себя ничего подобного. Все-таки интеллигентная женщина…

Но уж очень разозлили ее пришельцы своим «светом высшего разума».

вернуться

2.

О боже! (англ.)

20
{"b":"1780","o":1}