ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Демьяновский оказался среди выбранных, и его непосредственный начальник Епанчук не возразил, так что Игорь оказался в патруле.

Задачей патруля было наблюдение за порядком по периметру Гостиного двора и Апраксина двора и дальше аж до Сенной площади. Тут везде сплошные магазины, и народ уже успел кое-где побить витрины. Говорили, правда, что это сделали инопланетяне, но от их оружия стекла плавились и растекались, а тут повсюду валялись осколки.

Патруль подобрался какой-то странный: офицер военно-воздушных сил, новобранец войск связи и матрос Балтийского флота, который откуда-то знал, что инопланетяне высадились в Кронштадте. Хотя сам в Кронштадте сегодня не был и других матросов не видел уже несколько часов.

Этим утром их сторожевик был брошен на прикрытие торгового порта и подвергся массированной атаке параболоидов, в результате которой и затонул. Моряки спаслись на шлюпках и до сих пор не могли отойти от шока.

– Лажа это все, – категорично высказался матрос по поводу укрытия в помещениях, не пробиваемых для оружия противника. – Их пушки корабельную броню плавят. А ты знаешь, какая там броня?

Корабельную броню Игорь Демьяновский представлял себе смутно, но всерьез воспринял авторитетное мнение, что любой дом пришельцы в два счета развалят, как картонную игрушку. И со страхом поглядывал в небо в ожидании налета параболоидов.

Он вздохнул с облегчением только после того, как некто с погонами генерал-майора загнал все патрули обратно в метро, наорал на офицеров, напирая на то, что бороться с мародерами – это дело милиции, и приказал отправляться на «Звездную», где будет проводиться войсковая операция.

Под землей Игорю Демьяновскому было как-то спокойнее, хотя предстоящая операция внушала сильное беспокойство.

Знающие люди поговаривали, что их отправляют отбивать у пришельцев Пулково. А это вилы.

– Амба нам всем, – предельно лаконично охарактеризовал ситуацию матрос, которого все звали просто мореманом, потому что он был тут единственный представитель ВМФ.

Правда, на «Звездной» нашлись и другие мореманы – в основном офицеры и курсанты, но кличка уже прилипла намертво, и только Игорь Демьяновский, который теперь все время держался рядом с матросом, знал, что зовут его Витек.

Гибель корабля, который он считал чуть ли не шедевром технической мысли, произвела на матроса такое впечатление, что он ударился в непробиваемый пессимизм. Но не панический, а совсем наоборот – какой-то железобетонный, так что этот регулярно изрекающий недобрые пророчества выходец из волн морских казался Демьяновскому настоящим воплощением уверенности в себе.

С таким и амба не страшна.

Но окончательно Игорь уцепился за моремана, когда уже на «Звездной» откуда-то, как чертик из табакерки, выскочил ефрейтор Разуваев и с места в карьер принялся наезжать на Демьяновского:

– Ты, что, блин, дух поганый, совсем нюх потерял?! Бросил родного дедушку и радуешься? В душу давно не получал?

И так далее, и тому подобное по полной программе, причем ссылка на приказ вышестоящего начальника, что называется, не катила.

Это все равно что стрелять для «дедушки» сигареты у забора части. Даже если офицер тебя оттуда прогонит под угрозой гауптвахты, все равно: не принесешь хабарик – получишь в душу.

Но на этот раз ефрейтор получил неожиданный отпор. Мореман Витек вступился за нового друга и дело дошло до драки с криками: «Да кто ты такой, водоплавающий хренов!» и «За водоплавающего я тебя счас на три метра под землю урою!»

Кончилось тем, что какой-то офицер железнодорожных войск вкатил обоим по пять суток гауптвахты, но с отложенным исполнением, потому что сейчас было не до того.

Сейчас на «Звездной» собирали всех, кто под руку попался, и сгоняли без различия родов войск в сводный батальон.

О том, для какой цели он предназначен, можно было догадаться уже по составу. И еще потому, что офицеры с каким-то преувеличенным дружелюбием ободряли солдат:

– Вы, ребята, не бойтесь. Вас там не убьют. Эти гуманоиды людей вообще не убивают. Они их усыпляют, как тигров в Африке.

Над этим никто не смеялся, даже Игорь Демьяновский, который знал, что тигров в Африке нет.

И офицеры тоже были серьезны, как никогда.

Они, конечно, уже знали об армейской колонне, разгромленной на Пулковском шоссе, и о том, что к аэропорту не проехать ни по какой дороге.

Но приказ есть приказ. Командование сказало: «Если не проехать, прорывайтесь пешком. Пулково надо отбить».

По поводу того, почему Пулково имеет такую ценность, бытовало две версии. По одной – там собирается сесть корабль пришельцев, и этого ни в коем случае нельзя допустить, а по другой – туда направляется самолет с атомной бомбой, которую предполагается взорвать в городе, если не останется другого выхода.

Но мореман Витек уверял братьев по оружию, что в Финском заливе на дне давно лежит подводная лодка с атомными боеголовками на борту, и сейчас она как раз подбирается к тому месту, где над морем, между Кронштадтом и Питером, в точности напротив Петродворца, висит сейчас в воздухе тот самый корабль пришельцев.

Он только не мог объяснить, откуда ему это известно. Но говорил так убедительно, что многие верили. И даже интересовались, какой мощности боеголовки.

– Если сразу не испепелит, то радиацией точно накроет, – отвечал мореман с привычным уже железобетонным пессимизмом.

Ободренные таким способом солдаты разных родов войск выехали в одном автобусе по Московскому шоссе на Шушары.

Теоретически этот путь мог привести их в Пулково по методу нормальных героев, которые всегда идут в обход. Но практически это была дикая фантазия высокого командования, ибо все до последнего новобранца знали, что дороги к аэропорту надежно перекрыты пришельцами, все без исключения.

Надежда умирает последней, и новобранец Игорь Демьяновский, сжавшись на заднем сиденье междугородного «Икаруса», до самого конца верил, что эти слухи преувеличены.

Но потом откуда-то спереди раздался крик: «Смотрите, вот они!» – и, повернув голову к окну, Игорь впервые за этот день и вообще впервые увидел «летающие тарелки».

34

Ди-джей радио «Ладога» Даша Данилец, нежданно-негаданно ставшая в этот день знаменитой журналисткой, быстро сообразила, где находится эпицентр событий. Те, кого она встречала на улицах города, через одного говорили о высадке пришельцев в Пулкове и о боях, которые ведет там армия.

И для Даши, которую охватил репортерский азарт, было вполне логично отправиться именно туда.

По дороге несколько раз пришлось стоять в пробках. Автовладельцы по-прежнему надеялись вырваться из города, не веря, что все дороги блокированы.

Там, где движение еще хоть как-то регулировалось, приоритет отдавался военным колоннам и спецмашинам, и от этого пробки и заторы росли, как снежный ком, становясь отличной мишенью для параболоидов.

Но Даше везло.

Она дважды попала под обстрел, но оба раза скопление машин атаковал одинокий параболоид, и в первый раз машина менеджера Ромы Карпова оказалась в самом хвосте вереницы и смогла задним ходом свернуть в переулок, не вызвав интереса у пришельцев. А во второй раз она очутилась в крайнем правом ряду и сумела выскочить на встречную полосу.

Менеджер был в ужасе, а Даша, наоборот, уверовала в свою неуязвимость и пригрозила, что если мужчины задумают отступить, то она отправится в Пулково пешком.

Мужчины оказались джентльменами. Один из них – звукорежиссер – тоже имел репортерские задатки, а другой – менеджер – мечтал прославить свою радиостанцию превыше всех в стране.

Правда, оба они с той или иной степенью уверенности убеждали Дашу Данилец, что в Пулково их все равно не пустят. Если не военные, так пришельцы, которым вряд ли свойственны земные представления о свободе слова.

– Ничего, меня пустят, – ответила на это Даша с такой непоколебимой убежденностью, что мужчины немедленно заткнулись и довольно долго ехали молча. Хотя на самом деле они были почти правы.

33
{"b":"1780","o":1}