ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тут инопланетянка несколько растерялась. Похоже, она впервые встретила человека, который изъяснялся столь премудро. Даже хорошего знания языка не хватало, чтобы понять все тонкости смысла.

По этой причине она предпочла воздержаться от продолжения дискуссии. Тем более что к мосту через реку Пулковку уже подогнали автобус и в него уже загоняли оживленных и раздетых догола солдат и офицеров.

Новоиспеченная журналистка Даша Данилец, одетая в одни кроссовки, которые почему-то не расплавились от белого града, чувствовала себя среди них крайне неуютно.

Игорь Демьяновский, которого, в отличие от других, не втолкнули, а пригласили в автобус, сделал движение, чтобы снять с себя камуфляжную куртку и отдать ей, но белокожая инопланетянка остановила его.

За рулем автобуса сидел человек. Мужчина с голым торсом и босой, но в брюках. А Игорю инопланетянка указала на место кондуктора, около передней двери.

Бросив взгляд в салон, Игорь заметил, что обнаженные пленники смотрят на него с неприязнью и даже с ненавистью. Они явно считали его предателем.

– Так, значит? – громко сказал он. – Разделяй и властвуй? Тоже хороший принцип. Вы наверняка забыли сказать ребятам, что особые почести оказаны мне за то, что я убил двоих ваших.

И он отвернулся от инопланетянки и обратился к пленникам, воскликнув с истерической ноткой в голосе:

– Вот так вот, ребята. Убивайте побольше этих инопланетных гоблинов, так они вас еще и орденом наградят.

Неестественное спокойствие, вызванное сонным зельем пришельцев, изменило Игорю, и недобрые взгляды собратьев по несчастью больно ударили по нервам, так что он был близок к истерике.

Инопланетянка совсем не походила на гоблина – скорее на Снежную Королеву во всей красе. Но она поняла, о чем идет речь, и сразу почувствовала, как накалилась обстановка в салоне. А потому угрожающе повела стволом оружия из стороны в сторону и бросила Игорю через плечо с усилившимся от волнения акцентом:

– Ты действительно хороший солдат. Даже теперь не сдаешься и стараешься вызвать бунт. Но в моем оружии есть не только сонные боеприпасы. Есть также болевые. А если понадобится, то и смертельные.

Игорь заметил то, что не видела инопланетянка: как напряглась Даша Данилец у нее за спиной, примериваясь, как бы перехватить оружие.

Она и правда могла это сделать резким неожиданным броском, но Игорь решительно мотнул головой и показал рукой на параболоид, который маячил за окном.

Бежать было некуда.

Жестикуляцию эту заметила и Снежная Королева. Она мгновенно обернулась и, оценив диспозицию, скомандовала журналистке:

– Ты! Садись ему на ноги!

Даша не сразу поняла, что это значит и куда надо сесть, но инопланетянка нетерпеливо ткнула стволом оружия Игорю чуть ли не в пах.

– Садись сюда! Быстро.

Даша сообразила, что должна сесть к Игорю на колени, и даже не стала протестовать. Слишком решительное было выражение лица у Снежной Королевы и слишком красноречиво она водила деактиватором из стороны в сторону.

– Держи ее руками! Крепко, – приказала она Игорю и таким образом обезопасила себя от них обоих.

Инопланетянка отступила на площадку рядом с водителем и могла быть уверена, что ни Даша, ни Игорь не смогут броситься на нее внезапно. Даша сидела к ней спиной, в объятиях Игоря, а ему для броска надо было сначала сбросить девушку с колен.

Но он, понятное дело, даже и не думал ни на кого бросаться. Это только в воображении инопланетянки он был хорошим солдатом. А на самом деле Игорь Демьяновский оставался все тем же инфантильным интеллигентом, по недоразумению одетым в военную форму.

Нервный приступ прошел сам собой, так и не прорвавшись истерическим взрывом. Нагое женское тело вообще хорошо успокаивает. А Даша еще и обняла его рукой за шею – то ли чтобы крепче держаться, то ли по какой-то другой причине.

Автобус тронулся в сторону аэропорта, и Демьяневский устало произнес в пространство:

– Что-то везет мне сегодня на автобусы. Пришельцы уже разбомбили один, так что теперь, по логике, должны появиться наши самолеты.

41

Самолеты вылетели с разных аэродромов практически одновременно, и хотя горючего в баках было под завязку, а перед стартом пилотам желали счастливого возвращения, летчики чувствовали себя настоящими камикадзе, которым выписан билет только в одну сторону.

Вадим Богатырев стартовал в первой волне с приказом отстреляться по параболоидам управляемыми ракетами и сразу уходить. Но он был одним из тех немногих, кто уже испытал на себе мощь оружия пришельцев, и поэтому не верил в благополучный исход схватки.

Правда, с «тарелками» майор в воздухе не встречался. Утром его самолет сбила сама «цель 30» – большой корабль пришельцев, неуязвимый, как скала.

Опытом боестолкновений с параболоидами могли похвастаться другие летчики, успевшие катапультироваться из своих машин прежде, чем от них не оставалось и воспоминания. Но эти пилоты в большинстве еще не добрались до своих частей или вернулись туда уже после того, как части перебазировались на другие аэродромы.

Майору Богатыреву повезло больше. Его даже не арестовала контрразведка, хотя поначалу все к тому шло.

Контрразведчику из Кречевиц пришлось объясняться по этому поводу с начальством, но у него был железный аргумент. Ему приказали только взять у Вадима Богатырева объяснения по поводу его связей с сестрой Василисой и ее матерью Марией Петровной и рассмотреть вопрос о целесообразности ареста в зависимости от результатов допроса.

Контрразведчик объяснения взял, Богатырева допросил и счел арест нецелесообразным. А отправлять офицера на боевой вылет или нет – это уже компетенция его непосредственного начальника, полковника Муромцева.

От Новгорода до Питера на истребителе-перехватчике – меньше пяти минут лету. Но по меркам воздушного боя это много, и Вадим имел возможность хорошо подготовиться к атаке.

Перехватчик уже за сто километров до цели может наводить на нее ракеты. Но это если цель – другой самолет. А параболоиды фиксируются радарами только километров с тридцати, и то ненадежно.

И получается, что на атаку у истребителя – примерно десять секунд. Без всяких гарантий, что удастся не то что сбить параболоид, но даже отогнать его хотя бы на несколько километров.

Ракета плохо держит цель и все время норовит соскользнуть и выбрать себе мишень попроще. Например, другой самолет.

А поскольку самолеты вокруг только свои, обстреливать ракетами параболоиды смертельно опасно.

Но приказ есть приказ.

Пилоты переговаривались напряженными голосами, разбирая цели. И, на первый взгляд, самолетов было больше, чем параболоидов, барражирующих над городом. Но так ли это на самом деле, никто сказать не мог.

Звено из четырех «тарелок», летящих рядом, могло выглядеть на радаре как один параболоид.

Майору Богатыреву достался участок восточнее аэропорта Пулково. Цели здесь были особенно неудобны. Параболоиды барражировали над дорогой слишком близко к земле.

Был риск поразить какие-нибудь объекты на земле – строения, машины, людей. И Вадим решил выманить «тарелки» наверх, на оперативный простор.

И это была его ошибка.

Даже те сбитые летчики, которые не добрались до своих частей, звонили туда по телефону и рассказывали самое главное. Например, что бить ракетами по «тарелкам» надо сразу. Тогда есть шанс разогнать их по сторонам, поскольку параболоиды уклоняются от ракет методом стремительного ускорения.

Но если хоть на секунду замешкаться и дать им себя заметить до залпа – тогда пиши пропало. «Тарелки» с непостижимой скоростью сядут на хвост, и сколько времени после этого проживет самолет, зависит только от настроения пришельцев.

Если им захочется поиграться, то можно продержаться пару минут. Если же нет, то и десяти секунд параболоидам достаточно, чтобы прострочить истребитель белым градом. И тогда лучше дернуть рычаг катапульты сразу. Иначе можно и опоздать.

40
{"b":"1780","o":1}