ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Потом появились параболоиды и стали швырять прямо в дым синие шары. И когда дым осел, последние уцелевшие курсанты отступали обратно к дачным участкам, но их обстреливали сверху параболоиды.

Не ушел из них ни один.

Пленные смотрели на эту картину как загипнотизированные, а когда до них дошло, что дверь автобуса открыта, а инопланетянки нигде не видно, было уже поздно.

Снежная Королева появилась у двери, выскочив неизвестно откуда, и первым делом обратила внимание на раненых.

Их было несколько человек. В одних попали пули, других посекло выбитыми стёклами.

Коротко прожужжал деактиватор, и раненые по очереди стали падать на сиденья и на пол Выглядело это так, будто инопланетянка добивает их, как ненужную обузу, и Даша Данилец испуганно вскрикнула.

На самом же деле Снежная Королева просто не дала им истечь кровью. Деактивация – хорошее средство от ран.

В это время военные начали атаку откуда-то с другой стороны, от леса. Но теперь над аэропортом было уже больше «летающих тарелок», и они положили атакующих без всякого труда.

Воздушный бой над городом прекратился, потому что кончились самолеты. Три волны истребителей были истреблены пришельцами полностью, а четвертую просто не стали поднимать в воздух. Надо было хоть что-то оставить в резерве.

Но когда пленников ввели в здание аэровокзала, они заметили, что Снежная Королева в гневе. На непонятном, но поразительно красивом языке она отчитала двух инопланетянок в шлемах, после чего забрала шлем у одной из них и поднесла его ко рту.

Переговоры через шлемофон были краткими, и через минуту перед входом приземлился параболоид.

У инопланетянки, которая из него вышла, был крайне удрученный вид. А когда Снежная Королева звонким чеканным голосом что-то ей объявила, лицо той сделалось просто несчастным.

Прозвучала короткая хлесткая команда, и инопланетянка неожиданно для всех стала раздеваться.

– Ее что, тоже к нам? – удивилась Даша Данилец.

– Нет, – ответила Снежная Королева. – Она виновата и будет убита.

– Ого! И в чем же она виновата? – спросил Демьяновский.

– Ее квадрат покинул свою зону ответственности для уничтожения самолетов и не вернулся в положенное время. Из-за этого погибли два воина.

Трупы двух инопланетянок лежали здесь же, и приговоренная к смерти могла видеть доказательства своей вины.

Демьяновский тоже бросил на них взгляд, но спросил о другом:

– Квадрат – это «летающая тарелка»?

– Квадрат – это четыре летающих аппарата. Она – командир.

– А сколько самолетов они уничтожили?

Снежная Королева на своем языке переадресовала вопрос приговоренной. Та ответила, чуть не плача.

– Десять, – перевела Снежная Королева.

– И это ее не оправдывает? – поразился Игорь, указывая на приговоренную.

– Она командир. В ее квадрате это уже второй случай за один день. Задача квадрата – устранить угрозу для его зоны ответственности. Варвары использовали свои самолеты как приманку, и ее квадрат поддался на эту приманку. А угроза была другая, и от нее погибли воины.

Игорь пожал плечами и тихо сказал, обращаясь к Даше Данилец:

– По-моему, я никогда не пойму логику этого истинного разума. Мне за убийство пришельцев чуть ли не орден дают, а собственных командиров казнят за то, что они угробили десять чужих самолетов, вместо того, чтобы защитить двух своих бойцов. По-моему, у них в мозгах что-то не так.

– Дикари, – лаконично ответила Даша.

Тем временем командир квадрата разделась догола, и была она до того похожа на обыкновенную испуганную женщину, что Игорю стало ее жалко. Даже несмотря на то, что ее подразделение уничтожило десять российских самолетов.

Снежная Королева сказала что-то еще, и приговоренная отошла к стене.

По сторонам от нее выстроились в полной форме без шлемов четырнадцать пришельцев.

Снежная Королева перевела какой-то переключатель на своем деактиваторе, но вдруг передумала. Взяла из груды трофейных автоматов новенький АК-74 и протянула его Демьяновскому со словами:

– Мы хотим посмотреть, как действует ваше оружие.

– И не боитесь, что я одной очередью доложу всю эту команду? – удивился Игорь, показывая на две шеренги пришельцев.

– Мы все здесь для того, чтобы умереть. Обращенные в прах не боятся смерти. Но тогда ты тоже умрешь.

Игорь скосил глаза на приговоренную и еще раз убедился, что она боится смерти до такой степени, что того и гляди упадет в обморок или разрыдается, как маленькая девочка. Оно и верно – одно дело пилотировать неуязвимый летательный аппарат, и совсем другое – стоять у стенки в ожидании казни.

– А вдруг я герой, – сказал Демьяновский. – Вдруг моя мечта с детства – убить как можно больше врагов, и наплевать, что потом будет со мной.

– У тебя есть возможность осуществить часть этой мечты. Убей ее, – сказала Снежная Королева и показала рукой на приговоренную.

Та что-то крикнула на своем языке.

– Что она говорит? – спросил ошеломленный Демьяновский, завороженно глядя на автомат в своих руках.

– Просит казнить ее милосердно.

– Ну так выполните хотя бы ее последнюю просьбу.

– Нет. Она не заслужила. Убей ее.

– Я вам не палач и не комендантский взвод. Если вам так хочется, берите автомат и стреляйте сами.

– Но ведь ты мечтаешь убивать врагов.

– Нет. Не мечтаю. Я вообще никого не хочу убивать.

Тут из скопления обнаженных пленных, стоявших чуть поодаль и слышавших весь разговор, послышался голос ефрейтора Разуваева:

– Зато мне в кайф пострелять. Если я грохну эту телку, что мне за это будет?

Снежная Королева поняла эту фразу с трудом, но последняя ее часть была понятна без пояснений.

– Мы подумаем о вознаграждении.

С противной ухмылкой и бормотанием: «Блин, как в бане», – «дедушка» Разуваев выкатился из группы пленных и отобрал у Демьяновского автомат.

Бывшие подчиненные приговоренной инопланетянки как-то сразу напряглись и даже нарушили строй. А сама приговоренная стояла, кажется, опираясь спиной на стену, и только потому не падала, губы ее что-то шептали, а глаза были закрыты. И выглядело это так по-человечески, что Демьяновский не мог на это смотреть.

Даша Данилец прижалась к нему и уткнулась лицом в плечо. И вздрогнула, как от судороги, когда автомат выдал длинную очередь.

Когда Игорь снова посмотрел туда, где стояла приговоренная, он увидел кровавые пятна на стене. А убитая лежала ничком, и вся спина ее была в крови, и у ее бывших подчиненных был бледный вид.

Они своими глазами увидели, с каким жестоким оружием выходят против них презренные варвары, и, возможно, даже стали презирать этих варваров чуть-чуть меньше.

43

После относительно мягкой посадки майор Вадим Богатырев несколько минут сидел под деревом в полном бессилии. Перегрузки, два катапультирования, да еще он почти не спал в эти сутки. Прикорнул только в ожидании перебазирования – но это тоже был не сон. Так – полудрема.

Может, оттого он и наделал столько ошибок в этом бесславном бою.

Одно хорошо – в плен не попал. Не успел Вадим восстановить силы, как на него вышли свои.

Это были отступающие. Они даже в бой не успели вступить, но хорошо видели, что случилось с теми, кто вступил. А потому обратились в бегство, не обращая внимания на приказы командиров, которые и сами были сильно не в своей тарелке.

Майора Богатырева отступающие в панике чуть не приняли за инопланетянина. Он так обессилел, что даже шлем не снял и вид имел довольно-таки неземной.

Его вполне могли подстрелить, если бы не нашелся кто-то самый умный и внимательный и не остановил своих спутников окриком:

– Стойте! Что, не видите? Наш это. Летчик. Он первый склонился над майором и спросил:

– Вы ранены?

Богатырев стянул шлем и еле заметно покачал головой. Потом сказал:

– Видели, как они нас?

Солдаты видели только, как на летное поле аэропорта упал самолет.

42
{"b":"1780","o":1}