ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда военные наглядно обрисовали эту картину, штатские неожиданно вспомнили, что у инопланетян могут быть и мирные намерения. И задались вопросом, почему их вообще надо обязательно атаковать.

– Вот оно, хваленое земное гостеприимство! – заметил один из них, известный своими либеральными взглядами. – В кои-то веки братья по разуму захотели установить с нами контакт – а мы по ним прямой наводкой из всех стволов вместо торжественного салюта.

Но военные имели свою точку зрения на этот счет, и с их аргументами крайне трудно было спорить.

Тот, кто пришел с миром, не станет переть напролом. Увидев, что ему не рады, мирный гость должен немедленно покинуть охраняемое пространство и ждать контакта где-нибудь на орбите.

Начальник Генштаба так и сказал президенту, напомнив заодно, что кроме «цели 30» в российском воздушном пространстве находится еще и «цель 120». Она движется над якутской тайгой, где совсем нет людей, и подрыв тактической ядерной боеголовки не принесет там вообще никакого вреда.

– Надо уничтожить эту цель, – предложил генерал, – Возможно, тогда противник поймет, что с нами шутки плохи, и сам отзовет второй объект.

– А вы убеждены, что атомный взрыв наверняка уничтожит эту цель? – спросил президент.

– В эпицентре взрыва любой материальный объект просто испарится, – без тени сомнения ответил начальник Генштаба.

Но президент так и не решился.

Он был готов согласиться, что подпускать «цель 30» к его родному Петербургу смертельно опасно и ни в коем случае нельзя, – но ему претила мысль о подрыве ядерного заряда над российской территорией, пусть даже это будет безлюдная якутская тайга.

Эхо Чернобыля не давало политикам покоя даже через пятнадцать лет после катастрофы.

И ведь еще неизвестно, к чему на самом деле приведет ядерный взрыв. Трудно даже представить себе, какая энергия может высвободиться при разрушении двигателей, способных пронести корабль через межзвездное пространство.

В том, что это именно такой корабль, никто, кажется, уже не сомневался. Доклады летчиков, показания радаров и сведения из зарубежных источников не оставляли никаких сомнений на этот счет. Подобный объект просто не может быть порождением земной технологии. А как бороться с техникой внеземной, никто из присутствующих понятия не имел.

– Нужна массированная атака обычными ракетами, – предложил главком ВВС, который все еще надеялся на своих орлов. – Надо поднять в воздух все самолеты, которые успеют накрыть цель до того, как она уйдет за границу. Поднять перехватчики, ВВС и морскую авиацию и нанести удар одновременно. Если мы даже не уничтожим цель, то по крайней мере проверим ее на прочность и поймем, чего от нее ждать. Сами, а не с чужих слов.

Раздумывать было уже некогда. Либо сидеть сложа руки и ждать у моря погоды, либо предпринять хотя бы это. Вдруг повезет и удастся, по крайней мере прояснить намерения пришельцев.

Если они прибыли с мирными целями, то не исключено, что, встретив такой прием, они все-таки отступят.

Многие из участников совещания у президента – как военные, так и штатские – искренне на это надеялись. Они просто не представляли себе, с какой стороны подступиться к гостям из глубин Вселенной, и были солидарны во мнении, что лучше бы их не было вовсе.

Ни дружественные, ни тем более враждебные пришельцы землянам не нужны. Нас тут и без них неплохо кормят.

Только как бы получше объяснить это самим пришельцам?

Президент России взглянул на часы и, вздохнув, дал добро на предложение главкома ВВС.

4

Стрелка указателя расхода топлива приближалась к критической отметке. Еще немного, и майору Богатыреву не хватит горючего для возвращения на свой аэродром.

Но отзывать на базу перехватчики, которые вели цель с самого начала, никто не собирался – тем более теперь, когда из Москвы поступил приказ о массированной атаке.

Тут каждая машина на счету, и на атаку у них все равно остались считанные минуты – граница рядом. А потом уж как-нибудь дотянут если не до родного аэродрома, то хотя бы до запасного.

Самолетов вокруг корабля пришельцев становилось все больше. К перехватчикам добавились фронтовые истребители, у которых максимальная скорость пониже, но все равно сверхзвуковая.

Сейчас это было не критично. Черный корабль шел на такой скорости, что обогнать его смогли бы даже винтовые истребители времен Второй мировой войны.

Он постепенно сбрасывал скорость, но военным летчикам было некогда гадать, что бы это значило. Их юркие стремительные машины проносились мимо НЛО справа и слева, сверху и снизу, закладывая крутые виражи и снова заходя противнику в хвост.

Истребители то и дело разворачивались над финской территорией, но даже это было уже не важно.

Потому что приказ на атаку наконец поступил и летчики, дрожавшие от нетерпения все последние минуты, как коршуны, ринулись на цель все одновременно.

Каким-то чудом им удалось не поразить ракетами друг друга. Все ракеты с самонаведением выбрали наибольшую цель – а ею был, разумеется, черный корабль.

В следующую секунду летчики по достоинству оценили мудрость земных стратегов, которые догадались, что надо просто выпустить больше ракет – и тогда объекту будет трудно отразить их все.

Когда первая боеголовка взорвалась прямо на поверхности объекта, эфир заполнили крики радости. Но оказалось, что веселиться рано.

Никаких видимых повреждений этот взрыв объекту не причинил, зато пришельцы, похоже, разозлились по-настоящему.

К фиолетовым лучам добавились белые, гораздо более мощные и протяженные, и один такой луч скользнул по крылу машины майора Богатырева раньше, чем тот успел увернуться.

Богатырев резким движением увел истребитель в сторону и только после этого бросил взгляд на крыло. И ничего плохого не заметил. Вреда от белых лучей было не больше, чем от обычного прожектора.

Так, во всяком случае, подумал майор, ложась на обратный курс. Расход топлива уже зашкалил за критическую отметку, и откладывать возвращение было более нельзя.

Но, когда казалось, что все уже позади, в крыле появилась маленькая трещинка. И стала расширяться: сначала медленно, а потом все быстрее и явственнее.

Обшивка расползалась на глазах, превращаясь в жидкую субстанцию. Металл как будто плавился, оставляя в крыле неровные округлые дыры.

Машину затрясло. Она стала заваливаться набок и лишилась управления, потому что стремительная коррозия дошла до элеронов.

Богатырев дернул рычаг катапульты за секунду до того, как истребитель лишился крыла совсем. А связь пропала еще раньше, когда из-за разрыва в цепи отключилась вся электроника – и майор не успел сообщить на землю, что происходит.

Покачиваясь под куполом парашюта и понемногу отходя от чудовищных перегрузок, Богатырев осмотрелся мутным взглядом и обнаружил, что безлюдность здешних болот сильно преувеличена.

Прямо у него под ногами раскинулась на берегу озера деревенька, и на улицу выбегали люди, среди которых майор заметил девушку в ночной рубашке, которая с мальчишеской ловкостью карабкалась на крышу, чтобы получше разглядеть воздушный бой.

А дальше в глубине леса веселым костром пылал самолет. И еще три столба дыма поднимались с другой стороны.

Богатырев понял, что был сбит не один, и почему-то подумал, что по нынешней жаре от этих веселых костров может разгореться такой лесной пожар, что мало не покажется никому.

Но эту мысль сразу вытеснила другая.

Какая теперь, к черту, разница! Враждебные намерения пришельцев подтвердились на все сто процентов, и лесной пожар – это самая меньшая из тех неописуемых бед, которые черные корабли могут принести стране и миру.

5

Сотрудники милиции с Дворцового моста, возможно, все-таки догнали бы наглую девчонку, вздумавшую отрабатывать навыки рукопашного боя на стражах порядка. У них было преимущество – семьдесят пять лошадиных сил против одной девичьей.

5
{"b":"1780","o":1}