ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но все было спокойно.

Богатыревы так и не поняли, почему земляне начали вдруг стрелять друг в друга и почему трое из них высадились на стрелку Васильевского острова из параболоида.

Может быть, один из вооруженных отрядов был их группой поддержки. Пришельцы, переодетые землянами, или земляне, завербованные пришельцами.

Но насчет завербованных Богатыревы после Литейного даже думать не хотели. А Вадим был вообще убежден, что инопланетянам с их технологией никакие земные агенты не нужны.

От этого сцена за мостом казалась еще более необъяснимой. Особенно после того, как параболоид уложил всех участников перестрелки и умчался следом за машиной, которая успела сорваться с места под пулями и струями голубого града.

Но держался он почему-то на приличном удалении от машины и даже не пытался ее атаковать.

Аленка, дрожа всем телом, предлагала где-нибудь спрятаться, пока все не прояснится. Но Вадим отвечал, что на это времени нет.

По каким-то признакам он решил, что наступившая тишина – это затишье перед бурей. А значит, надо пользоваться последней возможностью выбраться из города.

Пусть эта возможность – призрачная, но через несколько часов может не остаться и ее.

Богатыревы вышли на Дворцовый мост в тот час, когда белая ночь готовилась плавно перейти в теплое летнее утро. Пока еще было прохладно и свежо, ветер задувал с моря, силясь сорвать с Василисы разорванную одежду и обнажая ее избитое тело. Но ей было все равно.

Главное – она была снова свободна. Ровно через сутки после инцидента, с которого все началось, Василиса снова оказалась на Дворцовом мосту. И снова преодолевала его бегом.

Она еще подумала, что это, наверное, заколдованный круг и им никогда не вырваться из этого города. Неведомые силы будут раз за разом возвращать их на то же самое место.

Василиса всерьез ожидала, что сейчас откуда-нибудь из-за Ростральной колонны вылетит вчерашний мент и снова придется бить его в пах босой ногой. А дальше будет «Пионерка» – ведь Вадим задумал уходить через Комендань и Озерки в сторону Разлива, где когда-то в шалаше прятался Ленин.

Однако Василиса была уверена, что они никуда не уйдут, а больше всего боялась, что ее снова станут бить большой толпой, а второго раза она не выдержит. Но никакие менты из-за Ростральной колонны не появились. Только лежали вокруг в живописных позах неподвижные люди в форме, но определить их служебную принадлежность было затруднительно.

Непонятно даже было, парализованы они или мертвы.

И надо бежать дальше, чтобы поскорее уйти с открытого места, но Василиса решительно остановилась и подняла с асфальта автомат.

Против пришельцев это оружие вряд ли поможет, но против безумной толпы автомат может оказаться полезен.

Теперь из семейства Богатыревых вооружены были уже двое. И Вадим тоже задержался, чтобы собрать несколько полных магазинов к своему автомату.

А Мария Петровна в этот момент заметила какой-то светящийся предмет около одного из тел. И наклонилась за ним.

Машинально она отметила, что солдат, возле руки которого лежал этот предмет, не парализован, а мертв. Его тело было пробито пулями.

Можно было даже не щупать пульс. С такими ранениями не выживают.

Мария Петровна подняла предмет, уже догадываясь, что это – инопланетное изделие. Даже несмотря на то, что на маленьком дисплее размером со спичечный коробок отображались русские буквы и арабские цифры.

А когда они все двинулись дальше быстрым шагом, переходящим в бег, Мария Петровна поняла, для чего этот предмет предназначен.

53

Скорее всего Игоря Демьяновского и Дашу Данилец спас переизбыток адреналина в крови.

Параболоид не погнался за ними по одной простой причине. Они были заряжены личинками и остановить их можно было без лишних усилий.

Где-то в недрах черного корабля за происходящим следил наблюдатель – полноправный антропоксен с Хозяином во лбу.

На самом деле контроль за личинками осуществлял непосредственно Хозяин, который принимал и передавал информацию по шестидесяти четырем телепатическим каналам одновременно.

Под его контролем находились антропоксены, обращенные в прах. Те, которые предпочли почетной смерти полную унижений и опасностей военную службу на поле боя. Хозяева отреклись от них, и место высших существ заняли личинки мунгара.

Разумных без Хозяина в голове нельзя выпускать из-под контроля. Даже если они искренне верят в свою светоносную миссию и не способны на прямое предательство, все равно им нельзя доверять.

Страх, инстинкт самосохранения, недисциплинированность, плохой самоконтроль и ошибки в принятии решений – вечная беда обращенных в прах.

Армия, составленная из полноценных антропоксенов, могла бы действовать неизмеримо лучше. Но нельзя подвергать Хозяев неоправданному риску.

Если не случится чего-то из ряда вон выходящего, то полноправные таны и теины, которых много на корабле и еще больше на орбитальной базе, выйдут из-под непробиваемой корабельной защиты не раньше, чем на обработанной территории будут подавлены последние очаги сопротивления.

Они сменят на умиротворенной Земле боевые части, после чего обращенные в прах и вспомогательные отряды лояльных антропов будут переброшены в другие зоны, где сопротивление еще не подавлено.

А пока таны и теины остаются на корабле. Некоторые – лучшие из лучших – руководят всей операцией. Другие – самые способные – выполняют функции наблюдателей. А остальные просто ждут.

Разумеется, приведенные эпитеты в первую очередь относятся к Хозяевам. Но ведь Хозяева черпают энергию из тела и мозга носителей. Они используют свободные мощности их мозга для своих целей, а взамен даруют носителям доступ к неограниченным возможностям высшего разума.

Носитель с Хозяином в голове – это единый организм-симбионт, обе части которого в равной степени зависят одна от другой.

Даже самый зрелый и опытный Хозяин мало что сможет сделать в теле идиота.

Другое дело, что он никогда и не выберет для себя такое тело.

Но все равно – наблюдателями могли быть только самые способные антропоксены с самыми опытными Хозяевами в голове.

Когда в работе шестьдесят четыре телепатических канала, наблюдатель может только принимать от личинок пеленги местонахождения.

Чтобы услышать то, что слышит носитель личинки, надо сократить число каналов в несколько раз.

А теперь, когда после инцидента в центре города двое парламентеров полевой разведки пытались убежать на автомашине непонятно от кого – то ли от своих же собратьев людей, то ли от своих кураторов-антропоксенов, наблюдателю пришлось включить визуальный канал личинки. А это большая нагрузка.

Личинка сама по себе не видит и не слышит. У нее для этого мозгов нет. А использовать для этой цели мозг носителя она, в отличие от взрослого Хозяина, не умеет.

Зато она умеет регистрировать и передавать информацию. А принимает и обрабатывает ее взрослый Хозяин. Наблюдатель.

Визуальный канал включается редко. Слишком много информации приходится перекачивать и обрабатывать. Слишком велика нагрузка. Обычно это и не нужно.

Но в этот раз лично шеф полевой разведки предупредил наблюдателя, что парламентеры имеют особую ценность. И прежде всего это относится к женщине.

Со слов старшего контактера, эта женщина – весьма авторитетный в здешних местах распространитель информации, и если ей удастся убедить командование аборигенов в бессмысленности сопротивления, то антропоксены смогут избежать ненужных жертв и нежелательных мер.

Но сейчас пеленг местонахождения личинки показывал, что эта женщина мчится куда-то с опасно высокой скоростью. И надо было решать, то ли пустить параболоид на перехват, то ли обойтись своими силами.

Наблюдатель предпочел бы обойтись. Белый град на такой скорости – вещь опасная. Машина может потерять управление или даже вообще взорваться, если топливопроводы расплавятся раньше, чем разорвется электроцепь.

51
{"b":"1780","o":1}