ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты слышала про этих кошмарных еретиков? – шептала она. – Просто повторить невозможно, что они такое говорят. Будто Хозяева приобщают варваров к свету истинного разума не для того, чтобы даровать им просветление, а просто потому, что высшим нужны тела и мозги антропов. Ужас, правда?!

И все соглашались, да – правда. Ужас. Невероятное кощунство. Отвратительный бред.

Но при этом чуть ли не все обращенные в прах знали краткое содержание ереси, а некоторые даже задумывались над ним.

Мару Киакан, например, страшно удивлялась, почему обращенные в прах остаются разумными без Хозяина в голове. Да, у них хуже память и слабее реакция, у них хромает логика, они чаще совершают ошибки – но в основе своей разум остается все тем же.

Ют Архен Хено-нои в своей прошлой жизни не так уж часто задействовала священную связь, чтобы испросить помощь у Хозяина. Она всегда умела думать своей головой.

Но тогда она над этим не задумывалась. Казалось само собой разумеющимся, что без Хозяина могут жить только неразумные дети. А когда им исполняется сорок девять сезонов, каждый получает своего Хозяина, который и делает их по-настоящему разумными.

Понятия «разум» и «Хозяин» были связаны неразрывно.

Но вот теперь у нее нет Хозяина, а разум функционирует по-прежнему. Только животные инстинкты и страхи проявляются явственнее, и еще не дает покоя любопытство, рождающее мысли о таких вещах, которые раньше даже не пришли бы ей в голову.

И вот наконец любопытство завело Мару Киакан черт знает куда. Случайно, по привычке лингвиста, заинтересовавшись незнакомым словом, она набрела на что-то совершенно необъяснимое.

На этой планете существовала эволюционная теория происхождения разумных аборигенов!

И не просто туманная гипотеза, притянутая за уши и шитая белыми нитками, а глубокое фундаментальное учение, подкрепленное множеством доказательств.

Глядя на картинку, наглядно представляющую этапы эволюции (обезьяна – австралопитек – питекантроп – неандерталец – кроманьонец), нельзя было не согласиться: человек действительно мог произойти от обезьяны.

Но как это может быть?! Ведь на всех варварских планетах гуманоиды – пришлые существа. Они не имеют доказанных генетических связей с местной жизнью и сами ведут свое происхождение либо от богов, либо от инопланетных предков.

Эволюционная теория, подкрепленная доказательствами, могла возникнуть только на той планете, где появились самые первые гуманоиды – первопредки, трансформировавшиеся из животных.

Но если Земля – планета первопредков, то это многое меняет.

Возникает даже вопрос, можно ли вообще завоевывать такую планету обычным способом – как простой варварский мир.

И главное – можно ли ее таким способом завоевать?

63

Черный корабль, который значился в боевой группировке антропоксенов под номером один, сдвинулся с места еще до исхода вторых суток вторжения.

Полевая разведка и ударная группа доложили, что дальнейшая зачистка города не требует постоянного присутствия корабля. Организованное сопротивление подавлено полностью, и нет сомнений, что со всей дальнейшей работой в состоянии справиться локальный гарнизон.

Разведка отчиталась о результатах работы с экспериментальной группой пленных варваров. Все контрольные показатели в пределах нормы, а это значит, что местные варвары вполне пригодны для превращения в лояльных антропов.

Они боятся боли и смерти. Они верят в могущество высших. Они способны здраво оценивать свое положение. То есть для контроля над ними не потребуется чрезмерных усилий.

Наблюдатель не может следить за каждым антропом персонально. Антропы сами должны следить за собой и друг за другом. Они должны знать, что за бегство, дезертирство, неповиновение или сопротивление может последовать суровая кара: страшная боль или неотвратимая смерть.

Когда это случится – вопрос второстепенный. Страх должен быть постоянным и заставлять людей подчиняться.

И по докладам контактеров местные варвары демонстрировали реакции, которые позволяли надеяться, что так оно и будет.

А значит, их можно использовать для службы во вспомогательных войсках.

Вторжение развивалось по плану и укладывалось в наилучший график для подобных планет.

Это означало, что корабль номер один может уже к началу третьих суток вторжения приступить к обработке следующего города, который, по данным разведки, идентифицирован как наиболее значимый в базовой полосе продвижения.

Но когда корабль приблизился к базе полевой разведки, чтобы взять на борт образцы, неожиданно начались эксцессы.

Предполагалось, что экспериментальная группа пленных будет разделена. Часть останется на базе для испытаний в боевых условиях, а часть будет взята на корабль для дальнейших исследований.

Ученых особенно интересовали женщины – ведь им предстоит рожать детей, которые удостоятся просветления.

А военных привлекали мужчины. Среди обращенных в прах было мало бойцов мужского пола. Чаще всего от боли, которую причиняет Хозяин, покидая живое тело, мужчины умирали и сходили с ума. А тех, кого удавалось вернуть к жизни, направляли в отряды ближнего боя.

Универсальные и вспомогательные войска сплошь состояли из женщин. И очень неплохо будет добавить к ним местных мужчин, превращенных в лояльных антропов.

А превращение – процесс несложный. Надо только привить варвару личинку и объяснить, на что она способна. А если не поймет, то продемонстрировать наглядно.

Как раз когда корабль завис над базой, представился именно такой случай. Антропоксены отвлеклись, глядя на приближение корабля, и несколько аборигенов попытались бежать.

Охрана отреагировала с опозданием. Из деактиваторов срезать удалось не всех. Двое скрылись в служебных помещениях.

Антропоксены бросились за ними, но их остановили приказом с корабля.

В дело вступил наблюдатель.

Он послал личинкам этих двоих беглецов команду на усыпление.

Это было проще всего. Усыпить, доставить обратно в главное помещение, там разбудить и перед строем пленных примерно наказать. Продемонстрировать болевые импульсы личинки, а потом, возможно, и убить в назидание остальным.

И тут случился сбой.

Обе личинки послали эхо-сигнал об исполнении команды, но что-то тут было не так.

Один из беглецов продолжал двигаться. Пеленг местонахождения его личинки не оставлял никаких сомнений в этом.

Движения замедлились, а потом и прекратились, но все равно это был очевидный сбой.

Так или иначе, обоих беглецов нашли бесчувственными и вернули к месту сбора пленных.

Но тут случилась новая странность. Один из них, с синей татуировкой на груди, проснулся сам – без инъекции антидота и без сигнала наблюдателя, по которому его могла разбудить личинка.

А дальше этот варвар совершенно невероятным образом сорвал показательную экзекуцию.

Когда беглецов поставили перед строем, наблюдатель дал личинкам команду применить болевой импульс.

Один наказанный тотчас же с диким криком закрутился волчком и, подвывая нечеловеческим голосом, стал корчиться на полу. А тот, что с татуировкой, в это время приплясывал, как буйнопомешанный, хлопал себя ладонями по телу и орал:

– А-а-а-а! Какой кайф! Я обалдеваю!

И так далее и тому подобное.

Это было совершенно невероятно. Даже если он сошел с ума от болевого шока, все равно такая боль должна была скрутить его точно так же, как и его спутника по побегу.

Но что самое главное, наблюдатель немедленно получил перевод его выкриков. Они обозначали высшую степень удовольствия.

Наблюдатель усилил болевой импульс до максимума. Татуированный повалился на спину и кричать, кажется, уже не мог, но то, что отражалось на его лице, не имело ничего общего с выражением невообразимой муки.

Тут было скорее невыразимое блаженство.

Но как это могло получиться, наблюдатель не понимал. И никто не понимал.

Ничего подобного не бывало никогда.

60
{"b":"1780","o":1}