ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Еще он потребовал, чтобы Василиса обулась. Потребовал решительно, приказным тоном, но это не подействовало.

Василиса тихо, но твердо ответила:

– Нет.

– Ну хоть теперь-то можно бы и оставить свои детские причуды! – патетически воскликнула Мария Петровна, но Василиса только повторила:

– Нет. Именно теперь и нельзя.

Из этого следовало, что ею движет глубокая мысль, и тут уже ничего нельзя поделать.

В чем эта мысль заключается конкретно, выяснить так и не удалось, но, наверное, опять что-нибудь типа благословенной энергии земли, которая поможет бороться со зловредными силами неба.

Аська согласилась сменить шорты на джинсы, а рваную футболку – на целую рубашку. И нацепила на голову камуфляжную кепку.

В этой кепке, в штанах, с разбитой физиономией и с автоматом через плечо она выглядела как юная соратница Че Гевары, только что освобожденная братьями по оружию из застенков кровавой тропической хунты.

Генералы песчаных карьеров готовы к бою.

На этом фоне Вадим в полном обмундировании майора ВВС походил на военного советника тропических революционеров, а чтобы их внешний облик больше соответствовал окружающему ландшафту (или наоборот), им надо было благополучно дойти до леса.

Но до этого следовало хоть немного отдохнуть. Богатыревы слишком долго не спали и слишком много прошли пешком.

Каждая минута была на счету, и промедление смерти подобно, потому что в любой момент могли произойти события, после которых все, кто не успел покинуть город, потеряли бы эту возможность навсегда.

Но Богатыревы просто не могли идти.

66

На предупреждение о возможном ядерном ударе по пришельцам, направленное сопредельным странам и Евросоюзу, реакция была мгновенной.

Протесты прислали одновременно каждая европейская страна, Евросоюз в целом и штаб-квартира НАТО в Брюсселе.

Как ни странно, натовский протест был самым сдержанным – возможно, потому, что главная страна блока сама воевала с пришельцами и тоже подумывала о ядерном ударе.

Так или иначе, натовцы лишь рекомендовали российскому руководству еще раз обдумать этот вопрос и сопоставить сомнительный эффект акции с ее вероятными последствиями.

Европейские правительства выбирали выражения гораздо менее тщательно. Ближайшие соседи грозили России полным и немедленным разрывом отношений, если та применит оружие массового уничтожения.

Прочитав все это, президент Дорогин, к вящему неудовольствию военных, еще раз отложил акцию «Последнее средство» и распорядился отправить всем европейским правительствам, Евросоюзу и НАТО еще одно послание. Краткое и прямолинейное.

Президент просил у адресатов помощи в борьбе с инопланетной агрессией. И требовал гарантий, что эта помощь будет быстрой и эффективной.

«Если Европейский союз и Североатлантический блок знают средство остановить вторжение и уберечь столицу России от захвата, а Российскую Федерацию – от национальной катастрофы, то руководство Российской Федерации готово прислушаться к их советам и принять с благодарностью любую помощь, которую они готовы предоставить.

Если же НАТО и Евросоюз не могут предоставить Российской Федерации немедленную действенную помощь и дать Москве и России гарантии безопасности, то Вооруженные силы будут защищать страну своими силами с использованием любых средств, которые имеются в их распоряжении».

Ответа на это послание президент Дорогин требовал незамедлительно.

То, что происходило вокруг черного корабля, зависшего над южной окраиной Санкт-Петербурга, выглядело все более угрожающим.

Параболоиды роились вокруг корабля, почти забросив патрулирование периметра, и было совершенно очевидно, что это неспроста.

Такое затишье бывает только перед бурей.

И было так заманчиво одним ударом накрыть сразу и корабль, и основную массу параболоидов. Чтобы и следа не осталось от этого черного роя.

Президент в заволжском бункере ждал ответа на свое последнее послание и оттягивал решение. Его охрана вздохнула наконец с облегчением. Главу государства удалось без осложнений вывезти из Москвы, а это означало, что головы в ближайшее время не полетят.

А президент вздохнуть с облегчением, увы, не мог. Дилемма – либо ядерные боеголовки уничтожат Санкт-Петербург, либо пришельцы возьмут Москву, – не давала ему покоя.

А главное, в резервном центре управления он гораздо острее, чем в Москве, чувствовал, как ситуация выходит из-под контроля.

Главкома РВСН Дорогин привез с собой, но главком ВВС оставался в столице. И президент даже не мог приказать ему покинуть Москву. Спрогнозировать реакцию строптивого генерала было несложно. Он Просто подал бы в отставку и объявил по радио, что президент решил столицу сдать.

Но что самое важное – для тактического удара генералу даже не нужен был президентский ядерный чемоданчик. Ведь по плану «Последнее средство» тактические ракеты с ядерными боеголовками уже были приготовлены к пуску и поставлены на боевой взвод.

67

Ответа с орбитальной базы первому кораблю антропоксенов пришлось дожидаться несколько часов.

Но когда пришел ответ, никто из посвященных не удивился, что он именно таков.

Куратор экспедиции лично приказывал продолжать приобщение и уделить особое внимание сбору образцов. Информацию об открытии строго засекретить. Первооткрывательницу освободить от всех других обязанностей и поручить ей сосредоточиться только на этом предмете.

Откладывать приобщение такой планеты ни в коем случае нельзя. Наоборот, она должна стать главным приобретением цивилизации антропоксенов, самым нужным и важным за всю ее многовековую историю.

– Совершив это приобщение, наша экспедиция покроет себя неувядаемой славой. Ибо если планета первопредков воссоединится с цивилизацией истинного разума, если первопредки вольются в ряды носителей света высшей воли, то перед такой цивилизацией никакая сила не сможет устоять.

Так говорил сам начальник экспедиции, великий тан Ран Тави Теми-ману, и хотя все полноправные антропоксены и обращенные в прах с детства знали, что против цивилизации истинного разума и так не способна устоять никакая сила, они внимали этой речи с благоговением. Все понимали, какое значение может иметь эта победа, если Земля и в самом деле – легендарная планета первопредков.

Однако это еще надо доказать.

И тут честолюбивый начальник экспедиции тоже хотел обозначить свой приоритет. Трудно сказать, в ком было больше честолюбия – в антропоксене Ран Тави или в его Хозяине Теми-ману, но поскольку второй не препятствовал первому в произнесении речей и отдаче приказаний, можно сказать, что они действовали в едином порыве.

Ран Тави Теми-ману распорядился собрать всю информацию о происхождении человека, которая только есть в уже обработанных городах, найти всех людей, которые хоть что-то знают по этой проблеме, выкачать все доступные сведения по теме из компьютерной сети, пока она еще способна функционировать, и как можно скорее захватить ключевые научные центры планеты.

Ближайшие к первому кораблю ключевые научные центры – это были Санкт-Петербург и Москва.

Петербург был поручен Мару Киакан. Ученые будут руководить ее действиями с орбиты до тех пор, пока ситуация в городе не станет достаточно безопасной для того, чтобы полноправные таны и теины, не подготовленные к работе в боевой обстановке, могли высадиться без страха за свою жизнь и жизнь Хозяев.

Что касается Москвы, то она должна быть обработана в кратчайший срок.

Для облегчения задачи аналитики с орбитальной базы советовали сразу после окружения города передать его властям предложение сдаться добровольно.

– Следует сообщить аборигенам, что они опознаны как первопредки всех гуманоидов Галактики и в случае добровольной сдачи получат максимум привилегий. Возможно, это заставит их прекратить сопротивление, – говорили спецы из группы стратегического планирования.

62
{"b":"1780","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Кто украл любовь?
Сила Киски. Как стать женщиной, перед которой невозможно устоять
Личный бренд с нуля. Как заполучить признание, популярность, славу, когда ты ничего не знаешь о персональном PR
Рыжий дьявол
Ненависть. Хроники русофобии
Ты сильнее, чем ты думаешь. Гид по твоей самооценке
Загадки современной химии. Правда и домыслы
Королевство крыльев и руин
Пробужденные фурии